Вражда и любовь, стр. 26

— Не расточайте ваши чувства ради шлюхи, дорогая, — сказал Гоуэн.

— Я ожидала от вас большего милосердия, сэр, — сдавленно произнесла Шийна.

— О, пожалуйста, не смотрите на меня так. Джесси Мартин расчетливая, лживая женщина. Она получает то, что заслужила.

— Что вы имеете в виду?

— Наш Джейми вовсе не хотел связываться с ней, — объяснил Гоуэн. — Он давно понял и ее игру, и то, что за этой игрой стоит. Да и все, кто знает Джесси, раскусили ее уловки. Но она из кожи вон лезла, чтобы заполучить его, и мужчина не устоял против соблазна.

Я предпочла бы ничего не знать об этом.

— Я решил, что вы захотите узнать, поскольку собираетесь занять место Джесси.

Глаза Шийны так и полыхнули.

— Он не просил меня быть его любовницей, — с достоинством заявила она, Гоуэн изобразил вполне уместное смущение.

— Простите меня, дорогая девушка. Я просто пришел к заключению… То есть я имею в виду, что Джейми поклялся не жениться, пока не вступит в близкие отношения со своей нареченной.

— Я об этом уже слышала.

— Значит, он предложил вам договор на обладание? — Гоуэн усмехнулся в ответ на неохотный кивок Шийны. — Ну-ну, вот уж не думал дожить до такого. Джейми еще ни разу не встречал девушку, ради которой захотел бы взять на себя подобное обязательство.

— По-моему, право на обладание женщиной никак нельзя считать обязательством, — резко возразила Шийна. — Это всего лишь договор о безнравственном сожительстве. И я не верю…

Речь ее оборвалась, потому что чья-то рука вцепилась ей в волосы с такой небывалой силой и злобой, что кресло опрокинулось, а сама Шийна свалилась на пол.

Она не могла пошевелиться, словно все жизненные силы покинули ее. Видела над собой лишь лицо нападавшей, лицо, дико искаженное злобой, уродливый облик вместо той красоты, какая явилась Шийне прежде в образе Джесси Мартин. Рука со скрюченными пальцами и длинными ногтями тянулась к лицу Шийны, а она не находила в себе силы пошевелиться или хотя бы закричать, лишь смотрела, как приближаются к ней пальцы, похожие на когти, завороженная их движением.

Рука вдруг исчезла. Джесси отлетела назад, отброшенная толчком Джейми.

— Хватит! — проревел Джейми. — Не то я вышвырну тебя, как и собирался!

— Мне все равно! — орала Джесси. — Ты выгнал меня из-за этой уличной девки, которую приволок в дом твой братец. Почему?

— Я не обязан объяснять тебе, Джесси. Все кончено, и довольно с тебя.

— Я этого не вынесу! — визжала женщина. — Ты использовал меня, Джейми.

— Не больше, чем ты меня, — ответил он холодно. — Тебе будет заплачено за беспокойство, если именно это тебя волнует.

— Будь ты проклят, Джейми Маккиннион! — прошипела Джесси, ее зеленые глаза горели огнем. — Ты еще пожалеешь, клянусь, что пожалеешь. И она пожалеет тоже! — Джесси обратила свой убийственный взор на Шийну. — Добро пожаловать в его объятия, с тобой он обойдется точно так же, как только новая девчонка привлечет его внимание. Вероломный ублюдок!

Джейми схватил Джесси за руки и оттолкнул от себя.

— Гоуэн, прошу тебя, уведи ее отсюда. И найди кого-нибудь глухого проводить ее домой, чтобы она своим ведьминым языком не пачкала ничей слух.

Гоуэн от души забавлялся. Усмехаясь, подошел к Джесси, чтобы взять ее под руку.

— Она нуждается в том, чтобы ее утешили. Я именно тот, кто даст ей утешение, если ты, Джейми, обойдешься без меня денек-другой.

— Поступай, как тебе нравится, — ответил Джейми. — Ты сам знаешь, что делаешь.

Уводя Джесси из зала, Черный Гоуэн смеялся. Джесси шла достаточно andpn и охотно, уверенность вернулась к ней вместе с новым поклонником. Гоуэн вполуха прислушивался к ее брани. «Жестокий», «себялюбивый», «вероломный» — эти слова расслышала Шийна, пока в зале наконец все не успокоилось. Происшедшее казалось просто невероятным.

Унижение. Оскорбления. Все это так не нужно.

— Шийна.

Все ее с таким трудом сохраняемое самообладание рухнуло, едва она повернулась к Джейми.

— Как вы смели подвергнуть эту женщину такому унижению? Как вы смели подвергнуть этому меня?

Она говорила почти шепотом, но с такой яростью, что Джейми отпрянул.

— Я понятия не имел, что она устроит такое безобразие. Вам не больно?

— Нашли время спрашивать! — уже громким голосом произнесла Шийна. Вы не имеете права настаивать на том, чтобы я оставалась здесь и терпела подобные вещи!

— Я вовсе не для этого прошу вас остаться. Терпению Джейми явно приходил конец, и Шийна поспешно опустила глаза. Она боялась вызвать в нем самое страшное — неудержимый гнев.

— Я полагаю, на сегодняшний день было достаточно сделано и сказано, произнесла она очень мягко.

— Да что же это такое? — требовательным тоном спросил он. — Неужели вы хотите сказать, что уже успокоились?! Если вам хочется кричать на меня, кричите. Не скрывайте ваше истинное настроение под внешней мягкостью. Я не перенесу этого, Шийна. Не притворяйтесь передо мной.

— Очень хорошо, сэр Джейми, — задыхаясь, заговорила она. — Мне отвратительно ваше поведение, и я согласна с каждым словом этой женщины. Я просила вас не поступать так, как вы поступили, но вы меня не послушали. Теперь у вас нет никого, потому что меня вы, разумеется, не получите.

К ее удивлению, Джейми усмехнулся.

— Посмотрим, — сказал он. — Посмотрим, милая.

— Никакого договора о праве на обладание не будет, — заявила она, возмущенная его веселостью.

— Поживем — увидим, — заверил он ее. — А теперь идемте к столу, вы ведь не поели.

Шийна сделала вид, что не замечает протянутой руки; ее приводило в отчаяние новое настроение Джейми.

— У меня нет аппетита. Если вы извините меня…

— Ну хорошо… — Джейми вздохнул. — Но вам сегодня предстоит верховая прогулка вместе со мной. Будьте готовы через час.

— Нет! — заявила Шийна.

— Будьте готовы, Шийна.

Она удалилась. Еще одно приказание, которому ей придется подчиниться. Трепыхаться и протестовать можно сколько угодно, а толку-то?.. Этот человек злоупотребляет своей властью. А что может она?

Глава 18

Стиснув зубы и кипя от возмущения, Шийна злыми глазами, глядела на широкий круп лошади, которая шла впереди. Она не сказала Джейми ни слова, когда он пришел за ней в полдень, проводил в конюшню и помог сесть верхом на кобылу, не откликнулась ни на его комплименты, ни на попытки завести разговор.

Она была вынуждена сносить его милости. Платье, которое она получила от него, сидело хорошо. У нее и у Лидии был одинаковый маленький размер, и только некоторая стесненность в груди напоминала, что платье шили не для Шийны. Платье было красивое, дымчато-голубое, с длинными рукавами, отороченными мехом. Меховая опушка была и на голубом плаще с жемчужной застежкой. В других обстоятельствах этот наряд доставил бы Шийне удовольствие.

Она не обращала внимания на то, куда он ее везет, но внезапно сообразила, что едут они вовсе не в долину, удобную для верховой езды по ровной местности Они обогнули крутой утес, и Шийна огляделась. Замок уже не был виден. Они теперь не поднимались вверх и не спускались по предгорью, а двигались по неровной тропе. Нигде не было ферм, и вообще не видно было ничего живого, если не считать деревьев и ягодных кустарников.

Дрожь страха пробежала у Шийны по спине. Здесь никто не услышит ее криков, она полностью в его власти, ведь он даже держит поводья ее лошади.

— Куда вы меня тащите? — крикнула Шийна, но Джейми не ответил.

И даже не обернулся. Шийна попыталась совладать со своим страхом и снова обратилась к своему спутнику.

— Сэр Джейми, прошу вас! Я хочу вернуться.

— Не пугайтесь, дорогая. Для этого нет причины, — спокойно ответил Джейми, все еще не поворачиваясь к ней.

Если бы он увидел выражение лица Шийны, то, наверное, смягчился бы. Он только потому и увез ее из замка туда, где они остались бы один на один, что хотел доказать ей: она может ему довериться. К тому же она может хоть немного развлечься, получить удовольствие. Ведь девушка так любит поплавать. Разумеется, он не собирается говорить ей, что видел, как она плескалась в заводи!