Опасный дар, стр. 42

Существует ли вообще хоть какой-то способ вызволить из неволи Тау, Брионию, Синя и всех остальных, или отбиться от злой власти драконьим племенам так и не суждено?

Часть третья
Ледяные стены
Глава 20

Последняя ночь перед возвращением в Ледяное королевство прошла удивительно спокойно. Снежна не видела никаких снов и проснулась уже после рассвета под мирный шорох листвы, в которой мелькали солнечные пятна и обеспокоенные глаза стражников.

Дождавшись пробуждения королевы, ледяные солдаты попрятались, остались лишь двое часовых. Рысь, как всегда, выглядела до неприличия бодрой, а у Хрусталь под надменной маской скуки и безразличия явно скрывалась тревога. Кончик хвоста её нервно подёргивался, а взгляд то и дело обращался к верхушкам деревьев, будто сестра подумывала улететь.

– С добрым утром! – Королева ледяных драконов блаженно потянулась. – Знаешь, Хрусталь, я тут подумала и приняла решение. Если захочешь вернуться, я не стану тебя убивать, даю слово… если, конечно, ты явишься не с войском, чтобы меня свергать, – иначе, само собой, убью.

Возвращайся просто так, буду рада и обеспечу тебе безопасность.

– О… спасибо! – смутилась от неожиданности Хрусталь. – Если что, я и не собиралась… ну, свергать тебя или что-то там… правда-правда!

– Ну и дура, – добродушно усмехнулась Снежна. – И да, я даю тебе позволение на брак с Гавиалом.

Хрусталь криво улыбнулась.

– Да я как бы и не просила… но всё равно спасибо.

– Ну, не позволение, так благословение, какая разница! Короче, твоя повелительница не рассердится и не выгонит вас из королевства.

Потупив на миг глаза, сестра подняла их, подозрительно заблестевшие.

– Я так тебе благодарна, – выдохнула она.

– Вообще-то, довольно глупо, – заметила Снежна, – больше расчувствоваться из-за какого-то земляного, чем от обещания не убивать.

Хрусталь невольно рассмеялась, утирая слёзы.

– Я понимаю… Пришла вот попрощаться – говорят, ты сегодня улетаешь домой.

– Да, вчерашний королевский совет оказался крайне плодотворным… и во многом благодаря королеве ледяных драконов – правда, Рысь?

– В высшей степени! – горячо подтвердила советница.

– Надо ещё выбрать название получше для этой тайной миссии, – проворчала Снежна. – Так или иначе, все договорились не есть больше воришек и отобрали драконов, которые полетят на Панталу искать тамошних людей и их таинственную Бездну… Увы, придётся рискнуть ещё одной копией карты, но куда деваться. Лично я предложила бы по прибытии её хорошенько разжевать и проглотить, так надёжнее.

– До сих пор не могу поверить вчерашней новости насчёт воришек, – морщась, проговорила Хрусталь. – Когда вспоминаю, как мы их… просто дурно становится.

– Думаю, теперь многие ужаснутся, – покивала Рысь.

– Зато некоторые другие станут упираться и орать, что всё это неправда и такого не может быть, – оскалилась королева, – но ими предстоит заняться позже. Сейчас у меня все мысли заняты нашей дурацкой Стеной рангов! Как вернусь, придётся снова ею заниматься.

– Ох уж эта Стена! – рассмеялась Хрусталь. – Я тут в Приюте совсем о ней позабыла.

– Как можно? – возмутилась королева. – А я-то старалась, удерживала твоё имя на самом верху Первого круга!

Сестра равнодушно пожала крыльями.

– Когда долго живёшь вдали от неё, начинаешь понимать, насколько бессмысленна вся эта возня.

Рысь глянула на Снежну с гримасой, словно говоря: «Вот видишь, я же говорила, а ты тогда наорала на меня».

– Ну ладно, – встала Снежна, – попрощайся за нас со своим земляным, мне ещё полдня любезничать с королевами, прежде чем улетать.

– Ты сегодня больше похожа на себя, – заметила Рысь.

Вот что значит ночь без видений! А может, они вообще уже закончились? Снежна с надеждой дёрнула за кольцо. Нет, всё ещё упирается. Надо приказать солдатам держаться ближе по пути домой, вдруг она станет падать.

Королевский совет решил принять пророчество всерьёз и направить с миссией по одному дракону от каждого племени. Сама Снежна считала, что для секретности этого многовато, но не стала возражать, потому что спор, кого вычеркнуть из списка, мог затянуться надолго.

С ядожалами, небесными и морскими выбора просто не было – Сверчок, Небо и Цунами, которая назначила сама себя, и прилетевшая позже королева Коралл возражать не стала. Луния с Росянкой уговорили королеву Орешник послать их от шелкопрядов и листокрылов, а королева Тёрн, хоть и с большой неохотой, в конце концов согласилась на какое-то время обойтись без Вихря. Королева Ибис выбрала из добровольцев мощного земляного вдвое больше обычного роста по имени Жаб. Ореола, как правительница сразу двух племён, назначила серьёзного радужного с дурацким, по мнению Снежны, именем Ананас и, как следовало ожидать, ночную Луну.

Самой Снежне пришлось труднее всех, поскольку лететь с миссией хотели сразу двое. Вообще-то, верную Рысь она собиралась забрать домой и сделать советницей уже официально, а то ведь с прочими придворными и спятить недолго. С другой стороны, умной и находчивой ледяной королева доверяла больше других и не сомневалась, что в тайной миссии та показала бы себя более чем достойно. Другой кандидат, двоюродный братец Холод, тоже отличался сообразительностью, и расстаться с ним было бы не в пример легче, но может ли изгнанный дракон выступать официальным представителем племени, если уж решили посылать от каждого по одному?

Ни с кем из них Снежна своими соображения ми делиться не стала, но вынуждена была признать, что с лучшей подругой, которой стала ей Рысь, придётся временно расстаться. Холод окажется куда полезнее в Приюте, следя за безопасностью воришек, особенно Нарциссы. Что скажет, вернувшись из-за моря, Ласточка, если на её подругу случайно наступит какой-нибудь неуклюжий дракон?

На торжественной церемонии все правительницы племён по очереди жали лапы участникам миссии и произносили речи. Какая скука, думала Снежна, стараясь пореже оглядываться на Рысь, чтобы на глаза не наворачивалась предательская влага.

Рысь вернётся, непременно вернётся… вернётся ли?

Гораздо веселее было смотреть на бледно-оранжевого, который так гордился своим геройским предназначением и восхищался новыми друзьями… но потом Снежна поняла, что и его улыбчивой физиономии ей будет не хватать, не говоря уже о страхе не увидеться больше никогда. Вздохнув, она перевела взгляд на гигантского Жаба, тот уж точно не вызывал желания расчувствоваться.

Когда начались вежливые прощания, королева ледяных драконов глубоко вздохнула. Пора было сделать то, что должно, хотя тревога её поднялась до самых лун.

Она подошла к Росянке, которая сидела, сплетясь хвостами с Ивой и держа подругу за лапы. Судя по красным глазам, та проплакала всю ночь.