Любовная связь, стр. 2

— Откуда вы взялись? — лучезарно улыбаясь, спросила Марли, одновременно прикрывая листы альбома картонным переплетом. Она подобралась и напрягла мышцы ног, готовясь при необходимости действовать быстро и решительно.

— Кто вы такая и что делаете здесь?

— Я Марни Райт. Я приехала в гости к… я здесь... я просто пришла сюда, — с ноткой раздражения закончила она. Я здесь, чтобы переосмыслить свою жизнь. Я здесь, чтобы наметить цели на будущее. И я не ожидала встретить здесь Невероятного Халка!

— В горах больше никого нет. Так к кому же вы собирались отправиться в гости?

— Я остановилась в старом домике моей бабушки. Там, внизу, — Марни указала в сторону подножия горы. — Она…

— Вы одна?

Марни не была глупой.

— Я кое-кого жду. Они скоро при...

— Встретьте своих спутников с другой стороны моста.

Вместо того, чтобы обидеться на грубость, Марни была заинтригована.

— А вы кто такой? — с любопытством спросила она. — И что делаете здесь в это время года?

— Леди, вы не на чертовом светском рауте. Перестаньте болтать и проваливайте, — его губы сжались в тонкую полоску. — Забирайте собаку и шагом марш отсюда.

— Шагом марш? — Марни склонила голову набок и подтянула на колени рюкзак. Однозначно, военный. Ей был хорошо знаком этот тип мужчин. Ее брат Майкл служил в «морских котиках».

К несчастью для этого парня, ее уже достали постоянные указания, что и когда ей следует делать, исходящие от властных представителей мужского пола. Она почти уверена, что стрелять он не станет. И сейчас она была вполне довольна тем, где находилась, большое спасибо. Марни невинно посмотрела на него.

Он повторил свою фразу по-французски, затем по-немецки, на случай, если она не поняла того, что он от нее требовал. Его грудного тембра баритон словно нежные руки ласкал ее, заставляя вибрировать каждую косточку. Более того, она чувствовала, что низкое звучание этого глубокого, неотразимого, срывающегося от нетерпения голоса, вызывало в ее теле необъяснимый трепет.

Этот мужчина привык отдавать приказы и наблюдать за их немедленным исполнением. Его пристальный взгляд неспешно прошелся по ее фиолетовой рубашке, полурасстегнутому пальто, поношенным джинсам и тяжелым походным ботинкам, а затем проделал тот же путь назад.

Марни дрожала так, словно он по-настоящему касался ее. Его глаза были удивительными — гипнотизирующие, недружелюбные, насыщенного синего цвета. Он разглядывал ее с той тщательностью, с какой обычно рассматривают особо опасных пресмыкающихся. Затем, все так же не отрывая от нее взгляда, он обошел разлапистые корни дерева, на котором она сидела, и остановился прямо перед ней.

Вблизи он казался значительно более устрашающим. У него был прямой нос и густые брови, одну из которых рассекал тонкий белый шрам, полученный явно не в детстве. Мужчина был бойцом. Под темной бородой она разглядела очертания упрямого квадратного подбородка. И самый чувственный в мире рот…

Его приближение выбило ее из колеи. Но это не имело ничего общего с его враждебностью. У нее было четверо братьев, которые могли выглядеть так же грозно. Марни росла среди мужчин, но никогда не чувствовала себя с ними настолько неуверенно и была поражена такой неожиданной реакцией своего тела на этого незнакомца.

Какое-то время тот выжидающе смотрел на нее, а затем, четко проговаривая каждое слово и старательно жестикулируя, спросил:

— Эй, дамочка, ты глухая?

Взгляд Марни переместился с его больших ладоней на хмурое лицо, и ее захлестнули эмоции. Сначала она почувствовала интерес, затем вспышку возбуждения, а в завершение — дрожь обжигающего притяжения.

Страсть с первого взгляда.

Она вздохнула.

Страсть была совершенно неподходящей реакцией, учитывая обстоятельства. Поэтому, в ответ на его угрожающее поведение, Марни собралась и твердо посмотрела на него, иронично изогнув бровь. Он был крупным мужчиной, выше ее ста семидесяти сантиметров почти на голову. В сузившихся глазах застыла угроза, его враждебность могла отпугнуть даже самых отчаянных храбрецов. Дробовик явно был лишним.

— Я прекрасно слышала вас... даже когда вы не орали как резаный.

— Тогда какое слово в «катитесь отсюда» вы не поняли?

— Это большая гора. Не думаю, что занимаю на ней слишком много места, или вы считаете иначе?

Не сводя с него глаз, она положила руку на свой рюкзак. Помимо принадлежностей для рисования там покоились газовый баллончик и старый носок, набитый четвертаками, — девушка никогда не знает, что ей может понадобиться. Жаль только, что, по ее ощущениям, импровизированное оружие и желтый пояс по айкидо ей вряд ли особо помогут в противоборстве с такой горой мышц. Разумная часть Марни недоумевала, зачем она так безрассудно дразнит этого обозленного незнакомца. Другая же, зачарованная, удерживала ее на месте.

Краем глаза она заметила, как позади парня возникла Герцогиня и, замерев с глупой слюнявой ухмылкой на морде, уткнулась ему в спину благоговейным взглядом.

— Может, гора и большая, но этот ее кусок принадлежит мне, и я им вполне доволен и без вашего присутствия. Так что пошевеливайтесь, дамочка.

— Простите, я еще не готова идти.

Марни попробовала построить ему глазки, что всегда безотказно действовало на ее братьев, осознавая, что играет с огнем, и всецело наслаждаясь этим.

— Ей богу, я абсолютно безвредна. Все, чем я занимаюсь — рисую домик для книги, которую иллюст…

— Леди, мне плевать, даже если вы Пикассо. Дом принадлежит мне. Дерево, на котором вы сидите — мое, и чертова земля под вашими ногами тоже моя. Поднимайте задницу и убирайтесь вместе со своей псиной с моей территории.

— Ну, раз уж вы так мило просите…

Его раздражение скорее забавляло, чем пугало, и она улыбнулась ему. Но в мрачных ледяных глазах незнакомца не было и следа снисходительного юмора. Этот мужчина совершенно точно не разделял мнения братьев о ее прелести и очаровании.

— Вы действительно так глупы, как кажетесь? — хмуро поинтересовался он.

— Это вроде как спросить у мужчины, перестал ли он бить свою жену, да? — Марни встала, стряхивая мох и кусочки коры с пальто. Ее джинсы промокли от долгого сидения на влажной древесине. — Вы всегда так грубы с незнакомыми людьми?

Герцогиня изящно обошла мужчину, подошла к Марни и прижала огромную голову к ее руке.

— Леди, — очевидно отчаявшись добиться понимания, он отщелкнул предохранитель дробовика. Плечи Марни напряглись. — Что мне сделать, чтобы заставить вас убраться с этой горы? Пристрелить?

— Эй, полегче! Я уже ухожу!

Подобрав карандаши, которые скатились на землю, когда она вставала, Марни схватилась ледяными пальцами за ошейник Герцогини.

— Пойдем, милая. — Девушка смогла сделать пару шагов, прежде чем поняла, что собака не двигается с места. — Ну же, девочка.

Герцогиня стряхнула с себя ее руку. На секунду Марни обеспокоилась, что собака сейчас вцепится в горло Хозяину горы... и еле сдержалась, чтобы не прыснуть от смеха, наблюдая, как Герцогиня виляет хвостом, трется головой о свободную руку парня и с обожанием смотрит ему в глаза. По выражению лица вояки можно было догадаться, что это не доставляло тому радости. Марни закусила губу, времени на улыбки не было. Герцогиня томно посмотрела на хозяйку, и Марни незаметным жестом приказала собаке оставаться на месте. Огромный дог привычно выполнил команду — сел, прислонившись к крепкой мужской ноге, и... шумно зевнул.

— Что, черт возьми, творит эта псина?

Марни, пиная ногами мокрые листья, без оглядки побрела вниз по склону.

— Она вас полюбила, — спустя какое-то время ответила она. Ей пришлось повысить голос, чтобы быть услышанной, поскольку их разделяло уже приличное расстояние.

— Проклятье, я сказал вам — фу, как тебя там, прекрати! — забрать свое животное!

— О, Герцогиня сейчас находится именно там, где ей хочется быть. Никогда не могла заставить ее уйти, когда она жаждала остаться, — крикнула она и обернулась. Герцогиня смотрела на него так, словно незнакомец был подарком с небес. Марни начала смеяться.