Линкор в нафталине, стр. 2

– Пошла первая туша, – сообщил Керк из-за пульта управления. – Я там отхватил кусочек, пока их загружали. Ведь холодильник-то у нас есть. Ну, по кусочку от туши, примерно по килограмму каждый. Нам это никогда не повредит.

– Совсем ты рехнулся, – отозвался Язон.

– От тебя нахватался. А вот и первая! – Керк указал пальцем на огонек, пересекающий экран. – И вторая! Проходят дальше, чем камни, но все равно…

Язон пожал плечами:

– Что ж, давайте вернемся. Немного выпьем, закусим твоими «кусочками». Астероид прибудет только через два часа.

Результаты оказались неутешительными. Несколько миллионов тонн камня, отклоненные от своего обычного курса, грозной массой надвигались из бездны пространства. Под озабоченный гул радаров линкора внезапно включились главные двигатели, корабль немного изменил положение, и астероид величественно промчался в глубины космоса.

– Очень интересно! – мрачно произнесла Мета.

– Но ведь мы получили данные! – отозвался Язон. – Главные двигатели в рабочем состоянии и могут действовать.

– А зачем нам это? – спросил Керк.

– Но ведь мы этого не знали, а теперь…

– Пирряне, внимание! Как меня слышно?

Язон молниеносно переключился на передачу:

– Пирряне слушают, прием!

– От линкора получено сообщение на волне 183,4. Послание следующее: «НЭДЕРУЭБЛА АЛ НАВИГАЦИО ЦЕНТРО КРОНКУ ЧИ ТИО ШАГОН».

– Ничего не понимаю, – заявила Мета.

– Это эсперанто, древний язык Империи. Просто сообщение линкора о перемене курса, посланное навигационной службе. Теперь нам известно его название: «Неуязвимый».

– Это очень важно?

– А как же! – Язон настроил передатчик на нужную частоту. – Если удалось завязать беседу, считайте, что товар почти продан. Можете спросить любого коммивояжера. А теперь помолчите: мне нужно немного восстановить мой эсперанто.

Он хлебнул из стакана, прокашлялся и включил микрофон.

– «Неуязвимый», это штаб флота. Почему без команды изменили курс?

– КУРС ИЗМЕНЕН ВО ИЗБЕЖАНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ В СООТВЕТСТВИИ С ИНСТРУКЦИЕЙ № 590-Л.

– Ваш новый курс отменяется. Приказываю лечь на прежний курс.

Они в молчании смотрели на экран. В носовой части линкора мигнул красный свет: корабль пришел в движение.

– Он выполнил приказ! – воскликнула Мета, нежно обняв Язона. У того затрещали кости. – Он слушается тебя! Теперь прикажи ему пропустить нас на борт.

– Думаю, это не так просто. Придется действовать хитростью. – Он снова связался с бортовым компьютером. – Курс прежний. Доложите о причинах неоправданного расхода энергоресурсов.

– МЕТЕОРИТНЫЙ ПОТОК. ВСЕ МЕТЕОРИТЫ УНИЧТОЖЕНЫ.

– Имеются сведения, что в ход были пущены аварийные батареи. Так ли это?

– ТАК ТОЧНО.

– Боекомплект на пределе. Необходимо дообеспечение.

– ДООБЕСПЕЧЕНИЕ НЕ ТРЕБУЕТСЯ. БОЕКОМПЛЕКТ ДОСТАТОЧЕН.

– Какова наглость! Да этот компьютер просто нахал! – прокомментировал Язон, прикрыв рукой микрофон. – Ну, погоди! Я тебя отучу спорить с начальством!

– Штаб флота настаивает на дообеспечении. Транспортный корабль причалит к вашему грузовому шлюзу в 17:00. Подтвердите прием.

– ПРИЕМ ПОДТВЕРЖДАЮ. ТРАНСПОРТ ДОЛЖЕН СООБЩИТЬ ПАРОЛЬ РАСКОНСЕРВИРОВАНИЯ ПРИ ВХОЖДЕНИИ В ДВУХСОТКИЛОМЕТРОВУЮ ЗОНУ.

– Пароль будет послан. Назовите текущий пароль.

Ответ пришел с небольшой задержкой. В волнении Язон крепко сцепил пальцы.

– ДАННАЯ ИНФОРМАЦИЯ РАЗГЛАШЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ.

– Произведите проверку пароля. Это радиосигнал?

– ДА.

– Это код?

– ДА.

– Плесните-ка мне, – сказал Язон, отключая микрофон. – Эта игра в вопросы и ответы может затянуться надолго.

Так оно и вышло. Результатом кропотливой работы Язона были выманенные у компьютера необходимые сведения. Выключив наконец радио, он сунул пиррянам исписанный лист бумаги.

– Ну вот, хоть что-то. Искомый пароль представляет собой десятизначное число. Как только мы определим его и передадим на линкор – он наш.

– И деньги тоже наши! – обрадовалась Мета. – А нашему компьютеру это по силам?

– Я уже думал об этом. С точки зрения «Неуязвимого», мы ведем проверку, и он сообщил, что за секунду может обрабатывать до семисот паролей. Компьютер нашего корабля будет передавать ему десятизначные комбинации, и, как только передаст правильную, включится система расконсервирования.

– Да его мог бы провести младенец! – заметил Керк.

– Он не такой уж дурак. Просто у машин отсутствует воображение. Ладно, давайте я пока прикину, все ли правильно.

Он быстро пробежал пальцами по кнопкам, выругался себе под нос и пнул ногой компьютер.

– Черт возьми, с такой скоростью обработки сигналов нам может потребоваться более пяти месяцев.

– Мы и так уже истратили три недели.

– Спасибо тебе, Мета, я и сам умею считать. Но все равно надо попробовать. Будем попеременно посылать комбинации от единицы и далее до 9999999999. К тому же в навигационном департаменте нужно затребовать все используемые пароли. Возможно, один из них подойдет. У нас один шанс против пяти, но и это лучше, чем ничего. Придумаем что-нибудь.

Департамент прислал низенького человечка по фамилии Шранкли, который приволок с собой ворох бумаг. Он возглавлял шифровальный отдел, был прекрасным шифровальщиком и обожал всякие головоломные задачи. Единоборство с линкором было самым дерзким вызовом в его жизни, и он по уши углубился в поиск решения проблемы.

– Случай презанятнейший, крайне интересный. Подбор серий по нисходящей и восходящей. Я вот тут прикинул перестановки и комбинации паролей, которые будут…

– Отлично, продолжайте в том же духе, – ответил Язон, радостно улыбаясь и хлопая Шранкли по плечу. – Я ознакомлюсь с вашим докладом позже, а теперь нам предстоит важная встреча. Мета, Керк, пошли!

– Какая еще встреча? – недоуменно уставилась на него Мета, когда он выпроводил ее из комнаты.

– Да я ее просто выдумал, чтобы избавиться от этого зануды, – объяснил он. – Пусть занимается своим делом, а мы придумаем что-нибудь другое.

– Мне показалось, что он хочет сообщить что-то интересное.

– Охотно верю, но прошу: говорите с ним сколько влезет, только когда меня не будет поблизости. А теперь давайте попробуем придумать другой выход.

Они напридумывали кучу всякой всячины. Все идеи были хороши, но воплощение их в жизнь оканчивалось крахом. Вот, например, мысль послать на линкор микророботов. Все они, не исключая и последнего, с булавочную головку размером, были расстреляны влет. Но миниатюризация завладела умами, и они смонтировали суперминиатюрный глаз-шпион с антенной не толще волоса. Но и его постигла та же участь – робот был испарен в пятнадцати километрах от линкора. Гигантский корабль в одиночестве висел в пространстве, перебирая по 700 паролей каждую секунду и методично уничтожая любой предмет, приближающийся к нему на определенное расстояние. Осуществление каждого нового проекта отнимало время, и дни текли за днями. Язона стали мучить головные боли, он совсем потерял сон. Похоже, задача была неразрешимой. В этом болезненном состоянии и застала его Мета.

– Если что, я у Шранкли, – сказала она.

– Отлично.

– Вчера он показывал мне таблицы частот, а сегодня будет объяснять простейшие подстановочные коды.

– Страшно увлекательно!

– Для меня – да! Ведь я никогда раньше даже не слышала об этом. Притом это очень важно для нас, если мы хотим получить нужный пароль. Это гораздо более серьезно, чем твои метеориты. У нас осталось всего два дня.

Она опрометью бросилась вон из каюты и хлопнула дверью. Язон же тем временем погрузился в невеселые мысли о неминуемом поражении. Только он успел налить себе большущую порцию «Старинного врага печали», как появился Керк.

– У нас всего два дня, – заявил он.

– Ну, спасибо, а я и не знал. Моя уверенность в том, что пирряне никогда не сдаются, сильно поколебалась.

– Но ведь еще не все потеряно. Мы ведь еще боремся!

– К чему эта похвальба? Не можем же мы прорваться туда с боем и подавить огнем бортовой компьютер.