Брокер, стр. 61

Спор продолжался некоторое время, потом затих, чтобы разгореться с новой силой, потому что, кажется, никто не хотел уступать. Наконец Франческа, прихрамывая, вернулась, держа в руках бутылочку «Сан-Пеллегрино», и заняла место на диване.

– О чем спорили? – спросил он.

– Я сказала, что вы хотите остаться на ночь здесь. Она неправильно поняла.

– Не берите в голову. Я могу спать в шкафу. Мне все равно.

– Она очень старомодна.

– Она останется на ночь здесь?

– Теперь – да.

– Дайте мне подушку. Я лягу на кухонном столе.

Синьора Алтонелли, пришедшая забрать поднос, показалась другим человеком. Она пронзала Марко такими взглядами, как если бы он уже приставал к ее дочери. Она так смотрела на Франческу, будто хотела надавать ей пощечин. Несколько минут на кухне раздавалось ее фырканье, затем она скрылась где-то в глубине квартиры.

– Хотите спать? – спросила Франческа.

– Нет, а вы?

– Нет. Давайте поговорим.

– Хорошо.

– Расскажите мне все.

* * *

Он проспал несколько часов на диване и проснулся от того, что Франческа трясла его за плечо.

– У меня есть идея, – сказала она. – Идите за мной.

Он последовал за ней на кухню, часы показывали 4.15 утра. На столе у раковины лежали одноразовая бритва, баллончик с кремом для бритья, пара очков и бутылочка с каким-то средством для волос – он не мог перевести надпись на этикетке. Она протянула ему небольшую книжечку бордового цвета и сказала:

– Вот паспорт. Паспорт Джованни.

Он чуть не выронил его из рук.

– Нет, я не могу...

– Нет, можете. Он все равно ему не нужен. Я настаиваю.

Марко медленно открыл паспорт и посмотрел на благородное лицо человека, с которым никогда не встречался. Срок действия заканчивался через семь месяцев, так что фотографии было почти пять лет. Он нашел дату рождения – Джованни было сейчас шестьдесят восемь, он оказался на двадцать с лишним лет старше жены.

Во время поездки на такси из Баццано Марко не думал ни о чем, кроме паспорта. Он прикидывал, как украсть его у незадачливого туриста. Как купить на черном рынке, но не знал, куда обратиться. Он размышлял о паспорте Джованни, который, как это ни прискорбно, скоро будет никому не нужен. Потеряет законную силу.

Марко, однако, отметал эту возможность, поскольку боялся подвергнуть Франческу опасности. Что будет, если его поймают? Что, если офицер на паспортном контроле в аэропорту что-то заподозрит и позовет начальство? Но самый большой страх был попасть в руки тех людей, которые за ним охотятся. Паспорт мог выдать ее, а этого он не мог допустить.

– Вы уверены? – спросил он. Теперь, когда паспорт оказался у него в руках, расставаться с ним действительно не хотелось.

– Марко, пожалуйста, я хочу помочь. Джованни поступил бы так же.

– Даже не знаю, что сказать.

– Нам необходимо действовать. Через два часа уходит автобус в Парму. Это безопасный путь из города.

– Я хочу попасть в Милан, – сказал он.

– Хорошая мысль.

Она взяла паспорт и открыла его. Они изучили фотографию ее мужа.

– Давайте начнем с растительности вокруг рта, – сказала она.

Десять минут спустя усы и эспаньолка исчезли, лицо было чисто выбрито. Франческа держала зеркало, пока он склонялся над раковиной. В шестьдесят три у Джованни было меньше седины, чем у Марко в пятьдесят два, однако у него не было опыта процесса в федеральном суде и шести лет, проведенных в тюрьме.

Он предположил, что Франческа имела опыт в покраске волос, но не собирался спрашивать ее об этом. Результат должен был проявиться через час. Он сидел на стуле лицом к столу с полотенцем на плечах, пока она нежно втирала раствор в волосы. Они почти не разговаривали. Ее мать спала. Муж успокоился и затих под действием лекарств.

Не так давно профессор Джованни носил круглые очки в светло-коричневой черепаховой оправе, вполне подходящие для ученого. Когда Марко надел их и посмотрел на свой новый вид, то был поражен произошедшими переменами. Волосы стали намного темнее, глаза смотрели иначе. Он с трудом мог узнать себя.

– Неплохо, – оценила Франческа собственную работу. – Теперь должно сработать.

Она принесла темно-синюю вельветовую куртку с потертыми заплатами на рукавах.

– Он сантиметров на пять ниже вас, – сказала она.

Рукава были коротковаты, куртка с трудом сходилась на груди, но теперь Марко исхудал настолько, что мог поместиться куда угодно.

– Как ваше настоящее имя? – спросила она, одергивая рукава и поправляя воротник.

– Джоэл.

– Думаю, вам надо путешествовать с портфелем. Это будет выглядеть нормально.

Он не возражал. Ее щедрость поражала, и, черт возьми, ему требовалось все, что она так щедро предлагала. Она вышла и вернулась с красивым старым портфелем – желтоватая кожа, серебряная пряжка.

– Не знаю, что сказать, – пробормотал Марко.

– Джованни любил его, мой подарок, сделанный двадцать лет назад. Итальянская кожа.

– Конечно.

– Если вас поймают с паспортом, что вы будете говорить? – спросила она.

– Я его украл. Вы – моя учительница. Я был в гостях у вас дома. Смог найти ящик с документами и украл паспорт вашего мужа.

– Вы талантливый лжец.

– Одно время я был в числе лучших. Франческа, если меня поймают, я буду вас защищать. Обещаю. Придумаю такие истории, которые собьют с толку любого.

– Вас не поймают. Однако старайтесь использовать паспорт как можно реже.

– Не волнуйтесь. Я уничтожу его при первой возможности.

– Вам нужны деньги?

– Нет.

– Вы уверены? У меня есть тысяча евро.

– Нет, Франческа, спасибо за предложение.

– Вам лучше поспешить.

Марко последовал за ней к входной двери, где они остановились и посмотрели друг на друга.

– Вы часто подключаетесь к Интернету? – спросил он.

– Ненадолго каждый день.

– Проверьте имя Джоэл Бэкман, начните с «Вашингтон пост». Там много чего написано, не верьте всему, что прочитаете. Я не похож на того монстра, которого они сотворили.

– Вы совсем не монстр, Джоэл.

– Не знаю, как вас благодарить.

Она взяла его правую руку и сжала в своих руках.

– Вы когда-нибудь вернетесь в Болонью? – спросила она. Это был не вопрос, а скорее предложение.

– Не знаю. Я действительно не представляю, что со мной произойдет. Но возможно. Я могу постучаться к вам, если вернусь?

– Пожалуйста, сделайте это. Будьте осторожны.

Несколько минут он постоял в тени на улице Минцони, не желая расставаться с ней, не чувствуя себя готовым начать длинное путешествие.

Затем из темноты галереи с другой стороны улицы донесся кашель, и Джованни Ферро начал побег.

Глава 28

Часы тянулись все медленнее и медленнее, и состояние Луиджи постепенно переходило от беспокойства к панике. Произошло одно из двух: или удар уже нанесен, или Марко почувствовал что-то и попытался бежать. Луиджи переживал по поводу украденной сумки. Возможно, они перегнули палку? Это настолько напугало Марко, что он решил исчезнуть?

Всех потряс дорогой смартфон. Получалось, что их подопечный не просто учил итальянский, гулял по улицам и инспектировал каждое кафе и каждый бар в городе. Он строил планы, и у него был способ связи.

Смартфон находился в лаборатории, которая располагалась в подвале американского посольства в Милане, и работавшие в ней специалисты, по последним сообщениям от Уайтекера (а они разговаривали каждые пятнадцать минут), не могли взломать пароль аппарата.

Прошло несколько минут после полуночи, и двое незваных гостей, посетивших соседнюю квартиру, неожиданно устали ждать. По пути к выходу они произнесли несколько слов настолько громко, что их можно было записать. Говорили по-английски, с легким акцентом. Луиджи немедленно позвонил Уайтекеру и доложил, что они, возможно, израильтяне.

Он был прав. Эфраим приказал двум агентам покинуть квартиру и занять другие позиции.