Якудза из другого мира. Том IV, стр. 56

— А может быть даже начнет искать её, — глубокомысленно заметил Нагаи.

Я слышал их краем уха, но сам сконцентрировался на сэнсэе и его подвижной фигуре. Вот он шагнул в правую сторону, но его глаза на миг, всего лишь на краткий миг стрельнули влево. Ага, это ложный маневр! Я тут же ударил влево, туда, где по моим прикидкам окажется тело сэнсэя. И сразу получил по шее синаем. Хорошо ещё, что плашмя, но шлепок был звучным.

— Враг всегда лжив. Враг всегда подл. Враг всегда обманчив. Не верь врагу, даже если он будет хрипеть при смерти. Только пронзив его сердце, можно послушать последний правдивый выдох, — сказал сэнсэй. — Ты сейчас купился на старый прием «игра глазами». Не стоит ни оборачиваться, когда противник смотрит на что-то за твоим плечом. Не стоит пытаться предугадать, что будет в следующий миг — ты должен знать, что случится. Войди в один ритм с противником, а потом стань быстрее.

— Ну ни хера себе ты загнул…

— Или будешь убит, — пожал плечами сэнсэй.

— А вот если бы ты чаще был с женщиной, то научился бы контролировать свои движения и свою координацию, — послышался голос Бизона.

— Да-да, ведь женщина… Она как меч! — воскликнул Ягуар. — Такая же стройная и гибкая, как катана…

— А ещё может ранить до глубины души, когда обругает последними словами, — поддержал его Кот.

— Или может вырезать твоё сердце и забрать себе, не отпуская ни на миг, — ответил Змей.

— А ещё всегда ищет ножны понаряднее, чтобы показаться на людях и вызвать восхищение одним своим появлением, — дополнил мастер Нагаи.

Они что там — бухают? Я отразил очередной удар сэснея и на секунду оглянулся. Этой секунды хватило, чтобы заметить, как Змей прячет в широкий рукав кимоно белую бутылочку.

Точно бухают. Вот жеж какие…

— Не отвлекайся! — рявкнул в очередной раз сэнсэй, когда новым ударом заставил меня упасть на колено.

— Да я не отвлекаюсь. Я предельно собран и серьезен. Даже больше, чем твои бухающие дружки! — тут же сдал я булькающих философов.

— Чего? Вы там без меня? — удивленно вскинул брови сэнсэй, когда посмотрел на своих друзей.

— Ха!

Я сделал выпад и всё-таки ударил Норобу по бедру. Вскользь, но ударил же!

— Ты смотри, а у мальчишки таки получилось, — присвистнул Бизон.

— Да это Норобу зевнул. Ему слишком скучно стало бить чурбан на ножках, — возразил ему Змей.

— Удар был сделан неплохо, — ответил им сэнсэй. — Ученик применил правильную тактику. А вот вы, многоуважаемые засранцы, могли бы и подождать меня.

— Не отвлекайся, сэнсэй, — подмигнул я ему.

— А ты быстро учишься, — усмехнулся тот в ответ. — Научился бить на отвлечение. Надеюсь, что используешь это в бою против онрё.

— В том бою я готов использовать всё, чему научился, — серьезно ответил я.

— Хорошо, я понял твой уровень. Он не нулевой, но явно тебе привычнее сражаться ножами, чем мечом.

— Да, что есть, то есть.

— Но для онрё будет нужен меч, поэтому запоминай всё также, как запоминал оммёдо. Я знаю, что память у тебя хорошая, поэтому смотри, а потом пытайся повторить.

Сэнсэй встал в свободную стойку — сейган. То есть меч впереди под углом в тридцать пять градусов, правая рука почти выпрямлена, а ладонь обхватывает рукоять у гарды. Левая чуть согнута и ладонь обхватывает рукоять ниже. Правая нога впереди, левая на полметра отстает.

Всё это фиксировалось в уме, занося данные в отдельную ячейку.

— Для того, чтобы выполнить правильный хороший удар, нужно свести воедино пять составляющих: дистанция, ударная часть меча, крепость рук, дух и готовность к дальнейшей атаке. Самый главный удар кэндо — мэн, удар в голову. Нужно держать меч на прямой линии и не сдвигать его во время нанесения удара.

— И как же это сделать?

— А вот смотри. Кулак правой руки должен быть чуть ниже плеча. Кулак левой на уровне солнечного сплетения. Правда же просто? Дальше, кончик меча на уровне темени или бровей. Тоже не сложно. А вот и сам удар.

Сэнсэй взмахнул мечом и одновременно двинулся вперед. Он ударил правой ногой землю, как будто передавая импульс удара в замах и сам удар. Синай застыл возле моего лба в нескольких миллиметрах. Ветер от удара колыхнул волосы.

— Киай! — выкрикнул сэнсэй в этот миг.

Однако, я не моргнул, даже когда синай оказался в опасной близости от кожи, поэтому успел заметить, что левая нога без задержки подтянулась к правой и сэнсэй снова оказался в свободной стойке.

— Всё понял?

— Да вроде бы да.

— Тогда повтори!

Я встал в стойку, всё выровнял так, как это недавно сделал сэнсэй, а после произвел удар. Причем повторил всё в точности, как он. И всё равно морщинистое лицо перекосилось недовольством.

— Сейчас-то что не так?

— Ты забыл выкрикнуть «киай».

— Подумаешь, а сам удар как?

— Сам удар недостаточен, если ты не делаешь выкрик, — донеслось со стороны стариков. — Это не просто крик, это составляющая удара.

— Да ладно…

— Прохладно, — покачал головой сэнсэй. — Резкий выдох увеличивает быстроту и силу. Вот если дрова колол, то знаешь. Ага, знаешь. Потом, громким криком ты можешь отвлечь противника или вовсе его напугать. Выведешь из психологического равновесия и можешь брать хоть голыми руками. К тому же сам крик идет непосредственной атакой. Если гаркнешь как следует, то можешь поразить врага на расстоянии.

— Оглушить?

— Ну да, мастер-каратека Мияги Тодзюн тренировал свои выкрики на морском берегу, стараясь переорать шум волн во время шторма. И у него получалось.

— И обязательно кричать во время удара?

— Ты чем слушаешь?

— А если ночная вылазка? Чтобы прошла в полной тиши.

— Тогда тебе больше нужна точность удара, а не психологическая атака. Но во время дуэли ори что есть мочи.

— Да это как-то не по-пацански… — пожал я плечами.

— Ты… Ага, ты надо мной издеваешься… Ну что же, я могу тогда отправиться к друзьям, а ты вскоре отправишься к праотцам. Вот уже над ними позабавишься в полной мере. А я умываю руки.

— Киай! — тут же выкрикнул я, показывая удар.

Старички замолчали, глядя на меня. Сэнсэй Норобу медленно кивнул:

— Повтори!

— Киай! Киай! Киай! — один за другим выполнил я три удара. — Скажи, сэнсэй, а можно другой выкрик использовать? Он более подходит к случаю, да и психологическая атака усилится…

— Какой же крик ты собираешься использовать, мой ученик?

— Хуяк! — сделал я идеальный удар под названием «мэн».