Дневник офисного муравья, стр. 1

Ирина Быстрова

Дневник офисного муравья

2009

20 марта, пятница. Если бы у меня был маленький Матисс, я бы продала его за 35 миллионов евро, купила бы себе домик в Англии и домик где-нибудь на теплом море и жила бы себе припеваючи, занимаясь тем, чем хочется, тогда, когда хочется, и палец о палец не ударяя по поводу того, чего не хочется.

Мысль сия явилась ко мне, когда я, бродя по Сети, наткнулась на результаты аукциона коллекции Ив Сен-Лорана. Полотно Les coucous, tapis bleu et rose (кто бы еще знал, что это означает?) было продано за 35 905 ООО евро. Такой неплохой капитальчик…

А почему нет? Лезешь в пыльный чуланчик за какой-нибудь ерундой, а там, под этой самой ерундой, притаился такой маленький Матисс. Откуда взялся-неизвестно, но ведь не суть, верно? Главное, он есть, главное, он-мой. И вот сначала, конечно, немножко любуешься этим самым маленьким Матиссом, потому что-искусство. Но, честно говоря, Les coucous, tapis bleu et rose оставляет в недоумении и по части цвета, и по части кособокости вазочки, короче, Матисс-не то, отчего я закатываю глаза. Так, полюбовалась, и будет.

Идешь в «Кристис» и просишь этих ребят продать. Они, разумеется, завсегда. И вот капитальчик уже звенит у тебя в кармане. И вот уже у тебя совсем другая жизнь…

Черт, почему никогда, ну, совсем никогда со мной не происходит чего-нибудь подобного?!!

Почему со мной всегда с точностью до наоборот?

Что это значит? А это значит, что однажды ты приходишь на работу (которую тихо ненавидишь и за которую тебе в год платят в 2500 раз меньше, чем за того самого невзрачного Матисса за один раз), пашешь полдня как лошадь на благо дяди (из которого слово доброе нужно выжимать долго и нудно, а потом целую вечность жалеть о том, что все-таки его выжал), делаешь малюсе-е-енький такой кофе-брейк в надежде хоть на секундочку забыть о суете, а тут, как черт из табакерки, она. Подлянка во всей своей красе. Мало того, в глянце, на семьдесят восьмой странице.

В глянце делового толка, случайно завалявшемся в нашем офисе, на семьдесят восьмой странице я обнаружила-кого бы вы думали? – Людку Селезневу! И что, спрашивается, она там делала?

Она вещала. О том, как пробилась в партнеры. Что? А, ну да, понятно. Вы же ее не знаете. А те, кто знает, меня поймут.

Селезнева была такой средней, что не с чем ее даже сравнить. И еще она постоянно набивалась всем в друзья. Меня лично это бесило. А вот ко мне она как раз набивалась сильнее всего. Прямо как кошка. Собака, если ее шугануть, к тебе больше не подойдет, а кошка видит, что тебя от нее трясет, и нарочно лезет и лезет. За что кошек и не люблю. И Селезневу тоже. Поправка-не любила. Было это давно, в универе. Быльем поросло. И если бы не злополучная статья с фото, я бы о Селезневой не вспоминала еще долгие годы. И возможно, к лучшему. Потому что прямо начиная с того самого момента, случившегося, кстати, вчера, жизнь моя кардинальным образом изменилась. Пришлось наконец-то признаться себе, что с ней надо что-то делать… Но вы же сами знаете, как с этим «надо что-то делать» обстоят дела.

Ты просыпаешься утром и думаешь: «Ну, хватит, наверное, уже!» И в те десять минут между сном и принятием вертикальной позиции успеваешь помечтать о том, как именно стартуешь в свою новую жизнь. А потом встаешь… Идешь в ванную, пьешь кофе. Глаза постепенно раскрываются до своего нормального размера, видят будильник, и становится понятно, что уже пора бежать. Бежишь, прибегаешь на работу, потом то да се и… как-то уже сразу наступает вечер. В результате твое утреннее, бодрое и даже весело-агрессивное «Ну, хватит, наверное, уже!» плавится как воск и растворяется в дневной суете. Вечером же хочется одного-рухнуть.

Словом, внутренний импульс-не мой конек. Ни на что он пока меня не подвиг. Хотя, может, если дать ему чуть больше времени… Но уже поздно. Уже была Селезнева. И по ее поводу разговор с моей лучшей подругой Кэт.

Я позвонила ей и выложила новости про Селезня. С цитатами из глянца. Мол, какая она у них энергичная, перспективная, талантливая и прочая, прочая, прочая.

Кэт немного поразмышляла, а потом вдруг изрекла:

– Да-а, Селезень в партнерах, Кит в Испании, Ритка с тройней, Ленка в правительстве-словом, все при деле, и только мы с тобой-в полной ж… – И бросила трубку.

Кэт не в духе, подумала я, взглянула на глянцевую Селезневу, налила себе вторую чашку кофе и задумалась. То, что она сказала, – это, конечно, перебор, но в целом я была с Кэт согласна. Что-то надо делать. Причем срочно. Фото Селезневой на развороте задело меня за живое.

Может, для начала поискать новую работу?

22 марта, воскресенье. И вот сижу я сегодня и мусолю сама с собой эту тему про Селезневу и «не поискать ли мне новую работу?» и тут вдруг вспоминаю, что не далее как неделю назад мне был знак.

После обеда затрезвонил мой мобильный. Номер незнакомый.

– Ирина Ларина? – спросили у меня женским голосом. – Здравствуйте.

Кто это, черт возьми?

– Меня зовут Инга Подольская, агентство «Персонал-консалт-сервис». Помните нас?

– М-м-м… – Я затормозила.

– Вы отправляли нам свое резюме, – радостно сообщила мне мисс Подольская.

– А-а, – вспомнила я. – Так это было сто лет назад.

– Возможно, – парировала девица. – Но вот так уж вышло, что я на него наткнулась и решила позвонить вам. Узнать, рассматриваете ли предложения о работе?

– Ах, это, – сказала я. – Нет, уже не рассматриваю.

– Что так? Вас все устраивает на вашей работе? – Девица, похоже, удивилась.

– У меня свободный график.

– А-а, понятно, – вздохнула девица, – это аргумент.

Вот и весь разговор. Вернее, нет. Она еще предложила все-таки рассказать мне о вакансии. Я наотрез отказалась. После обеда клонило в сон, в общем, не до вакансий…

Ее вопрос: «Вас все устраивает на вашей работе?»-я тогда пропустила мимо ушей. Вспомнила о нем, только когда уже ехала домой. Конечно, меня не все устраивает. «Все устраивает»-это состояние первого года работы. Пока ты еще не во все въехал. И тогда тебе кажется, что все о'кей. Потом ты привыкаешь, окончательно осматриваешься и понимаешь, что… Что? Что не устраивает. Начинаешь пыхтеть, закипать, мучиться и прочей ерундой заниматься.

Потом, правда, может наступить фаза номер три-это когда тебя опять все начинает устраивать. Обычно это происходит после того, как ты побегаешь по рынку труда в поисках лучшей доли, поймешь, что на твоем месте еще очень даже можно жить, и возвращаешься на свое рабместо успокоенный. То есть иллюзий уже не питаешь, но и на душе не кипит. Но-до этого еще нужно дожить.

А я сейчас в состоянии фазы номер два под названием «не устраивает». Что именно? ЗП. Шеф со своей придурью. Коллектив-кто по какому поводу. Отсутствие перспектив. Плюсов два: свободный график и близость к дому. Не бог весть что. Но ведь держало.

Пока не объявилась Селезнева.

Короче, решила завтра ей позвонить. Не Селезневой, разумеется. А девице из агентства.

23 марта, понедельник. «А помните, вы мне звонили?»-спросила я девицу Подольскую. Она, как ни странно, помнила и даже мне обрадовалась. И наконец-то рассказала о вакансии.

Немцы, производство, перспективы, курсы, командировки в головной офис, страховки, обеды. ЗП-зашибись! И бонусы. Я, как под гипнозом, записываю ее имейл-чтобы выслать обновленное резюме. Прощаемся. Неожиданная мысль заползает мне в голову: жизнь никогда уже не будет такой, как прежде. Прогнала ее-некогда расслабляться, надо писать резюме.

Ненавижу это занятие. Нет, я, конечно, понимала, что без резюме-никуда. И поэтому поначалу я совершенно спокойно ваяла свое жизнеописание и так же спокойно отправляла его по назначению. До тех пор пока однажды не залезла в Интернет и не наткнулась там на пару статей о том, как, собственно, должно быть написано резюме, чтобы… Вот именно, чтобы удачно запродать себя.