Шантаж, стр. 81

Когда в доме все было готово, он сел в машину и поехал в большой супермаркет рядом с местечком Ориндж-Парк. Там он купил себе крохотный мобильный телефон, по которому мог звонить в другой город в течение целого месяца, затем погулял по улицам городка, то и дело замечая в зеркальных витринах шпионивших за ним агентов, съел огромную пиццу в каком-то полупустом кафе и поздно вечером вернулся домой.

В начале десятого он врубил на всю мощность телевизор и приготовил себе еще немного кофе, а потом вошел в ванную и рассовал по карманам восемьдесят тысяч долларов. Теперь все было готово для последнего рывка.

В полночь, когда мир был окутан мраком, а все вокруг замерло в ночной тишине, Тревор осторожно пробрался к двери запасного выхода и мгновенно растворился в ночной темноте. Через минуту он уже был на берегу океана и с видом беззаботно прогуливающегося человека направился на юг. Воздух был наполнен ночной прохладой, а высоко над головой висел яркий диск полной луны. Тревор знал, что будет прохладно, и поэтому оделся потеплее — плотные брюки с многочисленными карманами, толстая хлопковая рубашка и просторная ветровка, карманы которой оттопыривались от толстых пачек денег.

После первой мили он ускорил шаг, а через три мили ощутил первые признаки усталости, но отдыхать было некогда. Он упрямо продолжал путь вперед, пока наконец не свернул на шоссе. Через полчаса Тревор уже был на пороге небольшого мотеля, уютно пристроившегося на обочине оживленной дороги. Правда, в это время шоссе было пустынным, как, впрочем, и сам мотель. Ему пришлось долго колотить в дверь, пока наконец на пороге не появился заспанный клерк. Коренастый молодой парень лет двадцати был явно недоволен тем, что его побеспокоили.

— Добрый вечер, — буркнул он с порога. — Вам нужна комната?

— Нет, сэр, — сказал Тревор, направляясь к стойке регистрации. Попутно он полез в карман и вынул оттуда скомканную пачку денег. — Мне нужна небольшая услуга. — Он отсчитал несколько купюр и положил на стол. Парень удивленно вытаращил глаза на деньги, а потом перевел взгляд на странного ночного гостя.

— Наши комнаты стоят намного дешевле, — неуверенно заметил он.

— Как тебя зовут? — поинтересовался Тревор, пытаясь найти с ним общий язык.

— Не знаю, что вам и сказать, — уклончиво ответит тот. — Предположим, меня зовут Сэмми Соса.

— Ну так вот, Сэмми, здесь тысяча долларов. Они будут твоими, если ты отвезешь меня на машине к Дейтона-Бич. Это отнимет у тебя полтора часа, не больше.

— Не полтора часа, а все три, — резонно заметил тот. — Мне же придется ехать обратно.

— Ну и что? Все равно у тебя получится более трехсот баксов в час. Где ты еще заработаешь такие деньги?

— Нет, я не могу этого сделать, — упрямо повторил парень. — Слишком много времени это отнимет. У меня же сейчас ночная смена. Я должен находиться здесь с десяти вечера до восьми утра.

— А кто хозяин мотеля?

— Он живет в Атланте.

— Когда он последний раз наведывался сюда?

— Не знаю, я никогда его не видел.

— Это вполне естественно. Если бы у тебя была такая развалюха, ты часто приезжал бы сюда?

— Здесь не так уж плохо, сэр. У нас есть цветные телевизоры и кондиционеры.

— Все это ерунда, Сэмми. Ты можешь запереть дверь и через три часа вернуться как ни в чем не бывало. Никто не узнает о твоей отлучке.

Сэмми снова посмотрел на деньги.

— Вы скрываетесь от полиции или что-нибудь в этом роде?

— Нет, парень, не скрываюсь, и у меня нет оружия. Я просто тороплюсь, вот и все.

— Но почему же такая спешка? — не унимался тот.

— Неудачный развод, Сэмми. У меня есть немного денег, и моя жена решила во что бы то ни стало заполучить их с помощью изворотливых адвокатов. Короче говоря, мне нужно срочно выбраться из этого города.

— У вас столько денег и при этом нет своей машины? — удивился парень.

— Послушай, Сэмми, — теряя терпение, сказал Тревор, — скажи откровенно: ты хочешь заработать или нет?

— Две тысячи, — неожиданно предложил Сэмми.

— Ты сделаешь это за две тысячи?

— Да.

Машина оказалась хуже, чем Тревор мог себе представить. Это была видавшая виды замызганная «хонда». Однако шоссе было пустынным, и они добрались до Дейтона-Бич примерно за полтора часа.

Ровно в двадцать минут четвертого машина Сэмми остановилась возле круглосуточно работающего кафе, и Тревор вышел из нее. Он поблагодарил парня, попрощался с ним и немного подождал, пока тот не уехал обратно. Затем вошел в кафе, заказал чашку крепкого кофе, непринужденно поболтал с официанткой и в конце концов упросил ее принести телефонный справочник. После этого Тревор купил два пирожных и стал названивать по новому мобильному телефону в справочную местного аэропорта.

После четырех часов он поймал такси и вскоре уже был в аэропорту. На поле выстроились в ряд небольшие самолеты. Тревор долго разглядывал их, надеясь, что хотя бы один из них унесет его подальше от этого места. Его вполне бы устроил какой-нибудь двухмоторный самолет, выполняющий чартерные рейсы.

Глава 29

Спальня в доме напротив офиса Тревора с самого начала превратилась в конференц-зал с большим столом, который состоял из сдвинутых вместе четырех маленьких. Он был завален газетами, журналами и пустыми пакетами из-под орешков. Каждое утро в половине восьмого Клокнер собирал здесь всех своих сотрудников, и они за чашкой кофе обсуждали события прошедшей ночи и планировали предстоящий день. Уэс и Чеп были непременными участниками всех этих совещаний и активно обсуждали происходящие события. Иногда присутствовали специалисты технических служб, но это бывало редко, и Клокнер никогда не настаивал на этом. Теперь же, когда Тревор был на их стороне, количество участников заметно уменьшилось.

Во всяком случае, они думали, что Тревор на их стороне. Наружное наблюдение за его офисом показывало, что адвокат не проявляет никаких признаков жизни. Впрочем, ничего удивительного в этом не было — они уже привыкли, что он надирается до чертиков, а потом спит до девяти часов. Ровно в восемь, когда Клокнер еще вел совещание в импровизированном зале для совещаний, они позвонили в его офис под предлогом того, что ошиблись номером. Через минуту автоответчик сообщил им, что Тревора сейчас нет дома и чтобы они перезвонили позже. Он часто включал автоответчик, когда мучился от похмелья и хотел подольше поспать.

Ровно в девять Клокнеру сообщили, что в доме Тревора все тихо, никаких звуков из душа, молчат радио и телевизор, не слышно музыки и вообще ничего такого, что свидетельствовало бы о пробуждении хозяина.

У Клокнера это не вызвало абсолютно никаких эмоций, кроме крайнего раздражения. Опять этот негодяй нажрался вчера вечером!

— Он, должно быть, спит, — рассеянно ответил Клокнер на сообщение о тишине в доме. — Где его машина?

— Перед домом, — последовал ответ.

В девять часов утра Чеп и Уэс постучали в дверь, а потом открыли ее своим ключом. Вот тут-то все и началось. В доме напротив все всполошились и забегали, когда Чеп доложил, что Тревора и след простыл, хотя его машина по-прежнему во дворе. Все пребывали в состоянии панического страха, кроме, естественно, Клокнера. Он сразу послал людей в бар Пита, еще в несколько ближайших забегаловок, а потом приказал осмотреть пляж. Паниковать он начал только после того, когда ему доложили, что Тревор пропал, не оставив следа. Он тут же позвонил в Лэнгли и передал сообщение, что адвокат неожиданно исчез и что он занимается его поисками.

В течение первой половины дня его люди проверили все рейсы самолетов, вылетающих до Нассо, но никого хоть отдаленно напоминающего Тревора Карсона там не было. Дэвилл тоже засуетился, но и его возможности оказались весьма ограниченными. Своих друзей на Багамах он так и не нашел, как, впрочем, и того банковского служащего, которому они щедро заплатили за информацию о клиентах банка. Тедди Мэйнарду его подчиненные осмелились доложить о происшествии только в полдень, когда он проводил брифинг по поводу странных перемещений войск Северной Кореи. Он спокойно выслушал доклад о внезапном исчезновении Тревора Карсона и недовольно поморщился.