Танцы с Варежкой, стр. 38

Между тем Денис внимательно посмотрел на Стаса.

— Ну, что еще стряслось? Я не верю, что ты пришел выпить со мной только из-за этих гребаных журналюг? Выкладывай!

— Ты прав, Денька. Не только, хотя из-за этих гребаных журналюг на студии от меня люди шарахались, как от прокаженного...

— Не преувеличивай, послезавтра они будут шарахаться от кого-то еще, а кое-кто даже будет рад шарахнуться вместе с тобой.

— Это верно, разумный ты мой...

— Опять, что ли, с Варварой поругался?

— А я с ней и не мирился... — И Стас, выпив изрядную порцию виски, вывалил другу все свои соображения относительно Варежкиной беременности, при этом у него дрожали губы, он нервно дергал ногой и до белизны костяшек сжимал и разжимал пальцы.

— Это все? — сухо спросил Денис, когда он замолчал.

— Ты что, друг? — не понял его тона Стас.

— Послушай, Стас, что я тебе сейчас расскажу: этим летом ко мне заявилась одна клиентка, молодая, красивая, богатая, и поручила установить слежку за одной артисткой...

— За Варежкой? — крайне удивился Стас.

— Именно. Платила эта молодая-красивая по-царски, почему бы и не взяться за такое дело. Мы и взялись...

— Ты следил за ней? — с некоторой опаской и даже брезгливостью спросил Стас.

— Это, между прочим, моя работа. Я ничего тебе больше говорить не стану. Вот тебе ее дело, здесь зафиксировано все и даже факт прелюбодеяния.

— С кем? — мгновенно охрип Стас.

— С тобой, козлище! С тобой! И никогда и ни с кем больше! Никогда и ни с кем! Венька даже сказал про твою Варю: она вернула мне веру в женщин...

— А кто... кто заказал тебе эту слежку? — едва ворочая внезапно пересохшим язьжом, спросил Стас.

— Когда я назову ее имя, тебе будет очень стыдно, Стас. Это была Марьяна Пирогова...

— Ты хочешь сказать, что я... такой же идиот как она?

— А чем ты лучше? Придумал себе какую-то хрень и носишься с ней, как с писаной торбой. А знаешь, что удумала Марьяна после той вечерухи, где тебе премию дали? Видать, когда твоя Варвара пела, а пела она там просто охренительно, вряд ли ты это забыл... Так вот, видать, Пирогов, как любой мужик, у которого еще стоит, отреагировал на эту песню, а Марьяна решила извести на фиг сестричку. Она, блин горелый, наняла бабу, чтоб та Варе твоей в лицо кислотой плеснула! — вне себя от злости и ревности уже кричал Денис.

— Что? Как это?

— Так это! — передразнил друга Денис.

— И... И что?

— Если б у нас с Венькой чуйка похуже была, не факт, что твоя Варежка осталась бы такой же красивой...

— Но как?..

— Пирогова срочно велела прекратить слежку.

— А вы?

— А мы не прекратили... — И Денис во всех подробностях поведал другу о том, как встретил Варю в аэропорту, и обо всем, что за этим последовало. Стас был просто уничтожен.

— Ну что, будешь смотреть дело?

— Нет, зачем? Ты прав, старик, я такой же кретин и параноик, как эта сука... Кстати, я слышал, он с ней развелся...

— Разводится... Но я зуб даю, ты решил, что он это делает, чтобы жениться на Варе, да?

— Ты откуда такой умный, Денька?

— Оттуда! — проворчал Денис.

— А ты, часом, сам в нее не втюрился?

— Втюрился! Еще как втюрился! И Венька тоже втюрился, ну и что? Такие женщины достаются скромным сыщикам только в кино, да и то, если сыщика играет Стас Симбирцев, — высказал вслух свою давнюю мысль Денис.

— Да... Значит, я столько времени и душевных сил потратил на пустые беспочвенные подозрения? Господи, бедная моя Варежка!

— Знаешь, почему она тебе не сказала про ребенка? Потому что боялась, что не переживет вопроса: «От кого?»

Стас Симбирцев, знаменитый артист, воплощение силы и мужества на экране, сидел за обшарпанным столом в офисе сыскного агентства и горько плакал...

Интервью

Корр.: Добрый день, Варвара, что нового у вас в жизни?

В.Л.: Много нового, но главное — у нас родилась дочь!

Корр.: И сколько ей уже?

ВЛ.: Два месяца.

Корр.: И как ее звать-величать?

ВЛ.: Анюта, Анна Станиславовна Симбирцева.

Корр.: Примите мои поздравления!

В.Л.: Спасибо.

Корр.: Варвара, я знаю, что вы уже через месяц после родов приступили к съемкам и буквально на днях возвращаетесь на сцену?

В.Л.: Совершенно верно.

Корр.: А кто же занимается ребенком?

В.Л.: Нам очень помогает моя свекровь, к тому же Стас просто потрясающий отец. Я ни разу даже не встала ночью к ребенку, все делает Стас. Каждую свободную минутку он проводит с дочерью, я даже немножко ревную (улыбается). Он купает ее, меняет памперсы, да так ловко, что кажется, он всю жизнь только этим и занимался. Правда, скоро мы перевезем Анюту к моей маме, в Германию, там экология несравненно лучше, чем в Москве, и к тому же нам обоим предстоит много работы.

Корр.: Ваша свекровь, наверное, расстроится?

В.Л.: Нет, Марина Георгиевна тоже переберется туда. Они очень дружат с моей мамой.

Корр.: А как отнесся к появлению сестрички ваш сын?

В.Л.: Ждет не дождется ее приезда. Кстати, это именно Никита предложил назвать ее Анютой, в честь бабушки.

Корр.: Значит, у вас сейчас все хорошо?

В.Л.: Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить! 

Артисты, блин!