Шантаж, стр. 23

Что же до пожертвований, то сенатор получал их в основном от представителей старой аристократии и весьма консервативных организаций. Правда, денег было не так много, но, несмотря на это, ему удалось удачно провести кампанию в Айове, а потом получить второе место на предварительных выборах в Нью-Хэмпшире, что многие расценивали как крупную победу.

Однако все закончилось плачевно. Сенатор Бритт не мог представить подобного исхода даже в самом кошмарном сне. После очередной изматывающей кампании в штате Мичиган он вместе с шумной компанией своих сторонников расположился в мотеле и спокойно уснул, не ожидая никаких неприятностей, и в особенности от давно забытого им ребенка в далеком Таиланде. А в это время в местном баре происходили судьбоносные для него события. Среди его многочисленной свиты помощников, экспертов и журналистов совершенно не случайно оказался агент ЦРУ по фамилии Маккорд. Помощникам кандидата он представился как журналист из Флориды, а они не удосужились навести справки и проверить подлинность представленной им информации. На самом же деле это был агент ЦРУ, прибывший сюда с вполне определенным заданием. Маккорд успел довольно близко познакомиться с основным помощником кандидата в президенты и после очередной рюмки в баре мотеля по секрету признался собеседнику, что располагает информацией, которая может в одночасье разрушить все планы сенатора Бритта. Тот, естественно, мгновенно протрезвел и попросил поделиться с ним этим секретом. Маккорд несколько минут делал вид, что сомневается, стоит ли раскрывать эту тайну, но потом выложил все, заявив, что некоторое время назад получил от губернатора Тэрри, главного конкурента Бритта на пост президента, записную книжку, на каждой странице которой содержится взрывоопасный материал, касающийся моральной чистоты сенатора. Там были описания встреч Пайки с Бриттом, указано, где и когда они удовлетворяли свою страсть в Бангкоке, когда родился их сын и так далее и тому подобное. А в качестве приложения имелись фотографии ребенка на коленях папаши. Кроме того, в этой книжке были ссылки на медицинские свидетельства об идентичности крови и молекул ДНК отца и сына, что придавало информации еще большую убедительность. В самом же конце приводилась смета расходов, из которой явствовало: сенатор Бритт удовлетворял свою похоть за счет налогоплательщиков и потратил на все эти удовольствия тридцать восемь тысяч шестьсот долларов.

Условие сделки было таково: сенатор должен немедленно объявить о том, что прекращает борьбу за президентское кресло, в таком случае эта история никогда не станет достоянием общественности. Более того, об этом не узнает даже миссис Бритт, что было бы для нее страшным ударом. При этом Маккорд заявил, скромно потупясь, что у него не хватает храбрости рассказать об этом сенатору, поэтому он обращается с этой просьбой к его помощнику.

Вскоре после этой беседы Тедди Мэйнард получил информацию от Маккорда, что все идет по плану и что сенатор Бритт планирует провести завтра утром пресс-конференцию, где намерен сделать чрезвычайно важное заявление.

Тедди имел досье с компроматом на сотни политиков, не только действующих, но и ушедших в тень. Каждого из них можно приструнить и заставить работать на ЦРУ.

За долгие годы работы Мэйнард научился презирать почти всех политиков, за исключением очень небольшой группы людей. И одним из уважаемых Тедди людей был Аарон Лэйк — он никогда не совращал женщин, не злоупотреблял спиртным, не тратил казенные деньги и вообще вел себя так, словно был святым на этой грешной земле. Чем больше Тедди наблюдал за этим человеком, тем больше тот ему нравился.

Мэйнард проглотил последнюю таблетку и осторожно перевалился на кровать. Итак, с сенатором Бриттом покончено. Неплохой результат, но жаль, что нельзя обнародовать эту гнусную историю с таиландкой. Отличная наживка, и один Бог знает, что еще случится в будущем. Возможно, когда-нибудь и придется воспользоваться этим компроматом, чтобы поставить Бритта на место.

Глава 7

Пикассо подал в суд на Шерлока и других неизвестных злодеев в отчаянной попытке добиться прекращения вопиющего безобразия. Дело заключалось в том, что кто-то постоянно мочился на выращенные им розы, причем делал это, как он утверждал, преднамеренно, с целью не только погубить красивые цветы, но и досадить ему. Разумеется, такое вполне обычное для тюрьмы дело, как поливание цветов мочой, никак не могло нарушить спокойное течение жизни обитателей «Трамбла», однако проблема заключалась не только в моральном удовлетворении, но также и в материальной компенсации за нанесенный цветам вред. Истец требовал от обидчиков пятьсот долларов. Такая сумма для заключенных даже такой необычной тюрьмы была огромной, и это не могло не вызвать интереса к судебному процессу.

Спор Пикассо с Шерлоком продолжался еще с прошлого лета, когда хозяин роз застал Шерлока за весьма неприглядным занятием. Не долго думая Пикассо составил иск, подсчитал сумму ущерба и направил бумагу в суд, надеясь получить если не полную компенсацию, то хотя бы некоторую сумму, составлявшую ее часть. Шерлок, в свою очередь, тоже не сидел сложа руки и ангажировал бывшего адвоката по имени Рэтлифф, которого посадили за уклонение от уплаты налогов. Рэтлифф был неплохим специалистом и прекрасно владел техникой защиты в любом суде, не говоря уж о суде тюрьмы «Трамбл».

Цветочная клумба Пикассо с его пресловутыми розами представляла собой небольшой участок земли, расположенный неподалеку от спортивного зала. Ему понадобилось более трех лет, чтобы убедить тупоголовых чиновников из Вашингтона, что разведение цветов — это не просто хобби, а прекрасная терапевтическая процедура для многих заключенных и в особенности для него самого, так как он страдал целым букетом каких-то таинственных заболеваний. В конце концов он добил министерских чиновников и после выполнения всех надлежащих формальностей с необыкновенной энергией приступил к возделыванию садика.

Пикассо начинал работать в саду рано утром, потом шел в столовую и возвращался к цветам уже после работы, оставаясь там до отбоя. Со временем он так полюбил дело своих рук, что даже стал постоянно разговаривать с розами, делясь с ними радостями и горестями.

Главным объектом спора стала роза сорта с романтическим названием «Мечта Белинды» — бледно-розовый цветок, не очень красивый, но весьма почитаемый Пикассо по только ему одному ведомой причине. Когда эта роза впервые появилась в его саду, все в тюрьме «Трамбл» поразились его привязанности именно к этому цветку, а потом привыкли, так как он заказывал этот сорт каждый год и отдавал «Мечте Белинды» все свои силы и время.

Трудно сказать, почему Шерлок решил пописать на эти замечательные цветы. Одни считали, что это было результатом давно сложившейся неприязни между ним и Пикассо, другие думали, что Шерлок решил отомстить ему за склонность к вранью, а третьи склонялись к мысли, что все произошло случайно, без какого бы то ни было злого умысла. Сам же Шерлок не переставал убеждать всех своих знакомых, что делал это исключительно ради самих цветов, так как был уверен, что это придаст им больше живительной энергии.

Короче говоря, «Мечта Белинды» со временем стала чахнуть, поникла и вскоре вообще засохла. Пикассо страшно переживал из-за этого и ходил сам не свой. Разумеется, сначала он даже не подозревал, в чем дело, но какой-то доброжелатель подбросил ему под дверь записку, где подробно рассказал обо всем и назвал имя виновника трагедии. Так открылась страшная тайна, и Пикассо решил во что бы то ни стало добиться справедливости через суд собратьев. Он стал дежурить возле своего садика и через пару дней застукал там Шерлока с расстегнутыми штанами, поливающего его любимые цветы. Не долго думая Пикассо вступил с ним в единоборство, и почти два часа двое здоровых мужчин катались по траве, награждая друг друга тумаками и пиная ногами.

После этого все цветы в саду Пикассо пожелтели и завяли, а он подал иск на виновника. Пока дело в конце концов дошло до суда после нескольких месяцев пререканий с адвокатом Рэтлиффом, собратья уже порядком устали от предварительного разбирательства. Они единодушно передали судьбу обвиняемого в честные руки судьи Финна Ярбера, мать которого, как им стало известно, несколько лет занималась разведением роз и знала толк в этом непростом деле. После двух часов тщательного расследования Ярбер доложил коллегам, что моча в принципе не могла повлиять на изменение цвета растений, а причины увядания роз нужно искать в чем-то другом. В результате за два дня до начала слушаний по делу судьи пришли к выводу, что Шерлок и другие любители полить цветы своей энергоемкой жидкостью должны держаться от сада Пикассо подальше, однако отказались удовлетворить требование последнего о возмещении ущерба в размере пятисот долларов.