Роковое чувство (СИ), стр. 66

Катце спокойно наблюдал за любимым, но он был на взводе. Да, пусть это трусость, но никакая гордость не стоит жизни Рауля.

— Катце, — блонди вздохнул и потёр виски, снимая лёгкую головную боль. — Думаю, тебе не надо объяснять, что это предприятие достаточно рискованное и проигрыш будет нам стоить слишком многого. Я не хочу видеть или даже знать о том, что ты погиб или попал в место пострашнее. Надеюсь, ты не хочешь, чтобы то же самое случилось со мной. Потому просто уехать у нас не получится.

— И что ты предлагаешь? — рыжий откинулся на подушки. — Не воскрешать Юпитер и оставить все, как есть?

— Выждать время, — невозмутимо пожал плечами Рауль, — мне. А тебе как раз будет лучше пока уехать с Амои.

Взяв полотенце в шкафу Катце, блонди исчез в ванной.

Монгрел долго лежал, глядя в потолок, потом встал и пошлепал вслед за блонди. Дилер вошел внутрь и, сняв с себя единственную вещь — трусы, шагнул к Раулю в кабинку.

— И не надейся, я без тебя никуда не поеду. Я не для того операцию сделал, чтобы вечера коротать без тебя, — монгрел обнял Рауля сзади за талию и положил голову на мокрое плечо. — Я скучал.

— А кто тебя будет спрашивать? — улыбнулся Эм и прикрыл глаза, наслаждаясь тёплой водой, смывающей всю усталость, и горячими объятиями любимого. Проблемы прошедшего дня понемногу отходили на второй план, и теперь хотелось чего-то более существенного, чем просто лечь спать. — Отошлю вместе с копией Юпитер на другой конец системы, так что ни один федерал не найдёт, а потом приеду сам.

Рауль погладил руки Катце на своей талии и повернулся к нему лицом, проводя кончиками пальцев по щеке и зарываясь в волосы.

— Я не смогу работать, если буду знать, что ты в опасности. Неужели ты этого не понимаешь?

— Понимаю, потому что и сам так не могу, — Катце улыбнулся. — Я уже большой мальчик и стрелять неплохо умею. Мы слишком много теряли… это несправедливо, — монгрел потянулся к губам блонди и обнял его за шею.

Эм жадно ответил на поцелуй, прижал любовника к кафельной стене спиной. Ладони блонди собственнически прошлись по рёбрам, животу и в последний момент обошли пах, сжав ягодицы и немного приподняв Катце над полом.

— Ты уедешь завтра, а я приеду через месяц, — оторвавшись от сладких губ, произнёс он тихо.

— Обещаешь? — монгрел прижался к Раулю так тесно, что не чувствовать его возбуждение было просто невозможно.

— Да.

Блонди скользнул губами по шее Катце и сместил одну руку ему на пах, пробегая по напряжённой плоти кончиками пальцев, дразня, а потом, сжимая её у основания и начиная медленно поглаживать. Учитывая то время, что его любовник провёл без этой части тела, чувствительность члена была слишком высокой и Рауль каждый раз беззастенчиво пользовался этим фактором.

— Я просто не смогу оставить тебя наслаждаться жизнью без меня, — шепнул он в ушко за рыжими прядями волос и прикусил мочку зубами.

— Чертов блонди, — по-доброму улыбнулся монгрел, подставляя шею поцелуям и едва сдержав стон наслаждения. — Ты и есть — моя жизнь.

Катце отдался во власть страсти, забыв в этот вечер обо всем на свете. Он был счастлив… Они были счастливы! В мире, где больше не существовало иных законов, кроме любви, бывший господин и раб нашли единый способ сосуществования, который оказался очень неплох. Долгие вечера друг с другом, занятия любовью, желание быть нужным Ему — единственному и любимому, победили месяцы злобы и непонимания, одиночество, страх. Катце больше не боялся Рауля Эма, а сам бывший Второй Консул Амои больше не боялся нарушать правила, ведь как говорил его друг — Ясон: «Правила существуют для того, чтобы их нарушать».

Конец.