Витязь, стр. 86

— Для англичан? — удивилась Лиза. — Но, опять-таки, Фуше на службе у Наполеона, с чего он вдруг станет писать союзникам?

— Фуше давно работает на два лагеря. Он предатель. И там и тут успевает.

— Как вы это узнали?

— Неважно. Так вот, времени в обрез. От этого письма будет зависеть, будет ли втянута Россия в новую коалицию. Я думаю, что наши солдаты довольно пролили кровь за союзников. И мы не должны допустить, чтобы русские войска в эту пору помогали англичанам, австриякам и прусакам. Это их война. И их долг разгромить узурпатора своими силами.

— Я поняла. Но герцог нынче не пишет мне, — заметила печально Лиза.

— Я знаю об этом.

— Что же тогда делать?

— Вам надо завтра же с утра навесить герцога самой. И постараться выкрасть из его кабинета одно из его писем.

— Поняла, — кивнула Лиза. — Но как пробраться в кабинет?

— Я дам вам снотворное. Вы тайком подсыпите его в бокал герцога. Он уснет на полчаса. В это время вы должны достать бумаги, — Павел говорил через силу. Ему было не по себе, от того, что он сам просит ее встретиться с Фуше. Он чуть помолчал, а затем поднял на молодую женщину глаза и пронзительно посмотрел ей в лицо. — Если бы вы знали, чего мне стоит посылать вас туда, но выхода другого нет. Лишь вы сможете затуманить ему голову настолько, что он не осознает, как выпьет снотворное. Не думайте, что я не пробовал сам достать его письма, но все напрасно, у него неподкупная многочисленная охрана. Я один бессилен. Просто моя смерть ничего не даст.

— Я так и не думала. И прекрасно знаю о вашей храбрости и отваге.

— Был бы шанс иначе достать бумаги, я никогда не подверг бы вас такому испытанию, поверьте… — произнес он тихо, печально глядя на нее.

— Я все сделаю, — кивнула Лиза.

— Да, — опять начал Павел и внимательно посмотрел на нее. — После того, как вы возьмете бумаги, вы должны подать мне сигнал.

— Сигнал?

— Подойдете к окну в его кабинете и отодвинете портьеру крайнего окна справа. Я дам вам план первого этажа, чтобы вы знали куда идти. Далее вы должны выйти через его кабинет в сады, это единственное место, где почти нет охраны. Пройдете через оранжерею с цветами, она рядом с правым крылом дома, где кабинет. Потом через грот и выйдете к изгороди. Там я буду вас ждать. Сигнал нужен для того, чтобы я смог подъехать только на некоторое время и забрать вас. Иначе меня схватят.

— Но когда я непонятным образом исчезну из его дворца, это вызовет подозрения, — заметила Лиза.

— Вы правы. Оттого нашу карету оставьте за пределами имения герцога. По моему сигналу Федор уедет. А при встрече с герцогом вы всегда можете сказать, что вам сделалось нехорошо и вы вынуждены были покинуть его дом. И пусть потом Фуше ругает свою охрану, которая беспрепятственно выпустила вас.

— Но зачем такие сложности?

— Чтобы вы смогли беспрепятственно покинуть дворец Фуше, пока он не очнулся, — объяснил ей Павел как ребенку.

— Я смогу выйти и через парадные двери.

— Так вас герцог и отпустил. Я не думаю, что вас выпустят из его дворца, пока вы не отдадитесь ему. Из рассказов Шарлотты я многое узнал.

— И что же? — спросила напряженно Лиза.

— Одну девицу он держал насильно неделю в своем доме. Я же говорил это дом-крепость. Туда просто так никто не входит и не выходит, без воли герцога, поймите!

— По-моему, вы преувеличиваете.

— Такое впечатление, что вы сами не против, там остаться и стать любовницей Фуше! — уже зло добавил Павел.

— Если бы я этого хотела, — начала Лиза. — Я бы уже ею стала, а не ждала вашего позволения.

Павел понял, что сказал глупость. Переведя дыхание, Корнилов тихо продолжал:

— Я пекусь о вашей безопасности и репутации, неужели непонятно.

— Моя репутация уже испорчена, — заметила недовольно Лиза. — И вы прекрасно знаете кем…

Поняв, что она намекает на него, Корнилов начал закипать.

— Вы сами соблазняли меня! — запальчиво выпалил он.

— Поверьте, больше этого не повторится! — так же запальчиво ответила она.

— Вот и прекрасно! — сказал раздраженно Павел.

— Если это все, то я могу снова лечь?

— Да, — кивнул он, все так же проникновенно смотря в ее прелестные глаза. — Завтра поутру я дам вам план дома.

— Я буду готова к десяти, — сказала Лиза.

Павел как-то пронзительно печально посмотрел на нее, кивнул и быстро покинул спальню.


Скользнув взглядом по алому шелку, которым были оббиты стены уютной гостиной, Лиза перевела глаза на герцога. Жозеф сидел напротив молодой женщины за небольшим сервированным столом. Лиза отпила немного шампанского из бокала и протянула руку к тарелке с фруктами.

— У вас вкусное вино, герцог, — произнесла, призывно улыбаясь, Лиза.

— Из самой Шампани, моя прекрасная Луиза. Специально держу его для самых почетных гостей, — ответил заискивающим голосом Фуше.

Герцог пожирал похотливым взглядом молодую женщину в бледно лиловом платье. И до конца не верил в то, что прелестная мадам Корнилова находится у него во дворце. Прошло более часа, как Лиза приехала с визитом в особняк Фуше. Герцог, поначалу опешивший от появления Лизы в своем доме, тотчас отложил все сегодняшние визиты и, расплывшись в плотоядной улыбке, сам провел прелестную гостью по своему парку и дому. Чуть позже Фуше предложил молодой женщине немного охладиться после жаркого солнца и пригласил ее в полутемную гостиную. Здесь уже был накрыт стол с закусками, винами и сладостями. Герцог, стараясь быть галантным, сам отодвинул Лизе бархатное кресло и, усадив ее, занял место напротив нее.

Лиза почти ничего не ела. Она играла роль ветреницы и кокетки, стараясь придать своему лицу беззаботное выражение. Она глупо смеялась над всеми шутками Фуше, который пытался быть остроумным, дабы понравиться ей. Он постоянно подливал ей шампанского и Лиза, сладко улыбаясь, соблазнительным движением то и дело проводила языком по своим губам.

Молодая женщина прекрасно понимала, что герцог ждет, когда она, наконец, расслабиться от выпитого вина и у него будет возможность применить любовную атаку. Фуше уже говорил с ней недвусмысленными фразами, рассыпаясь в многочисленных комплиментах, и даже заявил, что его самое сильное желание, всецело служить Лизе. На это заявление она, кокетливо потупив прелестный взор, заметила:

— Графиня Жанна, уверяла меня, что я могла бы найти в вас щедрого и романтичного покровителя.

— О да, это так! Моя прелестница! Согласитесь стать ближе ко мне, и я осыпал вас бриллиантами с ног до головы.

— Ох, вы смутили меня, мессир, — жеманно заметила Лиза, улыбаясь ему призывным взором. — От ваших слов меня бросило в жар. Вы не могли бы отворить окно?