Иностранка, стр. 93

Она обернулась, и Михаил глухо произнес:

— Мне надобно поговорить с вами, Мари. Отведите детей в детскую и спуститесь ко мне в кабинет.

— Как прикажете, Михаил Александрович, — кивнула она в ответ.


Спустившись в парадную спустя четверть часа, Машенька увидела, что Невинский, одетый в длинный до колен двубортный подбитый мехом камзол, держит в руках ее черный редингот и шляпку. Она непонимающе взглянула на него.

— Пройдемся по саду, мадам, — объяснил он странным напряженным голосом. — Я не хочу, чтобы наш разговор слышали.

Он помог ей надеть редингот, и она послушно последовала за ним в сад. Холодный порывистый ветер, неприятно колющий мелкими льдинками в лицо, заставил Машу задрожать от поздней осенней прохлады. Она следовала за высокой фигурой Невинского по аллее, не понимая, о чем таком тайном он хочет поговорить с нею? Закат уже догорал, и сад был плохо освещен. Она хмуро взирала на широкоплечую спину Невинского, который шел несколько впереди нее, отчего-то опасаясь того, что он, возможно, опять захочет предложить ей какую-нибудь гнусность, раз не хотел, чтобы его слышали слуги. Их последний разговор наедине кончился весьма мерзко, и после было невозможно смотреть друг другу в глаза.

Когда они дошли до дальней аллеи, расположенной в самом глухом углу сада, Михаил наконец остановился и повернулся к ней.

— Мне надобно поговорить с вами об одном деле, — произнес он, растягивая слова и не зная, как начать важный для него разговор.

— Я слушаю вас, Михаил Александрович, — ответила она, подняв лицо.

— Вот что, Мари, — замялся он.

«Будет довольно непросто сказать ей», — напряженно думал он, всматриваясь в прозрачные синие глаза девушки. Он пытался понять, о чем она думает в этот момент, и не знал, как объяснить ей все. Единственное предложение в своей жизни он делал давно, еще покойной жене. К тому же та свадьба была заранее оговорена между семьями, так же, как и согласие Надежды. Сейчас же лицо Маши выражало недоумение, и Михаил, прокашлявшись, сказал:

— Я так понимаю, что мне не обладать вами, пока вы не станете моей по закону. Я это прекрасно понял из вашего поведения по отношению ко мне. Так вот. Я прошу вашей руки Мари и хочу, чтобы вы стали моей женой.

Сначала Маше показалось, что она ослышалась. Она удивленно посмотрела в его напряженные серебристые глаза и чуть нахмурилась. Это было просто немыслимо. После всех унижений и мерзких слов, которые она слышала от него в свой адрес за последний месяц, это предложение повергло ее в шок. Она не знала, что задумал Невинский, но чувствовала, что за его словами скрывается что-то еще.

— Вы хотите жениться на мне? — удивилась Маша, внимательно глядя в его напряженное и мрачное лицо.

— Да, — кивнул он уверенно.

Она моргнула и окончательно опешила. Маша ничего не понимала. Зачем этот мужчина решил жениться на ней, когда она прекрасно знала, что он не любил ее? Она вновь взглянула в его лихорадочно горящие глаза и не смогла понять, что он на самом деле хочет? Его слова казались ей фарсом. Она нахмурилась и спросила:

— Я, наверное, неверно поняла вас, Михаил Александрович. Вы хотите, чтобы я стала вашей женой?

— Да, — сказал он твердо. — Я предлагаю вам стать моей женой.

Уже недовольно повторил Невинский, не понимая, отчего Маша ведет себя так, словно не слышит его.

Его уверенное заявление и серьезное выражение лица навели молодую женщину на мысль, что Невинский говорит совершенно осознанно. Она отвела взор, пытаясь разобраться в его словах. Но что-то в ее голове все равно не укладывалось. Она всегда представляла, что предложение о замужестве делают совсем по-другому. Когда-то давно в весеннем саду Григорий признавался ей в любви. И тогда все было иначе. В тот день, в юности, Маша искренне наслаждалась окружающей ее действительностью. До сих пор Маша помнила запахи роз и свежей зелени, которые наполняли сладостью и свежестью воздух. Ветер трепал ее длинные локоны, а руки Григория ласково обнимали ее за талию. Она смотрела в его сверкающие красивые глаза и чувствовала себя совершенно счастливой. Григорий говорил ей, как она прекрасна и желанна, как он хочет, чтобы они всегда были вместе. А после он ласково целовал ее в губы. Она видела, что его глаза выражают безграничную нежность. Маша отвечала молодому человеку с тем же пылом и любовью и жаждала от него предложения о замужестве.

Сейчас же она стояла в тихом, безлюдном и холодном саду, с замерзшими деревьями и легким снежным покровом, который выпал часом ранее. Ночной мрак уже опускался на поместье, и вокруг громко каркали вороны, устраиваясь на ночлег. Мужчина, который стоял перед нею, не был похож на счастливого влюбленного. На лице Невинского Маша видела недовольство и печаль. Его мрачный, страстный и какой-то угрожающий взгляд, обращенный на нее, вызывал в душе неуютное чувство тревоги. Нет, он явно не хотел жениться на ней. К тому же для чего надо было идти в этот замерзший, потонувший в холодных сумерках сад, чтобы сделать ей предложение? Отчего он не мог это сказать в теплой гостиной? Как будто боялся, что все узнают о его решении жениться на ней, как будто пытался все скрыть, не желая огласки.

Маша зябко поежилась в своем тоненьком рединготе и поняла, что настоящий момент ей не нравится, происходящее вызвало в ней странную тоску и вместе с тем даже тревогу. И тут Машу осенило. Ах да! Невинский что-то сказал об обладании ею. Да, вот именно, он захотел всего лишь ее тела. Понятно, для чего весь этот разговор. Все те же самые желания и новые попытки склонить ее к близости. Но в настоящее время она достаточно хорошо знала о его желаниях. Теперь ей в голову уже не придут глупые мысли, которые поначалу витали в ее фантазиях о том, что Невинский влюблен в нее. Да и его желание жениться возникло потому, что он хотел добиться от нее близости. И это было мерзко. Поскольку она жаждала, чтобы мужчина сначала полюбил ее душу, ее существо, ее натуру, а уж потом и внешнюю оболочку. Ведь она так устала от того, что из-за красоты ее постоянно воспринимали как игрушку для вожделения. Она отвернулась и тяжело вздохнула, следя безразличным взором за тем, как ветер играет опавшими листьями. К тому же Невинский не знал о ее прошлом. Прошлом, которого следовало опасаться и скрывать, дабы жить спокойно.

— И что же, Мари? Каков будет ваш ответ? — уже недовольно заметил Михаил, нервно кусая губы, устав от ее долгого молчания. Маша вновь обернулась, и ее глаза показались ему невероятно дорогими.

— И вы готовы забыть о том, что я бедна, что я иностранка и мое происхождение не так благородно, как ваше?

— Меня это не смущает. Ваши прелести прельщают меня настолько, что я готов позабыть об этом, — не задумываясь, вымолвил он.

Машенька напряглась, услышав такой прямой и страстный, полный вожделения ответ. Да именно это она и предполагала. Обычное влечение. Но сам факт того, что он все же нашел в себе смелость и предложил ей стать его женой, очень подкупал, и было невозможно приятно в этот миг. Оттого Машенька не могла решительно ответить ему «нет» теперь. Потому что не знала, чего хочет в эту секунду, убежать от властного человека, который стоял перед нею, или узнать его лучше? Она тяжело вздохнула и открыто посмотрела в его лицо.