Шантаж, стр. 72

Согласившись с этой исходной посылкой, собратья стали обсуждать следующий вопрос: стоит ли написать Элу Кониерсу письмо и слезно попросить его не предпринимать никаких действий против молодого и неопытного в подобных вещах Рикки. И добавить, что Рикки нужна была лишь дружеская помощь, не более того. Короче говоря, нужно создать у Аарона Лэйка впечатление, что ничего страшного не случилось, что все нормально и что никаких гомосексуальных фантазий у Рикки и в помине не было. Возможно, Аарон Лэйк прочитает это письмо, почешет затылок и забудет о письме к Кэрол.

Однако вскоре от этой идеи собратьям пришлось отказаться. Они вспомнили, что их письма кто-то перехватывает, стало быть, вся эта история может получить огласку. Прежде всего необходимо выяснить, кто проверяет их послания, а уж потом пытаться установить контакт с Лэйком.

Допив кофе и немного успокоившись, собратья направились в столовую, чтобы подкрепиться. Они ели молча, выпили йогурт, а напоследок проглотили по большому куску пирожного. После сытного завтрака все вышли прогуляться на свежем воздухе, что, как известно, способствует более эффективной умственной работе. Они шли молча, думая об одном: как странно складывается жизнь. Аарон Лэйк колесит из штата в штат, опаздывает на встречи, изнывает под бдительным оком телохранителей, отмахивается от многочисленных помощников и не имеет свободной минутки, чтобы подумать о себе. А они целый день сидят в библиотеке, сочиняют письма и постоянно думают только о себе да о том, как получить побольше денег и при этом остаться безнаказанными. Остается надеяться, что эти неравные условия будут компенсированы другими приобретениями.

Глава 26

В тюрьме «Трамбл» было два вида телефонов — под контролем охранников и без него. Все телефонные разговоры, осуществляемые без контроля со стороны охранников или представителей администрации, должны были записываться на пленку, а потом тщательно прослушиваться и анализироваться специальными людьми. Они обязаны были сидеть часами в отдельном помещении и слушать бестолковую болтовню. В реальности же записывалась и прослушивалась в лучшем случае половина всех разговоров, анализировалось и того меньше. Даже федеральное правительство было не в состоянии нанять достаточное количество сотрудников, которые могли бы справиться с валом телефонной информации.

Именно поэтому многие наркодилеры успешно руководили из тюрем своими бандами, а крестные отцы с таким же успехом планировали операции мафии и передавали на волю необходимые указания по их проведению. Что же до контролируемых телефонных связей, то это были беседы с адвокатами или представителями государственных правозащитных организаций. При этом рядом с пользователем телефона всегда должен был находиться кто-то из администрации тюрьмы или специально присланный надзиратель.

Когда Спайсер набрал номер телефона и приложил трубку к уху, надзиратель тактично отошел в сторону.

— Адвокатская контора, — прозвучал в трубке мелодичный голос секретарши.

— Вас беспокоит Джо Рой Спайсер из федеральной тюрьмы «Трамбл». Мне нужно срочно поговорить с Тревором.

— Он спит, — ошарашила его секретарша.

Спайсер посмотрел на часы — половина второго.

— Вот сукин сын! — не сдержался он. — Разбудите его немедленно.

— Минутку.

— Только побыстрее, пожалуйста! — успел крикнуть ей Спайсер. — Я звоню по тюремному телефону.

Пока секретарша тормошила шефа, Спайсер нетерпеливо ерзал на стуле. Уже в который раз он подумал, какого мерзавца они нашли себе для столь деликатных поручений. Разве можно доверять ему серьезное дело?

— Почему ты звонишь? — послышался в трубке сиплый голос Тревора. — Что стряслось?

— Пока ничего страшного не произошло, но может произойти. Протри глаза, оторви задницу от дивана и принимайся за работу. Тебе предстоит сделать кое-что очень важное.

Люди в доме напротив офиса Карсона заметно оживились и прилипли к наушникам. Это был первый звонок Карсону из тюрьмы «Трамбл».

— Что я должен делать? — угрюмо спросил Тревор.

— Нам нужно срочно проверить один почтовый ящик. Кроме того, ты должен проследить, кто будет забирать оттуда корреспонденцию. И не уходи оттуда, пока не выяснишь все, понял?

— Почему я? — отчаянно сопротивлялся Тревор.

— А кто еще, черт тебя побери? — почти закричал в трубку Спайсер. — Я, что ли? Немедленно приступай к работе и вызнай все до конца. Без этой информации всем нам крышка. Ты понял?

— А где он находится? — уныло спросил Тревор после небольшой паузы.

— Запиши адрес: Чеви-Чейз, штат Мэриленд, Эл Кониерс, почтовый ящик № 455. «Мэйлбокс Америка», Западная авеню, 39380. Только имей в виду, что все надо сделать не только быстро, но и в высшей степени аккуратно. У этого парня немало друзей, которые тоже могут установить слежку за этим почтовым ящиком. Понял? Возьми немного наличных и найми пару хороших частных детективов.

— Но у меня сейчас здесь много работы, — из последних сил сопротивлялся Тревор, хотя знал, что отвертеться ему вряд ли удастся.

— Ах да, конечно, извини, что разбудил тебя так рано, — ехидно заметил Спайсер, проклиная бестолкового адвоката. И за что только они платят ему большие деньги? — Послушай, Тревор, если ты не сделаешь этого, можешь сюда больше не приезжать, понятно? Нам не нужны бездельники. Если хочешь остаться в доле и получать приличные деньги, немедленно отправляйся в Чеви-Чейз и займись делом.

— Ну хорошо, хорошо, — быстро согласился тот. Последний аргумент показался ему настолько убедительным, что сразу пропало желание спорить.

Спайсер положил трубку, а Тревор закинул ноги на стол и, казалось, снова безмятежно задремал. На самом же деле ему было не до сна. Собравшись с мыслями, он вскочил и закричал секретарше, чтобы узнала расписание самолетов до Вашингтона.

* * *

За четырнадцать лет службы Клокнер еще не видел, чтобы такое большое количество людей следило за объектом, который практически ничего не делал. Он позвонил в Лэнгли и получил разрешение на проведение очередного этапа операции. Пришло время для впечатляющего шоу Чепа и Уэса.

Уэс быстро пересек улицу и открыл тяжелую ободранную и скрипящую, как старая телега, дверь с выгоревшей на солнце табличкой «Мистер Л. Тревор Карсон, юрист и адвокат». Он был одет в защитного цвета рубашку, свободный пуловер и башмаки на босу ногу. Когда секретарша увидела его в приемной, то сначала не поняла, местный он или турист.

— Чем могу быть полезна? — вяло произнесла она стандартную фразу.

— Мне нужно срочно поговорить с мистером Карсоном, — изображая отчаяние, пролепетал Уэс.

— Он назначил вам встречу? — спросила она с таким видом, словно у ее шефа столько клиентов, что она потеряла им счет.

— Нет, понимаете, все произошло неожиданно, и я не мог предварительно позвонить вам.

— Он очень занят, — решила она врать до конца, а Уэс живо представил, как его друзья в доме напротив надрывают от смеха животы.

— Пожалуйста, мне действительно нужно поговорить с ним. Это очень срочно.

Секретарша возвела взгляд к потолку и даже не шевельнулась.

— И какое же у вас к нему дело?

— Я только что похоронил жену, — со слезами на глазах произнес Уэс и скорчил такую рожу, что секретарша чуть не расплакалась.

— Извините, — дрожащим голосом сказала она. — Как это ужасно…

— Она погибла в автомобильной катастрофе на скоростном шоссе неподалеку от Джексонвилла.

Секретарша вскочила и растерянно огляделась в поисках кофейника.

— Я очень сожалею, сэр. Когда это произошло?

— Двенадцать дней назад. Мой хороший друг посоветовал мне обратиться к мистеру Карсону.

«Какой же это друг?» — хотела было она спросить, но промолчала. Только злейший враг мог посоветовать ему обратиться в эту контору.

— Может, чашечку кофе? — любезно предложила она, заглядывая клиенту в глаза. Двенадцать дней назад. Довольно большой срок, чтобы решать какие-то срочные дела. Как все серьезные секретарши адвокатских контор, она регулярно просматривала сводку происшествий в местных газетах, но почему-то не могла припомнить подобной трагедии. Впрочем, аварий на дорогах происходит так много, что за всеми не уследишь.