Шантаж, стр. 53

— Нет, но мой шофер без труда найдет вас. Благодарю, мистер Карсон. До встречи.

Он хотел было сказать, чтобы она называла его просто Тревор, но не успел — в трубке послышались гудки.

Сотрудники Клокнера прекрасно видели, как он запрыгал от радости, сжал кулаки, а потом громко крикнул:

— Вот это номер!

На пороге кабинета появилась сгорающая от любопытства секретарша:

— Ну что?

— Она будет здесь в половине второго, — чуть не закричал от восторга Тревор. — Наведи порядок и вынеси мусор.

— Я вам не горничная и не уборщица, — брезгливо поморщилась она, не разделяя его восторга. — И вообще, не могли бы вы заплатить мне вперед? Мне нужно срочно оплатить счета.

— Да, но только после того, как я получу эти чертовы деньги. — Он стал спешно убирать все со стола, а потом бросился к книжной полке, будто внезапно вспомнил, что не притрагивался к книгам много лет.

Секретарша, которая какое-то время молча наблюдала за ним, испытала нечто вроде угрызений совести и стала пылесосить приемную, чего не делала уже много месяцев. Они работали несколько часов и так старались, что это не могло не вызвать злорадного смеха у всех агентов ЦРУ.

Ровно в половине второго оба были на своих местах и с нетерпением поглядывали на часы.

— Где же она, черт бы ее побрал?! — недовольно буркнул Тревор, когда стрелка часов приблизилась к двум.

— Может, она просто-напросто навела справки и передумала, — ехидно заметила секретарша.

— Что ты сказала? — недовольно насупился он.

— Ничего, босс.

— Немедленно позвони ей! — почти закричал Тревор, когда на часах было уже почти три.

— Я не могу этого сделать, потому что она не оставила своего номера телефона, — продолжала злорадствовать секретарша.

— Как, ты не взяла у нее номер телефона? — взбеленился Тревор.

— Я этого не говорила, — парировала она. — Я сказала, что дама не оставила своего номера.

Ровно в половине четвертого Тревор пулей вылетел из офиса, продолжая проклинать секретаршу, которую фактически уволил несколько дней назад.

Сотрудники Клокнера сопровождали его до самой тюрьмы, где он провел пятьдесят три минуты, а когда вышел оттуда после пяти часов вечера, отправить письмо по пути домой было уже невозможно. Вернувшись в офис, Тревор со злостью швырнул дипломат на стол, а потом направился в бар Пита, чтобы перекусить, выпить немного пива и заглушить горечь от неудавшейся сделки.

Глава 18

Самолет ЦРУ вылетел из Лэнгли и вскоре приземлился в небольшом городке Де-Мойн, где группа агентов арендовала два легковых автомобиля и автофургон. Через сорок минут они уже были в Бэйкерсе, что в штате Айова. Они прибыли в этот тихий провинциальный и к тому же заснеженный городок за два дня до того, как сюда пришло отправленное с Юга письмо, а к тому времени, когда Квинс забрал его из почтового ящика, они знали почти все о жителях этого местечка, включая имена местного почтальона, начальника почты, шефа полиции и даже метрдотеля местного ресторана, который находился поблизости от огромного склада.

Через пару дней после прибытия в этот городок они наконец-то увидели спешащего к зданию почты Квинса. Забрав там корреспонденцию, тот быстрым шагом направился в банк, а вслед за ним устремились два агента, которым поручили провести эту операцию, — Чеп и Уэс. Представившись секретарше Квинса как финансовые инспектора из Федерального резервного фонда, чему нетрудно было поверить — темные костюмы, черные туфли, коротко подстриженные волосы, длинные темные пальто, грамотная речь и соответствующие манеры, — они попросили ее как можно быстрее организовать им встречу с боссом.

Однако Квинс заперся изнутри и наотрез отказывался принять гостей, несмотря на настойчивые просьбы своей помощницы. Только минут через сорок она убедила его принять инспекторов, пригрозив неизбежным в таких случаях скандалом. Квинс открыл дверь и окинул затуманенным взглядом гостей. Они были поражены его видом — покрасневшие, словно от слез, глаза, сероватое лицо, изрядно помятый костюм и съехавший набок галстук. Все это произвело на посетителей удручающее впечатление. Впрочем, нечто подобное они предвидели.

Молча кивнув гостям, Квинс пригласил их в кабинет и был настолько равнодушен ко всему происходящему, что даже не дал себе труда проверить их полномочия и не поинтересовался, как их зовут.

— Чем могу быть полезен? — угрюмо буркнул он, усевшись за огромный массивный стол красного дерева.

— Вы заперли дверь? — неожиданно поинтересовался Чеп, оглядываясь.

— Да, а почему вы об этом спрашиваете? — встревожился Квинс. Только сейчас он обратил внимание, что непрошеные гости выглядят не совсем обычно, во всяком случае, не так, как должны выглядеть обычные инспектора из столицы.

— Вы уверены, что нас никто не подслушает? — вслед за Чепом уточнил Уэс.

— Абсолютно, — коротко отрезал заинтригованный Квинс.

— Дело в том, мистер Гарб, — тихо начал Чеп, — что мы не финансовые инспектора из Федерального резервного фонда. Впрочем, вы уже и сами, наверное, догадались.

Какое-то время Квинс сидел неподвижно, не зная, как реагировать на эти слова. В одно мгновение он испытал испуг, гнев и даже некоторое облегчение.

— Это долгая история, — попытался успокоить его Уэс.

— В вашем распоряжении пять минут, — привычно отреагировал Квинс.

— Должны сразу вас предупредить, что в нашем распоряжении столько времени, сколько нам понадобится.

— Вы забываетесь, господа. Это мой офис. Убирайтесь вон!

— Выслушайте нас внимательно, мистер Гарб, — попытался смягчить разговор Чеп. — Мы видели письмо, которое вы недавно получили на почте.

— Я получил несколько писем, — возразил Квинс, начиная смутно догадываться о цели визита незнакомцев.

— Да, но только одно из них от человека по имени Рикки.

Плечи Квинса беспомощно поникли, и он устало закрыл глаза. Затем он встрепенулся и с испугом посмотрел на своих мучителей.

— Кто вы? — еле слышно прошептал он. — Что вам от меня нужно?

— Мы можем сказать только, что мы вам не враги.

— Вы работаете на него, не так ли?

— Нет, — решительно покачал головой Уэс. — Более того, мы считаем его своим врагом. Скажем так: мы работаем на клиента, который оказался примерно в таком же печальном положении, что и вы. Короче говоря, нас наняли, чтобы защитить его от этого мошенника и шантажиста.

Чеп вынул из внутреннего кармана пальто толстый конверт и небрежно швырнул его на стол.

— Здесь двадцать пять тысяч долларов наличными. Отошлите их Рикки.

Квинс широко разинул рот от удивления. В голове пронеслось столько туманных мыслей одновременно, что он закрыл глаза и какое-то время сидел неподвижно, беззвучно шевеля губами. Кто эти люди? Как им удалось прочитать письмо? Почему они предлагают ему деньги? Как много они знают о нем? И вообще что здесь происходит? Ясно одно: ни в коем случае нельзя им доверять.

— Не волнуйтесь, мистер Гарб, эти деньги ваши, — попытался успокоить его Уэс. — А взамен вы предоставите нам более подробную информацию о деле.

— Какую именно? — встрепенулся Квинс. — Насчет Рикки?

— Что вам известно о нем? — перешел к делу Чеп.

— Известно, что Рикки — это не настоящее его имя.

— Верно.

— Что он сейчас в тюрьме.

— Верно, — снова повторил Чеп.

— Что у него есть жена и дети, — продолжал вспоминать Квинс.

— Верно, но лишь отчасти, — уточнил Чеп. — Он действительно был женат, но сейчас в разводе. А дети, естественно, остались с матерью.

— Он также сказал, что сейчас они живут в нищете и именно поэтому он вынужден заниматься вымогательством.

— Не совсем точно, — снова поправил его Чеп. — Его жена вполне обеспечена, а дети со временем унаследуют все ее состояние. Откровенно говоря, мы сами не знаем, почему он решил пойти на мошенничество.

— Но мы хотим во что бы то ни стало остановить его, — добавил Уэс, пристально наблюдая за Квинсом. — А для этого нам нужна ваша помощь.