Опасный дар, стр. 52

Рысь шутливо пихнула её хвостом.

– В том, что ваше колючее величество станет лучшей королевой всех времён!

– А-а… – успокоилась Снежна. – Ну да, ну да, почему бы и нет, – улыбнулась она.


Опасный дар
Глава 24

Она открывает глаза и видит себя в Запретной сокровищнице. Лунного шара над плечом нет, бледно-голубое сияние исходит из стенных ниш, отбрасывая на поверхность древнего льда похожие на светлячков блики.

На сей раз она ощущает себя не каким-то другим драконом, а собой, королевой Снежной, но на всякий случай подносит к глазам лапы, чтобы убедиться. Опаловое кольцо всё ещё на когте, всё остальное, тиару силы и оружие, она сняла перед сном, правительнице негоже бояться кого-то в собственном дворце.

И всё же это видение, хоть и видит она сама себя. Почему?

– Потому что оно последнее, – слышится голос за спиной.

Королева оборачивается. Перед нею возле пустой ниши с надписью «Дар видения» стоит незнакомая ледяная. Даже в призрачном голубоватом свете заметно, что её белая чешуя странно переливается разными цветами, как молочный опал.

Незнакомка улыбается.

– Меня и зовут Опал. Рада с тобой познакомиться, королева Снежна.

– Уж не на тебя ли я злилась последние несколько дней? – криво усмехается королева.

Опал изящно пожимает крыльями.

– На меня злились все, кто надевал кольцо и до тебя.

– Много их было? Неужто каждая королева его носит?

– Нет, кольцо предназначено тем, кто больше всех в нём нуждается.

Снежна подносит коготь с кольцом к глазам.

– А для чего мне? Чтобы узнала о событиях на Пантале и о разумных воришках, которые помогут одолеть королеву Осу?

– Я рада, что оно пригодилось и для этого, – кивает Опал с улыбкой, – но нет, кольцо для тех, кто стал королевой слишком рано, чтобы помочь им стать опытнее и мудрее.

– Иными словами, для бездарных правительниц, чтобы научить их ставить себя на место других и не думать только о себе.

– Ну зачем так прямо, – вновь усмехается Опал, – да и правительница ты не совсем бездарная.

Королева скрипит зубами.

– Ты и правда сейчас здесь, в Запретной сокровищнице? Тогда я пришлю стражников, чтобы заточили тебя в темницу!

– Я умерла много столетий назад, – вздыхает Опал. – Сделала племени магический подарок, а затем прожила нормальную долгую жизнь. Оставила жить лишь малую часть своего разума для последней беседы с носительницей кольца, когда его задача выполнена.

– Не могу поверить, – фыркает Снежна, разглядывая искристый камень, – что первая их них согласилась на такую пытку.

– Она и не могла согласиться, иначе зачем бы понадобилось такое заклятие? Тоже взошла на трон рановато, совсем юной, всего боялась и на всех злилась. Попросила меня зачаровать кольцо, чтобы оно следило за её врагами, дома и в других племенах… а я сделала вот так.

– Великие духи! – Снежна осторожно дотрагивается до камня. – Как же она не казнила тебя, как только кольцо застряло на когте? Я бы, наверное, так и сделала.

– Нет, ты бы заточила меня в темницу, а через недельку-другую простила и выпустила… как и она.

– Ха, недельку-другую! – Щёлкнув хвостом, Снежна самодовольно выпячивает подбородок. – Мне хватило пары дней, чтобы исправиться.

– Значит, ты оказалась лучше подготовлена к трону, чем сама ожидала.

Королева задумчиво разглядывает слежавшийся тёмный лёд под своими лапами.

– А что, если… вдруг я всё-таки ещё не готова? – неуверенно спрашивает она. – Может быть, нужно ещё несколько видений?

– Нет, волшебное кольцо лучше знает, сколько их требуется и какие. Вот самое последнее… – Опал внезапно оказывается совсем рядом и кладёт лапы Снежне на голову.

Теперь она больше не Снежна… а её собственная мать.

Королева Глетчер возвращается в Ледяной дворец после встречи с принцессой Пламень, размышляя о том, какая всё-таки глупенькая пустышка эта претендентка на трон. Глянув с высоты вниз, она видит на центральном дворе играющих драконят и тихонько опускается на балкон, чтобы понаблюдать за ними.

Здесь и три принцессы, Хрусталь, Снежна и совсем ещё крошечная Норка, которая старается не отстать от старших сестёр, но то и дело вязнет в сугробах. Игра какая-то непонятная, но весёлая – драконята беспрерывно носятся, швыряясь снежками и стараясь не пустить соперников в свой угол двора.

Норка вновь спотыкается и барахтается в снегу. Снежна подхватывает малышку и сажает себе на спину.

– Вот мы вам сейчас покажем! – кричит она и бросается через двор. Сбивает противника, который целился снежком, и отбрасывает его, опрокидывая ещё двоих, а затем расправляет крылья и ловит снежок, летящий с другой стороны.

Хрусталь тем временем стоит на середине двора и зевает.

– Нам обедать не пора? – спрашивает она.

– Нет ещё! – кричит Снежна, отражая новые снежки и кидая свои в ответ. – А потом ещё поможешь мне с географией королевства, не забыла?

– Как скажешь. – Старшая сестра снисходительно вздыхает и усаживается на скамейку.

Подставив крылья солнцу, Глетчер с гордостью смотрит на дочерей. Одна спокойная, другая добрая и любящая, третья непокорная и свирепая. Каждая хороша по-своему. Королева уже решила, что не станет драться за трон. Если кто-то из них бросит вызов, она отдаст его без боя, миром.

Хорошо бы Снежне. Мать любит всех трёх, но средняя дочь лучше других защитит королевство от врагов. Конечно, ей предстоит ещё вырасти и набраться жизненного опыта. После войны надо будет вплотную заняться ею… но даже сейчас, наблюдая за игрой, Глетчер видит, какой великой королевой стала бы Снежна.

Управлять королевством дело нелёгкое. Бывают и сомнения, и разочарования, и неуверенность. Переживаешь за всех, за всё племя, да ещё и эти странные необъяснимые кошмары со злобными ночными. А меж тем выглядеть правительнице надо всегда уверенной и сильной.

Для Хрустали и Норки корона стала бы непосильной ношей, она попросту раздавила бы их. Точно так же и Пламень не годится для Песчаного трона, и только сильные ледяные союзники помогут удержать его, если она наконец возьмётся за ум и выиграет войну. А Снежна достаточно сильна сама по себе и справится одна, Глетчер в ней уверена.

Свой высший ранг среди драконят средняя дочь подтверждает каждый день упорным трудом, ледяные драконы нуждаются в такой королеве.

Всё будет хорошо, думает мать, расслабляясь впервые за долгое время. Мысли о дочери наполняют её надеждой. Что бы ни случилось, родное племя не пропадёт.