Опасный дар, стр. 29

– Никакой не обед, – возмутился ледяной, – а объект исследования. Я уже столько всего успел узнать о воришках, они такие сообразительные!

Королева закатила глаза.

– А куда подевался тот пришибленный, которого мама разрешила тебе взять с собой в академию?

– Бандита пришлось выпустить в лес, – трагически вздохнул Холод. – Так и не понимаю, что с ним было не так… зато вот эта новенькая совсем другая!

– Уже раз пять кусалась, – шёпотом сообщила Рысь.

– Очень храбрая, да, – с гордостью кивнул он, – все способы улизнуть уже перепробовала.

Королева снова заглянула через ограду. Длинный чёрный мех на голове у воришки был затянут в длинный хвост грязным лоскутом, когда-то ярко-жёлтым. Она бегала туда-сюда вдоль частокола, пробуя в разных местах его перелезть.

– Луна говорит, она ненормальная, – усмехнулась Рысь.

– Кто, Луна? – удивилась Снежна.

– Да нет, воришка. Непременно хочет выбраться отсюда.

Королева нахмурилась.

– Хочешь сказать, ночные драконы и звериные мысли читают?

– Трудно сказать, – ответил Холод, – скорее, чувства. Луна говорит, у них эмоции почти такие же сильные и сложные, как у драконов, – усмехнулся он.

– Даже так? – фыркнула королева. – В жизни так не смеялась! Боюсь, мне больше некогда уделять внимание твоей нелепой затее.

– Холод сказал что-то смешное? – раздался за спиной новый голос. – Если так, вся заслуга моя! Только мне удалось пробудить у него чувство юмора.

Ледяные обернулись к двум песчаным драконам, вышедшим из леса. Тот, что заговорил, вприпрыжку подбежал к Холоду с широкой улыбкой. Снежна узнала его: приятель Луны, стоявший с ней на пляже у хижины дракомантки.

– Ну всё, – вздохнул Холод, – теперь станет не до исследований.

– Ты так скучал по мне, вижу по глазам, – продолжал песчаный, обнимая его крыльями за плечи и тыкаясь носом в шею. – Я тоже с нетерпением ждал встречи, друг мой!

Снежна глянула на родственника с ещё большим изумлением.

– Понятия не имею, кто это, – сухо бросил тот.

– Вот, снова шутит! – просиял песчаный. – Я лучший его друг… а с вашим величеством мы, кажется, официально не знакомы, – обернулся он к Снежне. – Я Вихрь, главный помощник королевы Тёрн.

– Скажешь тоже! – фыркнула песчаная и тут же расхохоталась, так смешно он притворился обиженным.

Рысь незаметно пихнула Снежну хвостом, но та уже и сама узнала смеющуюся. Взойдя на трон, новая королева ледяных, хоть и без удовольствия, нанесла визиты всем правительницам племён, как требовал королевский этикет.

– Королева Тёрн… – склонила она голову точно, как положено.

– Королева Снежна… – ответила поклоном Тёрн. – Очень рада, что застала вас здесь.

– Вот как?

Снежна невольно ощетинилась, ожидая очередных наставлений. Хотя нет, такое больше в стиле Коралл, а Тёрн и сама не слишком жалует правила и традиции… зато бывает оскорбительно прямолинейной в высказываниях.

– Мне очень не нравится, что происходит по ту сторону океана, – заявила песчаная. – Слава лунам, теперь в Пиррии мир, и мы можем поговорить о делах как разумные драконы, а не злобные гиены.

Мир в Пиррии… только касается ли он ледяных драконов? Конечно, война за Песчаное наследство закончилась, но тут же следом королева Глетчер была коварно умерщвлена ночными, и отношение к ним юной наследницы никак не назовёшь мирным.

Что, впрочем, ещё не делает её злобной гиеной!

– Другие королевы собираются прилетать? – спросила она.

– Шквал говорит, прибудут к вечеру! – довольно сообщил Вихрь. Сверкнув янтарной серьгой в ухе, он одарил Холода очередной улыбкой.

Серьга… неужели та самая? Во всяком случае, на вид точно такая же, как те, что спасли племя от чумы Мракокрада. Снежна помнила, как ледяные из Мечты привозили их мешками по поручению королевы Тёрн, и первой заботой новой королевы стало выдать серьгу каждому дракону.

Их носили долго, опасаясь снимать, но потом однажды кто-то решился, и чума не вернулась. За ним последовали другие, и теперь такие серьги уже почти не встретишь на виду, хотя каждый хранит свою в укромном месте, на всякий случай.

На случай, если Мракокрад ещё вернётся.

Сама Снежна сняла серьгу последней из ледяных и носила теперь с собой в мешочке на шее. Как странно видеть с таким украшением жизнерадостного песчаного, наверняка надевшего его просто так.

– У тебя всё в порядке? – шепнула на ухо Рысь.

– Да, как и всегда. – Снежна гордо изогнула шею и уложила крылья по-королевски.

Внезапно что-то ярко вспыхнуло у неё перед глазами, подобно молнии. Голова словно раскололась, и всё вокруг – посёлок, загон для воришек, королева Тёрн, Рысь и остальные – исчезло без следа.


Опасный дар
Глава 13

Он ощущает дрожь в когтях. Они принадлежат ему и в то же время нет.

Его собственные когти никогда не стали бы ловить драконят в паутине и тащить в улей. Его голос не стал бы орать на перепуганных шелкопрядов, а лапы – угрожать им копьём. Откуда оно вообще взялось?

Как долго уже он не принадлежит себе? Дни мелькают один за другим, сливаясь в одну размытую полосу. Королева засела у него в голове, лапах и когтях – и это гораздо хуже, чем он представлял, когда думал о жалкой участи порабощённых Осой ядожалов.

Если отрешиться от внешнего мира, уйти в себя, тело будет действовать и без него, и тогда время исчезнет совсем, но сейчас он не может так сделать. Он в родном улье, где жил до своего бегства со Сверчок и Мечехвостом. Рыщет по знакомым с детства коридорам, врывается в дома и лавки, ловит соплеменников-шелкопрядов, которые когда-то так мирно грелись на солнышке в Саду мозаик.

Бывшие школьные товарищи смотрят на него с ужасом. Они догадываются, что им управляет королева, ведь сам он на такое не способен. Оса теперь умеет подчинять и шелкопрядов. На самом деле даже не она, всё намного хуже… но они пока не знают. Смотрят на собственные лапы, гадая, когда с ними случится то же самое и что они почувствуют – как прежде гадал и он, Синь.

Всё не так просто. Чтобы подчинять шелкопрядов, требуется новое, более сильное Дыхание зла, а драконы, способные ускорить его рост, сумели улизнуть.

Насколько Синю известно, ни Росянку, ни Сверчок пока разыскать не удалось. Может, они уже в безопасности… может, даже где-нибудь в Древних королевствах, вдали от всего этого…

– Ротозеи! – шипит Оса у него в голове.

Как ни странно, его мысли она читать не умеет, зато её собственные слышны ему довольно разборчиво. Оса в ярости из-за шелкопрядов, ускользнувших из её когтей. За два дня, пока её войско спасало из горящих джунглей запасы корешков Дыхания зла, исчезли сотни четырёхкрылых обитателей ульев.