Опасный дар, стр. 27

– Вот что ты задумала? – крикнула она. – Только меня не так легко убить!

Даже не обернувшись, сестра подбежала к земляному, который лежал навзничь, раскинув крылья.

– Гавиал! – крикнула она, припадая к нему. – Гавиал, что с тобой?

– Спасал… тебя… – прохрипел он.

– От кого, бестолковый ты бегемот? Никто на меня не нападал!

– Она… опасная.

Хрусталь глянула через плечо на Снежну, которая стояла на краю поляны, наблюдая за странной сценой. Сестра со слезами на глазах сжимала лапы земляного в своих, а тот таращился на неё снизу вверх с совершенно идиотским выражением. Должно быть, сильно стукнулся головой.

– Ты прилетела убить меня? – спросила Хрусталь.

– Зачем? – хмыкнула королева. – Ну разве что ты и впрямь замышляешь что-нибудь. А что, стоило бы?

– Нет уж, спасибо. Послушай, Снежна, как я могу что-то замышлять? Ты же помнишь, мы все дали клятву матери. Я обещала никогда не претендовать на твой трон.

– Да, но… в смысле, а что, если… – Королева смущённо умолкла. Почему-то ей ни разу не приходило в голову, что Хрусталь воспринимает клятву так серьёзно. – Я хочу сказать, если ты ничего такого не задумала, то почему исчезла?

– Знаешь, если честно, – в свою очередь смутилась Хрусталь, – я была уверена, что ты сама захочешь меня убить. Клятву мы давали не драться за трон, но она не мешает устранить возможную угрозу. Ты не обещала оставлять сестёр в живых.

Королева надменно фыркнула.

– Я не из тех, кто убивает наследниц, чтобы сидеть на троне вечно. Что за глупость!

– А ещё… Мне хотелось пожить где-нибудь ещё. – Хрусталь бросила взгляд на земляного. – Точнее, с кем-нибудь.

Снежна покосилась с недоумением: что за ерунда! Разве можно жить где-то, кроме Ледяного королевства? Тем более здесь, в этой шумной, лепечущей на ветру лесной чаще, набитой драконами из чужих племён! Зачем?

– Снежна, – продолжала сестра, – познакомься с Гавиалом. Мы повстречались во время войны, когда он прилетел с отрядом, чтобы вместе драться с принцессой Ожог. Когда я вернулась домой, никак не могла его забыть.

– Великие духи! – округлила глаза королева. – Вот оно что.

Хрусталь смотрела на земляного с той же идиотской нежностью, хотя, в отличие от него, ни обо что головой не билась. Да у них тут любовь! Сестра спуталась с земляным драконом! Скандал! Где были её мозги?

Выходит, не зря Рыси казалось, что Хрусталь что-то скрывает.

– Я думаю, мама узнала что-то, – вздохнула сестра, – или догадывалась. Потому и не стала отдавать мне корону.

– Потому что пришла в ужас?

Хрусталь гордо вскинула голову.

– Нет, потому что знала, как тяжело мне будет отказаться от любимого дракона. Стань я королевой, нам пришлось бы расстаться: иноплеменникам нет места в Ледяном дворце. Я бы не смогла так жить.

Ничего глупее Снежне слышать не доводилось. Предпочесть какую-то любовь трону целого королевства! Да ещё с земляным, во имя трёх лун!

Впервые после битвы у Яшмовой горы Снежна ощутила ясную уверенность, что мать правильно выбрала наследницу.

Великие духи, сколько же лишних мучений доставило бегство сестры! Ночные кошмары, вечный страх, что та прячется за углом, готовая напасть. Меж тем всё это время Хрусталь жила здесь, наплевав на корону и обнимаясь со своим избранником – самым обычным красно-бурым земляным!

– Ладно… – Королева уселась, поправила крылья, зевнула. – Надо было только сказать мне, а не улетать тайком. Я же потом места себе не находила!

– Разве я могла? – хмыкнула сестра. – Ты так же точно бы скривилась и не отпустила.

Снежна попыталась убрать невольную гримасу отвращения, но получалось плохо.

– Ну, может быть, – нехотя согласилась она. – А чего ты хотела? Земляной, подумать только!

– Я здесь, – слабо откликнулся Гавиал.

Хрусталь надменно щёлкнула хвостом.

– Ты ничего не знаешь о любви, Снежна… и о земляных, если на то пошло.

– И прекрасно без этого обхожусь! – Королева встала и двинулась в сторону посёлка. – Ладно, если ты не собираешься меня убивать, пойду посплю.

– Приятно познакомиться, – просипел ей в спину Гавиал.

От долгого дневного перелёта ныли крылья, но Снежна чувствовала себя лучше, чем когда-либо. Казалось, её чешуя легче лунного света и так же сияет сквозь хмурые тучи забот и невзгод.

Мать знала, что правильная наследница та, для которой королевство важнее всего!

Она подняла взгляд на две луны, уже заметные на сумеречном небе, и споткнулась об упавшую ветку. А может, старая королева считала лучшей Хрусталь, просто выбора не было, потому что та могла бросить трон и улететь к своему Гавиалу?

Снежна тяжело вздохнула – недолго продержалась её уверенность.

Выбравшись из чащи к озеру, она зашла в воду, чтобы промыть царапины, полученные в драке с Гавиалом, и смыть с себя лесной мусор и грязь. Ледяные солдаты встретили её с радостью, небось уже устали объяснять, куда подевалась королева. Проводили до удобного места для ночлега на берегу, подальше от обитателей Приюта, и устроились вокруг охранять, а Снежна принялась рыть себе логово и устилать его мхом.

Интересно, где шляется Рысь? Небось веселится в компании с Холодом и Луной, шатается по посёлку и сплетничает о королеве. Представляете, мол, надела кольцо и не может снять – ну тупая!

Кольцо по-прежнему не снималось, хоть тресни. Снежна улеглась, мрачно разглядывая его в вечернем сумраке. Общаться оно не хотело, ни единой самодовольной искорки.

«Помни, что я тебе приказала! – сердито подумала она. – Мне нужно особое видение, хочу узнать, что случилось с магией дракомантов. Если даже кошмар, только про это. Я твоя королева, и такова моя воля, слышишь?»

Кольцо дерзко молчало. Вздохнув, Снежна с опаской закрыла глаза и стала погружаться в сон.


Опасный дар
Глава 12

Её зелёным крыльям не хватает света, когти ноют от ходьбы по камню вместо лесной подстилки, живот подвело от голода. Здесь мало пищи для всех, кого они прячут, а те, кто летает на охоту, каждый раз приносят тревожные вести об облавах. Рои ядожалов прочёсывают всю равнину.

Кого ищут, непонятно – то ли поджигателей улья Сколопендры, то есть их, то ли Росянку с друзьями.

Рядом свернулся клубком серый дракон, положив голову ей на плечо и сплетясь с ней хвостами. Самый лучший дракон на свете и настоящий герой, который пожертвовал ради общего дела родным домом. Даже когда она злится, он всё равно её любит. Она сама не знает, как могла полюбить хилого шелкопряда, но готова прикончить любого, кто посмеет его обидеть.