Хождение к морям студёным, стр. 68

Поняли пришельцы: поразить ее можно только заговоренной стрелой с наконечником из мамонтового бивня. Отыскали такую и дали самому меткому лучнику. Пробила стрела волшебный круг и угодила прямо в горло маленькой шаманке…

Облачко на речном просторе

Хоодуот-Албын похоронил дочь на вершине острова Рыжего мамонта и установил столб. На другой день после гибели Сылаас-Лыах опустился долгий непроглядный туман. Старый шаман понял: это знак ему выходить на тропу мщения. Вернувшись под покровом тумана на материк, он совершил обряд превращения в огромную белую росомаху. И начало это чудовище свою страшную охоту на пришельцев.

Что ни день — десятками находили их растерзанными. Как ни оберегались вражеские воины — ничего не помогало. Не было спасения от огромной росомахи. Вскоре оставшиеся в живых покинули землю племени Хоодуот-Албына.

А старый шаман так и не смог превратиться обратно из росомахи в человека — слишком много пролил и испил крови. До сих пор это чудовище бродит где-то по тайге и тундре, ищет себе добычу.

В давние времена, заметив в ясную погоду над островом-горой светлое облачко, люди говорили: это маленькая шаманка явилась и высматривает, не идут ли на землю ее племени враги, не появился ли на горизонте корабль с ледяными парусами…

Притягательная сила

Есть географические объекты, известные во всех странах, всему человечеству. Есть на больших картах и в атласах незначительные точки, известные только тем, кто живет и трудится неподалеку от них.

Но и эти географические точки имеют какую-то, не всегда объяснимую, притягательную силу. О них пишут стихи, поют песни, слагают легенды, в которых иногда нелегко понять, где правда, а где вымысел.

Невелик остров Столб, да есть в нем нечто завораживающее, манящее. Не зря столько имен давалось ему людьми в разные времена.

Потому, наверное, подолгу задерживают на нем взгляд те, кто много раз его видел. И приезжему обязательно укажут на остров Столб и поведают давнюю-давнюю историю.

Правдивую?.. Приукрашенную?.. Выдуманную?..

С северо-запада стал быстро надвигаться туман. Потянуло холодом. Скрылись ленские берега. Глухо и устало звучали теперь крики чаек.

Старый Николай озабоченно огляделся по сторонам и приказал:

— Возвращаемся!

Он опустил пальцы в чашу с «вещей водой», потом стряхнул капли на все четыре стороны света.

— Да сохранится Север для потомков!..

Я не стал спрашивать, зачем старик это делает.

Может, для того, чтобы мир не переменился к худшему, и не погасла Полярная звезда, и Арктика не замкнулась от человека, и черный стерх не каркал вороном, а белый ворон не плясал танец стерха. А еще, чтобы жаркая луна не пробуждала мертвых, а холодное солнце не отбирало тепло у земли и свет не возвращался в свой источник, и чтобы не являлся людям корабль с ледяными парусами, и этот остров навсегда остался ступенькой света, а не ступенькой тьмы.