Бывшие, стр. 44

Контрольный выстрел, сметающий всё живое, что существовало во мне. Закрываю глаза не в силах смотреть на свидетельство лжи Троянова.

Женился. Обещал, убеждал, что всё исправит и женился… Не смог воспротивиться отцу, не пожелал терять состояние ради нас с Соней.

Уничтожил. Окончательно и бесповоротно изрешетил всё созданное заново. Маленькая смерть в одной фотографии.

Противный звук бьёт тысячами предупреждений. Прямо сейчас крохотные осколки вдребезги растерзанной души опускаются к моим ногам, чтобы вымостить собой дорогу в мой личный ад.

Глава 21

Сергей

Самолёт садится в аэропорту в назначенное время. Вдыхаю запахи родного города, только сейчас понимая, насколько соскучился.

Моё сердце осталось в Москве. Два сердца, которые стучат лишь для меня. Мои девочки. Непреодолимо тянет обратно.

Сейчас, вероятно, Лиза искупает Соню, чтобы, расчесав тёмные волосы, уговорить дочку спать. Не любит сказки, предпочитая им мультфильмы, готовая пересматривать одно и тоже по несколько раз.

Меня практически тошнит от неугомонной девочки в розовом сарафане, прыгающей по лесу, но Соня желает смотреть именно это, и я молчаливо повинуюсь, готовый на любые жертвы.

Как только выезжаю из зоны аэропорта на экране смартфона высвечивается «Лиана». Уже звонила во время посадки в Москве, тогда было не до неё.

- Слушаю тебя, моя дорогая не жена. И надеюсь, что ты ею не станешь.

- Ну спасибо, Серёжа. Отличное приветствие! – цокает, показывая всю степень недовольства. – Уже почти ночь, а ты так и не сказал, что должно произойти. Обещал, что свадьба не состоится, но прямо сейчас я рассматриваю своё свадебное, очень дорогое платье. – Замолкает на пару секунд, чтобы выдать: - Я окончательно пришла к выводу, что ты не в моём вкусе.

- А кто в твоём? Так и не рассказала за тот год, что мы независимо от нашего желания общались.

- Мужчины постарше… очень-очень постарше.

- О, как! Так что же ты не сказала? Я бы уже давно подыскал тебе милого и обаятельного старикана с тростью и белоснежным протезом во все тридцать два, - откровенно стебусь, увлечённый нашим разговором.

- Ну хватит! – почти скулит, ещё немного и расплачется. – Не настолько постарше!

- Ну ладно-ладно, пошутил. Но, - беру паузу в несколько секунд, - если через пару часов всё случится так, как я запланировал, уже завтра мы оба можем получить то, чего так желаем.

- Правда?

- Да.

- Что требуется от меня? – А вот теперь переходим на конструктивный диалог.

- Через пару часов твоему отцу поступит звонок, и тебе решать согласиться или нет с предложенным вариантом. Я буду уже вне игры. Только от тебя зависит, наденешь ли ты завтра свадебное платье, или же оно так и останется прекрасным украшением твоей спальни.

Тишина в трубке напрягает, и в какой-то момент мне даже кажется, что Лиана уже не со мной.

- Я поняла, - девичий голос становится твёрже. Лиана приняла правила игры.

- До завтра. А, возможно, и нет.

Отключаюсь, теперь полностью сосредоточенный на предстоящем разговоре с отцом. Собраться с мыслями и сыграть превосходно свою роль, чтобы скинуть наброшенную на шею петлю и стать свободным для своей Лизы. Сегодня или никогда. Всё или ничего.

- Ты задержался. - Прилетевшая в меня с порога претензия, даёт понять, что отец не в настроении. – Хорошо, хоть не утром прилетел. Как говорится, с корабля на бал.

- И тебе здравствуй! – Всё же соблюдаю нормы приличия, чтобы не усугублять ситуацию. Он нужен мне спокойным. Пока.

- Пойдём в кабинет. Выпьем. О делах после свадьбы. Всё потом.

Отец сидит напротив, откинувшись на спинку широкого кожаного кресла, сжимает в пальцах широкий бокал, не спеша отпивая по глотку. Расслаблен. Пока. Через пару минут всё измениться. Пора доставать козырь, который был мною припасён напоследок.

- Готов к свадьбе?

- Да. Это же не заключение выгодного контракта. Всё просто.

- Как раз-таки завтрашнее торжество и есть тот самый выгодный контракт. Завтра я заполучу золотые шахты, - мечтательно прикрывает глаза. – Объединюсь с империей Ольховских, умножив своё состояние в разы. Есть ещё время разрастись, чтобы затем передать тебе. И когда-нибудь, всё созданное мною унаследует внук.

Улыбаюсь. Я готов к тому, что произойдёт дальше. Слишком долго молчал, изматывая себя и Лизу.

- А вот этого точно не произойдёт. Твои мечтам не суждено сбыться, отец.

- В смысле? – Резко подаётся вперёд, впиваясь взглядом.

- Не понял? Ты что, не знаешь? – уверен, удивление я сыграл отменно. – Лиана не может иметь детей. Никогда.

Секунда, вторая, третья…

- Не понял… - Таким растерянным я отца не видел ни разу в своей жизни. Игра началась.

- У Лиана две старших сестры, у которых есть дети. Оба внука Ольховского больны, какое-то генетическое заболевание, и дабы избавить себя от подобного, Лиана сделала операцию, после которой не сможет иметь детей. Никаким образом. Так сказать, приняла взвешенное решение. Кстати, уже давно.

- Когда ты об этом узнал? – Поднимается, прохаживаясь по кабинету.

Нервничает. Только в такие моменты накручивает шаги в приличный километраж.

- Вчера, - нагло лгу, но нельзя подставлять Лиану. – И Лиана этого не скрывает, совершенно. Наоборот, сказала, что её решение было согласовано с отцом, который дал добро и поддержал. А Ольховский тебе не сказал?

- Сука! – взрывается. – Словом не обмолвился! Неоднократно говорил ему, как важны наследники, которым когда-нибудь перейдёт в руки всё, что я создал.

- Ну, зато завтра в твоих руках будут золотые шахты.

Кто бы знал, каких сил мне стоит сейчас сдерживаться, чтобы не рассмеяться в голос, глядя в глаза отцу. В данную секунду его безграничные амбиции рассыпаются тихим шелестом под ногами.

- На хрена они нужны, если всё это, - обводит кабинет широко расставленными руками, - некому будет передать?

Сейчас я вижу в отце Ануфьева и вспоминаю слова умного человека, который пришёл к подобному выводу намного раньше, всё заранее определив для себя.

- Тебе решать.

- Что делать? – Хватается за голову.

- На самом деле всё просто. - Закидываю ногу на ногу, продолжая запланированный спектакль. – Представь весы: на одной чаше состояние Ольховских, включая золотые шахты и месторождения драгоценных металлов; на другой невозможность передать всё это богатство следующему поколению, которое бы приумножило твои труды. Шахты или внуки – сделай выбор.

- Тебе сейчас смешно? – переключается на меня. Взгляд пылает злостью, кажется, сейчас кинется, вгрызаясь в глотку.