Литерсум. Поцелуй музы, стр. 33

Лэнсбери откашлялся.

– Мама Малу только что отправила мне по электронной почте фотографии и всю важную информацию по второму убийству мистера Хольта. Я быстро распечатаю их.

Он исчез в спальне, и мы на некоторое время остались одни в гостиной.

– Он милый, – сказала Тия мне, Эмма никак не прокомментировала это, только пожала плечами.

– Верно. Но большую часть дня он хмурится, и этого незаметно, – объяснила я. Хотя должна была признать, что мне нравились его обе стороны. Закрытая и та, которая периодически проблескивала.

Словно для того, чтобы подтвердить мои слова, в гостиную вошел немного нервный, раздраженный Лэнсбери. В руках он нес мяукающего Шелдона. Он посадил его на диван.

– Он бегает по моему ноутбуку, – коротко объяснил Лэнсбери и снова исчез в спальне, закрыв за собой дверь. Шелдон хотел направиться за ним, но сквозь закрытые двери ходить не умел. Он лег перед дверью и стал ждать возвращение Лэнсбери.

Тот чуть не споткнулся о Шелдона, когда возвращался с распечатанными фотографиями и документами. Он выругался, но кот, казалось, не поддался этому и последовал за ним. Шелдон, мурча, стал тереться о ноги Лэнсбери, когда тот раскладывал документы на столе. Там также были некоторые фотографии.

– На большинство из них смотреть неприятно, – предупредил он нас. И действительно. От одного вида фотографий у меня почти пропало желание пить кофе. Вкус пропал, а чтобы удержать стакан, мне пришлось приложить усилия. Эмма двигала фото туда-сюда, а некоторые даже разглядывала через лупу. Тия, немного колеблясь, тоже обратилась к снимкам. Показывать ей фотографии было не совсем законно, но сейчас это не имело значения. А чего Метрополитен не знал… Мой стаканчик быстро опустел, и Лэнсбери незаметно поменял его со своим. Я с огромной благодарностью улыбнулась ему. Слишком большое количество кофеина было вредно, но, по крайней мере, вторая порция имела хоть какой-то вкус. Кроме того, это бодрило меня, так что при просмотре документов я ничего бы не упустила.

Мистер Хольт – вторая жертва, насколько я знала, был застрелен в своей квартире. Он лежал на полу на животе, а на спине блестела кровь. В отличие от места преступления, где был убит мистер Эвенс, эта комната была чистой и убранной. На первый взгляд между этими двумя убийствами не было ничего общего. Конечно, кроме того, что я должна была поцеловать обоих. Но об этом нельзя было догадаться, просто посмотрев на фото.

– У мистера Хольта, в отличие от мистера Эвенса, мы не нашли следов взлома. Должно быть, он сам впустил преступника, или у того был ключ, – сказал Лэнсбери.

Эмма кивнула.

– Все выглядит совсем иначе, чем у мистера Эвенса. С виду ничто не указывает, что эти две смерти связаны друг с другом. – Эмма озвучила мои мысли.

– Была ли для убийцы причина выставлять все таким образом, словно это два разных преступления? – спросила Тия.

– Если преступник хотел скрыть, что эти убийства были совершены одним человеком, тогда да. Это заставило бы полицию пойти по ложному следу, – ответил Лэнсбери.

– То есть он хочет заставить вас думать, что оба, а точнее, все три убийства были совершены независимо друг от друга. Тогда зачем он, в свою очередь, подчеркивает, что Малу является связью между ними? И откуда мы вообще знаем, что в деле замешан один убийца, а не несколько? – переспросила Тия.

– Мы не знаем, сколько замешано преступников в этих делах. Пока с имеющимися уликами это невозможно определить, – проворчал Лэнсбери. Потрясающе. До сих пор в моей голове складывался образ одного сумасшедшего, а теперь выясняется, что их может быть несколько.

– Я думаю, кто-то хочет Малу… вывести из себя, мягко говоря, – добавила Эмма. – Третье убийство ясно показывает, что за этими тремя преступлениями скрывается личный мотив. Либо полиция должна найти другие доказательства.

– С какой целью? Зачем ему это? – раздраженно спросила я. Я сознательно говорила лишь об одном убийце, потому что мысль о нескольких убийцах не укладывалась в моей голове.

Эмма покачала головой.

– К сожалению, я не знаю.

Молчание наполнило комнату, угнетающее настроение повисло в воздухе.

– Фотографий с третьего места преступления еще нет, верно? Ты можешь описать мне, как там все выглядело? – Эмма снова переключилась в режим детектива. Она вытащила блокнот и стала записывать, пока я рассказывала о жуткой сцене, которую обнаружила в нашей квартире. Лэнсбери дополнил мой доклад парой деталей, о которых я не знала. После звонка маме я особо ни во что не вглядывалась.

Причина смерти была той же, что и у мистера Эвенса – первой жертвы. Кто-то зарезал женщину на диване и оставил орудие убийства. Так же, как и у мистера Эвенса, наша квартира была разгромлена, даже больше, чем у него. В целом третье место преступление отличалось от первого большей жестокостью и расчетом. Расположение трупа, сообщение на книгах… Кому-то понадобилось очень много времени, чтобы эффектно представить место убийства.

Чтобы отвлечься, я сварила нам еще кофе и один чай, пока все трое корпели над документами. Но и спустя два часа, после всего выпитого кофеина, мы ничего не нашли.

Телефон Лэнсбери зазвонил, выведя нас из сосредоточенности. Он начал разговор.

– Да?.. Спасибо вам! Сефтон, я переключу на громкую связь, чтобы другие могли послушать, хорошо? – Лэнсбери нажал кнопку на дисплее и положил телефон на середину стола. – Это Эрик Сефтон, судмедэксперт, – сказал он нам. Затем обратился к собеседнику. – Можете начинать.

– Хорошо. Эмм, здравствуйте, – поприветствовал нас мужской голос на другом конце провода. – Итак, я еще раз подробно исследовал красную краску на книгах из квартиры суперинтенданта Уинтерс, об этом меня попросил сержант Лэнсбери. Как вы и предполагали, речь идет не о настоящей крови, а об искусственной. На других местах преступлений была найдена только настоящая кровь, поэтому, к сожалению, никаких совпадений.

– Черт, – пробормотал Лэнсбери. – А я думал, это может быть уликой.

– Это, может быть, и нет, – продолжил Сефтон. – Однако я нашел кое-что, что ускользнуло от нас во время изучения второго убийства.

Мы ближе пододвинулись к столу. Мое сердце забилось быстрее.

– Что? – спросил Лэнсбери.

– У вас есть под рукой фотография мистера Хольта?

Эмма порылась в снимках и вытащила из стопки фотографию с места преступления в доме мистера Хольта. Она положила ее рядом с телефоном, чтобы все могли ее видеть.

– Да. Куда мне смотреть?

– Воротник, – кратко ответил Сефтон. – На нем повсюду брызги крови. Но есть еще кое-что. При первых исследованиях приборы выявили это как ошибку, но ваша подсказка с искусственной кровью натолкнула меня на идею. Помимо крови, там еще имеется губная помада. Необычная, такая, которую используют для профессиональных выступлений. Фильмов, театральных постановок, сериалов. Может быть, тест ДНК даст нам что-нибудь. Мы еще раз изучим улики с первого места преступления. Возможно, мы упустили что-то и там. Мне очень жаль, что так вышло, но из-за огромного количества красного цвета мы просто выпустили это из виду. Такого больше не повторится.