Войны Сорока Островов (Часть первая), стр. 8

Кажется, теперь я понимаю.

Передо мной было что-то очень похожее. С пятидесятиметровой высоты, из отверстия в обшивке Купола, я смотрел на игрушечный мирок.

Мирок, диаметром в десятки километров.

Маленькие острова, раскиданные причудливым узором, казались отсюда не более реальными, чем те, вышедшие из-под рук кондитеров. Нет, они не были совсем уж крошечными — не меньше сотни метров в диаметре. Ровные, песчаные и каменистые, похожие на скалы. На каждом острове я видел замки. Не такие красивые и величественные, как в легендах, конечно…

«И стекли краски со стен, а небо стало серым и близким, и увидели они, что всё — обман, и расстроились. Многие устрашились, но Ушедший Гайд Дима сказал…»

Небо и впрямь было близким и серым. Может быть когда-то оно и казалось настоящим — голубым, с красным… нет, с желтым солнцем. Но теперь это был просто металлический потолок. Высокий, неровный, пробитый в нескольких местах — огромные листы, свисающие вниз, открывали бреши в десятки и даже сотни метров. Сквозь них и падал в Купол свет — тоскливый, будто закатный сумрак. Купол прохудился, как крытые соломой хижины беспамятных… Я даже заметил, что те замки, что находились под дырами, выглядели куда более обветшалыми и потрепанными.

А один замок буквально рассекло надвое упавшим сверху металлическим листом. Словно великан в припадке ярости обрушил на серые стены исполинское лезвие — и не потрудившись вынуть, брезгливо ушел.

Меня била мелкая дрожь. Этого не могло быть! Купол, острова и замки — все обрело явь и плоть. Но я не готов к такой яви! Не готов! Если бы хоть мир Купола сохранил свою воспетую в песнях красоту!

Не хочу видеть правды! Высохшее море, заброшенные острова, тусклые стены замков — нельзя превращать легенду в мусорную свалку!

И только мосты, ажурной сеткой растянутые между островами, были легки и красивы, вопреки всему. Когда-то на них сходились в бесконечных поединках наши предки. Те, кто пришел с Земли… кого завлек сюда Враг. В руках каждого был Древний Меч, и они еще не знали, что тюрьма скоро рухнет… а мечи останутся.

Навсегда.