Опасный дар, стр. 39

– От Ласточкиных воплей кто угодно упадёт, – ворчливо ответил драконий голос.

– О да, я великая укротительница драконов! – захихикал кто-то ещё, опять тоненько. – Ну точно, меня испугалась.

– Вот ещё! – возмутилась королева, но глаза пока не открывались, да и всё тело вело себя так, будто ещё не вернулось на место, ни лапы, ни чешуя, ни крылья.

– Ты слышал, слышал? Она меня поняла!

Самое странное, что говорили они не на драконьем языке, а на человеческом. Нормальный оказался язык, а не верещание лесных зверушек.

Что за слово вообще «человеческий»? Ерунда какая!

– Может, надо… – начал первый голос, но остальная часть фразы превратилась в неразборчивое чириканье. Разум возвращался в себя, и блаженный умиротворяющий холод вновь пронизывал тело от рогов до хвоста.

«Я Снежна, королева ледяных драконов, – с облегчением произнесла она мысленно. – Точно и определённо, это я».

Приподнявшись, она тряхнула гудящей головой и наконец огляделась. Рядом присел бледно-оранжевый дракон с девушкой… то есть воришкой на плече. Тыковка стояла чуть позади, выглядывая с опаской из-за его лапы, явно готовая пуститься наутёк, спрятаться или напасть, смотря что понадобится.

– Извините, ваше величество, – произнёс бледно-оранжевый – слава лунам, по-драконьи. – Мы не хотели вас напугать.

– Ничего вы меня не напугали! – прорычала Снежна, и воришка на плече у дракона отшатнулась, схватившись за рукоять длинного ножа на поясе. – Никто не напугал, просто у меня бывают видения, вот и всё… из-за этой вот проклятой зачарованной штуковины! – Она яростно дёрнула за кольцо.

Похоже, мерзкое украшение решило таким образом возразить ей насчёт воришек. Интересно, с другими королевами такое случалось, попадали они в головы мелкой лесной дичи? Если да, то почему драконы до сих пор не знают о звериной цивилизации, а если нет, то за какие провинности именно ей досталось такое испытание?

– А что ты видела? – полюбопытствовала воришка с ножом.

– Таких, как ты… только, наверное, с другого континента.

Вспоминать видение было труднее, чем прежде: мысли воришек с трудом укладывались в драконий разум. Странные ощущения от длинного меха на голове, плоского гладкого лица и ходьбы на задних лапах до сих пор не развеялись, но знания об окружающем мире расплывались, словно в тумане.

Одно ясно: в той пещере прячутся драконы. Кто, Бриония и её друзья? А что за Бездна такая, интересно?

– Это Ласточка. – Смешливый дракон осторожно тронул когтем воришку у себя на плече. – С Нарциссой вы уже знакомы… а меня зовут Небо.

– Не может быть, – хмыкнула ледяная, и бледно-оранжевый растерянно заморгал, – небесного не могут звать Небом, это просто смешно. У них совсем другие имена.

– Ах да, – нашёлся он, – это Ласточка меня так назвала, а в именах небесных она тогда не разбиралась. – Он пожал крыльями, будто для воришек давать драконам имена – самое обычное дело.

Холод же с ума сойдёт, вдруг поняла Снежна, да и кто угодно на его месте. Воришки беседуют с драконами – это неслыханно! Выходит, Луна не врала, когда говорила, что читает их мысли. Прямо хоть не рассказывай никому, не то получится, что ночные кругом правы! Вот только уж больно соблазнительно полюбоваться на морду двоюродного братца, когда он узнает.

– Что? – вдруг дёрнулся Небо.

– Нам пора, – буркнула Ласточка, теребя его ухо.

– Э, нет! – взмахнула крыльями королева. – Ишь чего придумали! А мне одной прикажете объясняться с Холодом? Мол, Тыковка твоя сбежала… а знаешь… у неё есть подружка, которая говорит по-драконьи, и приятель-дракон, знающий язык воришек… в общем, я их отпустила, тебе это всё равно не интересно! Так, да?

Ласточка ехидно подбоченилась.

– А что нам прикажешь делать – идти с тобой в драконий город? Мол, Нарциссу мы освободили, а потом решили, а давайте вы нас всех сожрёте. Так, да?

Как ни странно, она говорила по-драконьи даже лучше, чем Небо, во всяком случае, иронические интонации получались замечательно.

– Никто вас пожирать не собирается, – заверила королева. – С какой стати вдруг? Мы не едим тех, с кем можем разговаривать, это было бы просто неудобно.

– Быть съеденной ещё неудобнее!

– Ласточка, – вкрадчиво произнёс Небо, – а вдруг и правда там драконы все добрые? Было бы даже интересно с ними познакомиться.

Снежна презрительно фыркнула.

– Я точно не добрая! Пожалуй, самая злая из королев, которые гостят сейчас в Приюте, и если уж я обещаю вас не есть, то другие точно не тронут!

– Разве не здорово было бы, – продолжал уговаривать Небо, – установить мирные отношения с драконами, провести переговоры, а? Ведь это наша давняя мечта!

– Нет, это мечта Лианы! Я больше всего мечтаю, чтобы меня оставили в покое.

Может, это последнее видение так подействовало, но строптивая воришка определённо начинала ей нравиться, и даже мелькнула идея завести по примеру Холода домашнего питомца.

Перед глазами вдруг начало всё расплываться, и Снежна в панике опустила взгляд на кольцо. «Нет-нет, – поправилась она, – я понимаю, воришки не звери, они разумные… подружку я заведу, подружку!»

Как ни удивительно, муть перед глазами тут же исчезла, и никакого видения не случилось.

Интересно, выходит, можно-таки договориться с зачарованным кольцом!

Если, конечно, удастся убедить его, что очередной урок накрепко усвоен… Королева тяжко вздохнула. Тем не менее хоть крохотный лучик надежды, а появился.

– Знаешь что, – обратилась она к Ласточке, – ты ведь можешь познакомиться не со всеми драконами, а только с одним, с моим двоюродным братом Холодом. Поговоришь с ним, и тогда он поверит мне, а убедить его, что вы разумные, в твоих интересах – вас перестанут ловить, запирать и называть дурацкими кличками.

– Лично мне имя Тыковка нравится, – заметил Небо. – Любопытно, как бы он назвал Ласточку? – его глаза вдруг загорелись. – А элегантные маленькие шляпки ему, случайно, не нужны?

– Довольно о шляпках! – прикрикнула Ласточка, шлёпнув его по шипастой шее, и тут же, морщась, отдёрнула руку. – Ладно, уговорили, с одним драконом я встретиться готова.

– Вот и отлично! – Снежна теснее прижала к спине крылья и двинулась сквозь чащу обратно к частоколу.

К сожалению, Холод ждал не один. В волнении хлеща хвостом, он метался туда-сюда вдоль ограды, а Рысь, Сверчок и Вихрь старательно шарили в кустах и траве. Вдобавок по поляне гонялась за белой бабочкой крошечная ядожалиха.

Глядя, как малютка раз за разом безуспешно прыгает на добычу, Снежна невольно поморщилась, сама не зная почему. Должно быть, сообразила она, неприятное чувство досталось ей от Тау или Ио, которых ядожалы пытались схватить. Что за ерунда! Подумаешь, дракончик играет с мотыльком, к чему такие далеко идущие сравнения?