Вражда и любовь, стр. 25

— Оставь меня, Колин. Великий лэрд ждет.

— У тебя есть брат?

— Да, брат, отец, сестры, двоюродные братья и сестры! Я же тебе говорила, что у меня есть семья, чего ради ты не поверил?

Она поспешила по коридору второго этажа к лестнице в холл.

— Но мы вроде бы обсудили это раньше, Шийна!

— Да, но ни разу не дошли до правды, — отрезала она. — Ты себялюбивый, Колин, себялюбивый и упрямый. Если бы ты испытывал ко мне настоящее чувство, ты бы понял, что мне противно находиться здесь, и отвез бы туда, откуда похитил!

— Ради чего? Что же там такого хорошего? Шийна была в таком бешенстве, что выкрикнула:

— Ради того, что хорошо для меня!

Они почти уже дошли до сводчатого открытого прохода в зал. В проходе стоял мужчина, красивый худощавый мужчина. Шийна не пеняла, то ли он уходит из зала, то ли собирается туда войти. Мужчина поднял голову, привлеченный ее выкриком.

Первоначальное выражение откровенного любопытства у него в глазах сменилось восхищением, когда Шийна миновала последние ступеньки и остановилась перед ним, этакая темно-рыжая фурия.

Шийной овладело острое смущение при мысли о том, что мужчина слышал ее тираду. Ох уж это высокомерие лэрда, который приказал чуть не силой притащить ее вниз! Какое развлечение для всех этих хайлендеров видеть, как их господин унижает какую-то девчонку из клана лоулендеров! Она в жизни не простит ему публичного унижения.

Колин находился прямо позади Шийны, однако мужчина его не замечал. Он загораживал им вход в зал, и, хотя Шийна была чересчур взволнована для того, чтобы сказать ему об этом, Колин не преминул это сделать.

— Прошу прощения. Черный Гоуэн, — произнес он грубовато.

Удивление на лице Черного Гоуэна сменилось обаятельной улыбкой.

— Ну, Колин, где же твое воспитание? Я ведь незнаком с этой очаровательной девушкой.

— Тебе и незачем! — огрызнулся Колин.

— Помилосердствуй, парень!

— Нет уж, держись подальше, — без всякого милосердия ответил Колин. Она помолвлена.

— В самом деле? Уж не с тобой ли?

— Молодой человек ошибается. — Шийна взяла дело в свои руки. — Мое имя Шийна, я недавно приехала из Абердина.

— И жаждете туда вернуться? Шийна покраснела.

— Так вы слышали?

— Уверяю вас, что неумышленно. Колин ужасно сердился на Шийну и на Черного Гоуэна за его явный интерес к девушке. Какие уж у него шансы, если более взрослые и более опытные мужчины начнут волочиться за ней? Джейми он не воспринимал как реальную угрозу, ведь девушка его прямо видеть не могла, но Черный Гоуэн являл собой неожиданную опасность.

— Ты надолго задержал нас, Черный Гоуэн, — холодно произнес Колин. Нас ждет мой брат.

— Ох, верно, да у меня и у самого есть дело к сэру Джейми, спохватившись, проговорил Гоуэн по-прежнему любезным тоном.

— Надеюсь, ничего неотложного?

— К сожалению, вынужден тебя разочаровать, хоть и вижу, как тебе хочется от меня отделаться, — улыбнулся Гоуэн, не сводя с Шийны восхищенного взора. — Из-за сильных дождей придется чинить водостоки. Я прямо сейчас потолкую с сэром Джейми, и позвольте мне, барышня…

Он подставил руку, и Шийна оперлась на нее, сама удивляясь тому, как ей легко и просто с этим человеком. Красивый и смуглый брюнет, и такой галантный — для хайлендера. Может, это свойство и делает его привлекательным? Она слишком много времени провела в обществе грубоватых и властных братьев Маккиннионов, вот и все. У Черного Гоуэна были те самые манеры и любезное поведение, к которым она привыкла дома как к чему-то вполне естественному и которых ей так не хватало в замке Киннион.

Шийна заставила себя держаться спокойно, когда они подошли к столу лэрда. Она даже нашла в себе силы прямо взглянуть в карие глаза с зеленоватыми искорками, такие непроницаемые сейчас. Джейми Маккиннион полностью скрывал свои чувства — так же, как и Шийна.

Джейми встал, вновь охваченный восторгом при виде ее красоты, ее великолепной, безупречной кожи, сверкающих, чистых синих глаз, массы волос, ниспадающих на изящный изгиб спины.

Джейми пожал руку Шийны с не более чем обычной вежливостью.

— Я уже подумывал, что наша гостья не присоединится к нам, — сказал он. — Надеюсь, вы не больны? Шийна отвела взгляд.

— Только небольшая слабость. Я не слишком хорошо спала.

— Эта беда у нас общая, — с неподражаемой интонацией, в смысле которой нельзя было ошибиться, негромко проговорил он, помогая Шийне усесться в кресло подле себя.

Шийна смутилась при этом откровенном напоминании о прошедшей ночи. Стоящий сзади Черный Гоуэн с интересом поднял бровь. Шийне вдруг захотелось объяснить Гоуэну или выразить протест… Она могла бы приобрести союзника. Но ведь Гоуэн — из людей, приближенных к Джейми. Заговорит ли он вообще с ней еще раз после того, как Джейми так явно проявил интерес к ней?

Колин выступил было вперед, чтобы занять кресло слева от Шийны, однако Черный Гоуэн ловко успел сделать это раньше. Колин разозлился настолько, что не преминул бы сцепиться с двоюродным братом, но его остановил быстрый неодобрительный взгляд Джейми. Весь побагровев, Колин повернулся и покинул зал. Джейми обратил все тот же строгий взгляд на Черного Гоуэна.

— Что привело тебя сюда, кузен?

— Разве для того, чтобы прийти в зал, мне нужна особая причина? улыбнулся Гоуэн.

— Ты задел моего брата.

— Вот как? Думаю, молодому Колину стоит поучиться тому, как завоевывать красивую девушку.

— И ты собираешься его учить?

Шийна сжалась, донельзя взвинченная. Подавленный гнев рвался наружу. Они говорили о ней так, словно ее здесь нет, хотя борьба шла именно за нее.

Человек, которого она так боялась, все еще держал ее руку в своей. Пальцы у него были удивительно теплые и сильные.

— А в чем дело, Джейми? — Гоуэн вздохнул. — Колин уверяет, что он с ней помолвлен, а она это отрицает.

— Так и есть, — несколько более мягким тоном произнес Джейми. — Но я был бы тебе благодарен, если бы ты сдерживал свои чувства, пока она не скажет «нет» и мне, как сказала моему брату.

— Я скажу…

Шийна оборвала себя: Джейми предостерегающе сжал ей руку. Она не настолько глупа, чтобы не понять намек. Если он хочет услышать ее ответ, когда они останутся наедине, пусть будет так.

— Что вы собирались сказать, милая девушка? — подначил ее Черный Гоуэн, но она только покачала головой, и он больше не настаивал. — Еще не пришли к твердому решению, да? — Гоуэн невольно откинулся назад. — Ну-ну, вот, значит, какие дела. Должен заметить, Джейми, что я никогда не думал увидеть, как ты и Колин ухаживаете за одной и той же девушкой.

— Такое случалось во многих семьях, — ответил Джейми, но его небрежный тон казался принужденным.

— Это так, — согласился Гоуэн. — А как же Джесси Мартин? Я думал…

— С ней кончено, — бросил Джейми.

— Вот как! А она знает об этом?

— Ты задаешь чересчур много вопросов, Гоуэн. Тебя это вообще не касается.

Гоуэн улыбнулся. В эту минуту быстро вошла Джесси, весьма привлекательная в голубом шелковом платье. Она одарила Джейми сияющей улыбкой. Он выругался про себя. У него не нашлось времени объясниться с Джесси, а теперь здесь Шийна.

— Не уходите, Шийна. — Джейми сжал руку девушки. — Мне надо поговорить с вами, когда я освобожусь.

Шийна взглянула на него почти с мольбой. Она поняла, кто эта женщина и в каких она отношениях с Джейми.

— Я понимаю, что вы собираетесь сделать, сэр Джейми, и прошу вас не связывать это со мной. Вы об этом пожалеете.

Он ласково улыбнулся ей и отошел от стола, чтобы перехватить Джесси и увести ее к камину. Шийна вздохнула. Любовница Джейми была женщиной необычайно красивой. Она не заслуживала, чтобы с ней обошлись безжалостно. По мере того как голоса становились громче, Шийна чувствовала себя все более виноватой.

— Ты не можешь так поступить, Джейми! Это слишком скоро!

— Говори потише, Джесси.

— Нет! Я не уеду!

— Уедешь!

— О Боже, — прошептала Шийна, закрывая лицо руками. — Как он может быть таким жестоким!