Лунный зверь, стр. 55

Миц завывала без умолку. Лисичка была убеждена, что брат пропал по ее вине.

— Это я подстрекала его отправиться в усадьбу, — по секрету сообщила она Камио. — Если бы не я, он был бы жив-здоров. Почему только я такая идиотка!

— Ты вовсе не идиотка, Миц. Просто ты слишком молода, — успокаивал дочь Камио. — Не терзай себя попусту. Это все моя вина. Я за вами не уследил. Не объяснил вам как следует, что к чему. Знаешь, тот гнусный пес в усадьбе и так принес твоей матери много горя. А как-то раз едва не прикончил нас обоих. Да, забавный тогда вышел случай. Представляешь, мы плохо поняли друг друга, все перепутали и в результате поодиночке отправились в усадьбу — друг другу на выручку.

— Ты и О-ха? Вы сами сунулись в усадьбу? — недоверчиво переспросила Миц. Глаза ее округлились от удивления.

— Ну да. Так что все в свое время делают глупости, не только ты. Мы тогда были уже взрослыми лисами, да что толку. Сама знаешь, взрослые часто говорят разумно, а поступают совсем наоборот. Не вешай нос, Миц. Подумай лучше о жизни, которая тебя ожидает. Не к чему корить себя за ошибки, совершенные в прошлом, поверь. В жизни и без того хватает неприятностей. Всегда смотри вперед, малышка.

— Попробую, — согласилась Миц.

К концу лета двоих оставшихся лисят уже можно было счесть вполне взрослыми. И когда в воздухе ощутились первые дуновения Запасая, для них, как и для всех молодых лис, наступила пора расставаться с родителями и родной норой. А-сак должен был подыскать себе подругу. Но, как выяснилось, он отнюдь не питал склонности к семейной жизни.

— Я слыхал о мудрой лисице, что живет в кургане, — как-то сообщил он родителям. — Это не простой курган, он не похож на те, что создала природа. Напоминает холмики, что насыпают кроты, только более пологий, круглый и сплошь порос дерном. И конечно, во много раз больше кротиных холмиков. Мне рассказывали, внутри там множество спален и коридоров, а в самом центре хранятся человечьи останки. О-толтол, лисица-вещунья, которая живет в кургане, утверждает — это кости одного из первых охотников, вышедших из Хаоса Моря при помощи кошек и собак.

— О-толтол? — встрепенулась О-ха. — Лисица, говоришь? И что, молода она?

— Да, лисица. Но только она не из тех, кто только и думает, как завести себе дружка и наплодить детенышей, — презрительно отрезал А-сак. — Не надо мерить всех по своей мерке, О-ха. Мудрая О-толтол, подобно мне, пренебрегает низменными потребностями тела и отдается высоким потребностям духа. Много лет и много зим прожила она в кургане затворницей и ни разу не видела солнечного света. Она решила умереть там, не удостоив мир прощальным взглядом, ибо не желает, чтобы взор ее осквернили своим видом мерзкие двуногие твари.

— Это люди, что ли?

— Кто же еще. Они заполонили землю без остатка, и О-толтол не хочет, чтобы их отвратительный лай достиг ее ушей, а удушающий смрад — ее ноздрей. Никто из презренных двуногих тварей не в состоянии отыскать вход в курган отшельницы.

Камио понимающе кивнул:

— Ясно. А ты, я вижу, вознамерился найти этот курган. Что, тоже собрался остаток дней провести в темноте, чтобы уберечься от скверны?

— Нет, — изрек белый лис, бросив на отца высокомерный взгляд. — Но ты прав, я хочу отправиться к великой отшельнице О-толтол и попросить ее, чтобы она снизошла к моему невежеству и просветила меня своей мудростью. Темнота и тишина обострили ее ум, и ей открылось многое из того, что для простых лис до скончания веков останется тайной. Ей являются пророческие видения, и глубина доступных ей откровений превышает наше понимание.

— Вот как? Ну что ж, в таком случае будем с особым нетерпением ждать, когда ты вернешься к нам, А-сак. Глядишь, и нас малость просветишь обретенными знаниями.

— По моему твердому убеждению, — возразил А-сак, — дети, оставив родительскую нору, не должны возвращаться туда вновь. Возможно, когда-нибудь нас сведет случай. Но сам я не буду искать с вами встреч, так и знайте. Мне предстоит путь духовных свершений, а значит, я должен забыть о том, что происхожу из простой, заурядной семьи, чуждой высоким порывам.

— Ты что, стыдишься нас?

— Не стыжусь, нет. Я благодарен вам, и даже питаю к вам определенное уважение. Но в конце концов, вы с матерью лишь средство, давшее мне возможность явиться в мир. И теперь, когда миссия ваша окончена, мало что связывает меня с вами. Ты сам понимаешь, нас привлекают разные стороны жизни.

— Понимаю, как не понять. Ты, похоже, вообразил себя светочем духовности, а нас — жрецами тьмы.

А-сак затряс своей белой головой. Взгляд его красных глаз встретился с грустным взглядом Камио.

— Вижу, ты обиделся, — произнес молодой лис. — Решил, если я намерен покинуть вас в поисках своего предназначения, значит, я вами пренебрегаю. Но это не так. Да, вы скромные, ничем не примечательные лисы, но вы навсегда останетесь моими родителями. И когда я обрету наконец путь к истине и имя мое прогремит среди лисиного племени, вы по праву будете гордиться своим сыном и дарованным ему высоким уделом. Знаю, и ты, и мать предпочли бы потерять меня, а не А-кама. Будь на то моя воля, я бы сам поменялся местами с братом. Уверен, дух мой только возвысился бы после подобных испытаний. О, пусть страшный пес, порождение Тьмы, лишит меня хвоста! Пусть коварные двуногие твари захватят меня в плен! Я жажду страданий!

Камио покачал головой:

— Довольно, А-сак. Надеюсь, расставшись с нами, ты найдешь не только испытания, но и те совершенства, о которых мечтаешь. Помни, что бы ни случилось, твои скромные родители всегда дадут тебе кусок и местечко в своей норе. А если после того, как слава увенчает твое чело, ты снизойдешь к их убожеству и удостоишь своего посещения, их счастью не будет пределов.

— Я в этом не сомневаюсь. Поверь, Камио, я очень привязан к тебе и к О-ха. Просто я не даю волю чувствам, особенно сейчас, перед разлукой. Истинному философу должна быть присуща сдержанность.

После этой утомительной беседы Камио было особенно приятно поболтать со своей маленькой лисичкой. В отличие от брата, Миц вовсе не горела желанием расстаться с родителями.

— Никуда я от вас не пойду, — заявила она.

— Вот еще новости. Ты ведь уже несколько месяцев не спишь в нашей норе, — заметил Камио.

— Ну и что. Все равно мы вместе. Вы рядом, и мне так спокойнее. А если я уйду от вас, это будет значить, что я уже совсем взрослая. Никто мне больше не принесет ничего вкусненького. Мне придется самой о себе заботиться, самой добывать себе всю еду.

— Ничего страшного. Ты прекрасно охотишься, а уж в мусорных бачках разбираешься как никто другой. Голодной не останешься. А на черный день заведешь кладовую. Найдешь укромное местечко и будешь там хранить еду про запас. Лучше всего овощи, они долго не портятся. Все будет в порядке, Миц. Ты умная лисичка, и я за тебя не волнуюсь. Тебе еще предстоит узнать столько интересного. Можешь не сомневаться, лисы-самцы будут ходить за тобой по пятам.

— Очень они мне нужны! Я пока вовсе не собираюсь заводить мужа и детенышей, — решительно воспротивилась Миц.

— Дело твое. Ну, если не хочешь с этим спешить, прогонишь всех ухажеров прочь и будешь сама себе хозяйкой. Сама знаешь, мы, лисы, привыкли ходить перед лисицами по струночке. Оскалишь зубы, скажешь: «Пошли прочь!» — и они уберутся, поджав хвосты.

— Я так и сделаю. По крайней мере, в этом году мне не хочется связываться с лисами.

— И знай, мы с матерью всегда рады тебя видеть.

— А когда мне придется уйти от вас? — со вздохом спросила лисичка.

— Сама знаешь, обычно молодняк обзаводится собственным домом как раз сейчас, осенью. Думаю, в ближайшие несколько дней тебе стоит осмотреться в округе, подыскать себе хорошую нору. Когда найдешь себе что-нибудь подходящее, вернешься к нам, попрощаешься. Надеюсь, А-сак тоже известит нас, что у него все в порядке. Хотя от него всего можно ожидать — уже предупредил, что может уйти и не вернуться. Ну а если никакого подходящего жилья не подвернется или тебе уж очень не захочется покидать нас, оставайся. Никто тебя гнать не собирается, и все же, Миц, по моему мнению, прежде, чем решить, чего ты действительно хочешь, ты должна повидать мир. Бывает так, что выросшие детеныши остаются с родителями, верно, но вдруг тебе понравится жить самостоятельно? Во всяком случае попробовать не мешает.