Брокер, стр. 60

Это произошло. Теперь обратного хода не было.

Первую остановку автобус сделал в деревушке Баццано, в 15 километрах на запад от Болоньи. Марко вышел из автобуса и не вернулся. Снова прятался в туалете автостанции, пока автобус не ушел, затем направился к бару через дорогу, заказал там пива и спросил бармена о ближайшей гостинице.

За вторым пивом спросил о вокзале и узнал, что в Баццано его нет. Только автобусы, сказал бармен.

Гостиница «Кантино» находилась в центре деревни, на расстоянии пяти-шести домов. Было уже темно, когда он появился у стойки регистрации, у него не было сумки, что не прошло незамеченным для синьоры, которая дежурила за стойкой.

– Я хотел бы комнату, – сказал он по-итальянски.

– На сколько ночей?

– Всего одна.

– Тариф пятьдесят пять евро.

– Хорошо.

– Пожалуйста, ваш паспорт.

– Простите, но я его потерял.

Ее выщипанные и нарисованные брови приподнялись, выражая величайшее сомнение, затем она стала качать головой: «Простите».

Марко выложил перед ней на стойку двести евро. Взятка была очевидной – возьми деньги, никаких бумаг и дай мне ключ.

Еще более хмурый взгляд, более яростный отказ.

– У вас должен быть паспорт, – сказала она. Затем скрестила руки на груди, задрала подбородок, готовая к следующему раунду. Такая не сдастся.

Марко шел по улицам незнакомого городка. Заглянул в бар и заказал кофе – больше никакого алкоголя, у него должна быть ясная голова.

– Где я могу найти такси? – спросил он у бармена.

– На автобусной станции.

* * *

В девять часов вечера Луиджи расхаживал по своей квартире, ожидая возвращения Марко в квартиру за стеной. Он позвонил Франческе, и та доложила, что днем у них был урок, занятие прошло просто великолепно. Отлично, подумал он.

Его исчезновение было частью плана, однако Уайтекер и Лэнгли думали, что это произойдет несколькими днями позже. Они уже его потеряли? Так быстро? Теперь поблизости находились пять агентов: Луиджи, Зеллман, Крейтер и двое других, присланных из Милана.

Луиджи всегда ставил под сомнение этот план. В таком городе, как Болонья, было физически невозможно следить за человеком 24 часа в сутки. Луиджи яростно доказывал, что единственный работоспособный план – засадить Бэкмана в маленькой деревне, где его перемещения будут ограничены, возможности минимальны, а посетители заметны. Таков был первоначальный план, однако Вашингтон неожиданно изменил сценарий.

В 21.12 из кухни донесся негромкий зуммер. Он помчался к мониторам, расположенным на кухне. Открывалась входная дверь. Луиджи впился в изображение, передаваемое цифровой камерой, спрятанной в потолке соседней гостиной.

Вошли два незнакомца. Мужчины лет по тридцать, обычная одежда. Они закрыли дверь – быстро, тихо, профессионально, затем стали оглядываться. У одного в руках была какая-то маленькая черная сумка.

Они были великолепны, просто великолепны. Чтобы подобрать ключ к сейфовому замку, они должны были быть настоящими специалистами.

Луиджи взволнованно улыбнулся. Если повезет, его камеры скоро зафиксируют, как поймают Марко. Может, его убьют прямо здесь, в гостиной, и все будет снято на пленку. План в конце концов сработает.

Он пощелкал переключателями звука и увеличил громкость. В этой ситуации язык имел первостепенное значение. Откуда эти люди? Какой их родной язык? Звуков, однако, не доносилось, они передвигались безмолвно. Пошептались один или два раза, но он едва мог их слышать.

Глава 27

Такси резко затормозило на улице Грамши, рядом с остановкой автобуса и трамвая. С заднего сиденья Марко протянул щедрую сумму, нырнул между двумя припаркованными машинами и скоро скрылся в темноте. Побег из Болоньи на самом деле оказался очень кратким, но это был еще не конец. По привычке он петлял, ходил кругами, проверял хвост.

На улице Минцони он быстро шмыгнул в галерею и остановился у ее многоквартирного дома. Он не мог позволить себе задумываться, колебаться, гадать. Он позвонил дважды, надеясь, что ответит Франческа, а не синьора Алтонелли.

– Кто там? – донесся голос его милой учительницы.

– Франческа, это я, Марко. Мне нужна помощь.

Небольшая пауза, затем:

– Да, конечно.

Она встретила его у двери на втором этаже и пригласила войти. К его ужасу, синьора Алтонелли все еще была там, стояла в дверях кухни с полотенцем в руках и очень настороженно следила за его появлением.

– Все в порядке? – спросила она на итальянском.

– Пожалуйста, по-английски, – сказал он, улыбаясь ее матери.

– Да, конечно.

– Мне нужно где-то переночевать. Я не могу снять номер, потому что у меня нет паспорта. Даже в маленькой гостинице и за взятку.

– Знаете, в Европе такой закон.

– Да, я это понял.

Она махнула в сторону дивана, затем повернулась к матери и попросила приготовить кофе. Они сели. Он заметил, что она была босиком и передвигалась без палки, хотя, видимо, еще нуждалась в ней. На ней были обтягивающие джинсы и мешковатый свитер – выглядела она очень молодо.

– Почему бы вам не рассказать мне, что происходит? – спросила она.

– Это сложная история, и большую часть я рассказать не могу. Скажем, сейчас я не чувствую себя в безопасности, и мне необходимо как можно скорее покинуть Болонью.

– Куда вы собираетесь?

– Еще не решил. Куда-нибудь за пределы Италии, за пределы Европы, туда, где я снова спрячусь.

– Сколько вы будете прятаться?

– Долго. Еще не знаю.

Она холодно, не мигая смотрела на него. Он не отводил взгляда, потому что даже холод в ее глазах не мог скрыть их красоту.

– Кто вы? – спросила она.

– Ну, безусловно не Марко Лаццери.

– От чего вы бежите?

– От прошлого, и оно быстро меня догоняет. Франческа, я не преступник. Раньше я был юристом. Попал в переделку. Отбыл срок. Был помилован. Я не плохой человек.

– Почему вас преследуют?

– Шесть лет назад была заключена одна сделка. Существуют очень опасные люди, которым не понравилось, как она завершилась. Они обвиняют меня, хотят найти.

– Чтобы убить?

– Да. Именно это они хотели бы сделать.

– Все это очень странно. Почему вы пришли сюда? Почему Луиджи вам помогает? Почему он нанял меня и Эрманно? Я не понимаю.

– А я не могу ответить на эти вопросы. Два месяца назад я был в тюрьме и думал, что проведу там еще четырнадцать лет. Неожиданно я вышел на свободу. Мне дали новое имя, привезли сюда, сначала прятали в Тревизо, потом в Болонье. Думаю, они хотят убить меня здесь.

– Здесь? В Болонье?

Он кивнул и посмотрел в сторону кухни – синьора Алтонелли появилась с подносом, на котором были кофе и еще не разрезанный грушевый пирог. Когда она положила кусок на маленькую тарелку для Марко, он вспомнил, что ничего не ел с обеда.

Обед с Луиджи. Обед с мнимым пожаром и украденным смартфоном. Он опять подумал о Ниле и его безопасности.

– Великолепно, – сказал он ее матери по-итальянски.

Франческа не ела. Она следила за каждым его движением, каждым куском пирога, отправляемым в рот, каждым глотком кофе. Когда мать ушла обратно на кухню, она спросила:

– На кого работает Луиджи?

– Точно не знаю. Может быть, на ЦРУ. Вы знаете ЦРУ?

– Да. Я читаю шпионские романы. ЦРУ поселило вас здесь?

– Думаю, ЦРУ вытащило меня из тюрьмы, вывезло из страны сюда, в Болонью, чтобы спрятать в проверенном доме и решить, что делать со мной дальше.

– Они вас убьют?

– Может быть.

– Луиджи?

– Возможно.

Она поставила чашку на стол и некоторое время крутила пряди волос.

– Хотите воды? – спросила она, вставая.

– Нет, спасибо.

– Мне необходимо подвигаться, – сказала она, осторожно перенося вес на левую ногу, и медленно пошла на кухню. Там сначала было тихо, потом разгорелся спор. Они с матерью яростно не соглашались друг с другом, но им приходилось делать это напряженным и громким шепотом.