Фантастические изобретения (сборник), стр. 52

И самое ужасное было в том, что раковина навсегда замолчала. Напрасно Кедиган вертел ее и тряс, то умоляя о помощи, то угрожая разбить ее вдребезги. Раковина упорно молчала.

— Это всего лишь имитация раковины, — сообщил Кедигану шериф, к которому он обратился с просьбой исследовать коварную советчицу. — Наши специалисты установили, что она изготовлена из разновидности дюралюминия. А внутри у нее неизвестно кто вмонтировал миниатюрный радиоприемник. Его передачи и ввели вас в заблуждение.

— А как же лифт и случай с красным автомобилем?.. — упавшим голосом спросил Кедиган.

— Специально подстроено! — ответил шериф.

Кедиган все понял. Как его разыграли! Выигрыш в покер, несколько удачных биржевых спекуляций — все это было подстроено, все было подготовкой к решающему удару, приманкой, чтобы он попался на крючок. И он клюнул на такую примитивную приманку, старый, глупый сом!

— Это работа Гюнтерхайма, — задумчиво проговорил Кедиган. — Когда-то я здорово прижал его, и вот теперь он мне мстит.

— Ну и ловко он вас облапошил. Сами же и выложили ему свои денежки за кучу никуда не годных бумажек, — шериф даже не пытался скрыть своего восхищения ловкостью Гюнтерхайма. — Я вам, конечно, очень сочувствую, но ничем не могу помочь. Это выходит за рамки моих полномочий.

Шериф попросту боялся. Ему было хорошо известно, что Гюнтерхайм связан с одной из могущественных гангстерских корпораций.

Оставшись один, Кедиган подошел к открытому окну. Порывы соленого ветра с океана освежили горящее лицо.

Зазвонил телефон. Кедиган лениво поднял трубку.

— Привет, старина! Я слышал, у тебя большие неприятности, — узнал он голос Гюнтерхайма. Кедиган молчал.

— Послушай, не могу ли я тебе чем-нибудь помочь? Мне как раз нужен агент на Венеру для сбора образцов местной флоры и фауны. Зарплата — пятьсот долларов в месяц. Немного, но…

Что ж, его намек нетрудно было понять. Кедиган бросил трубяу. Зачем лететь на Венеру, когда Атлантический океан совсем рядом, в нескольких километрах от его конторы. Даже отсюда видно, как окаймленные белым кружевом пены валы разбиваются о гранит набережной. В черной воде залива отражались пурпурные огни.

И вот все кончено. Кедигаи позвал секретаршу и распорядился, чтобы автомобиль ждал его у подъезда.

— Куда вы собрались, мистер Кедиган? — удивленно спросила мисс Клер. Она еще ничего не знала.

— Хочу прогуляться по набережной, — грустно ответил он. Хотел добавить: "Прощай, зеленоглазая!", но ни сказал ничего.

— Ой, как здорово! — воскликнула она, когда Кедиган уже подошел к двери. — Сейчас самое время прилива. И так чудесно пахнет водорослями. Приятной прогулки, мистер Кедиган!

Мюррей ЛЕЙНСТЕР

ДЕМОНСТРАТОР ЧЕТВЕРТОГО ИЗМЕРЕНИЯ

Перевод с английского И.Почиталина

Пит Дэвидсон был обручен с мисс Дейзи Мэннерс из кабаре "Зеленый рай". Он только что унаследовал всю собственность своего дяди, доки по части четвертого измерения, и стал опекуном необыкновенно общительного кенгуру по кличке Артур. И все-таки он не был счастлив; сейчас это было особенно заметно.

Сидя в лаборатории дяди, Пит что-то царапал на листке бумаги. Он складывал цифры и в отчаянии хватался за волосы. Затем вычитал, делил и умножал. В результате неизменно возникали проблемы, так же мало поддающиеся решению, как и уравнения четвертого измерения его покойного дядюшки. Время от времени в лабораторию с надеждой заглядывало длинное, лошадеобразное лицо. Это был Томас, слуга его дяди, — Пит серьезно опасался, что Томаса он тоже унаследовал.

— Извините, сэр, — осторожно произнес Томас.

Пит в тревоге откинулся на спинку кресла.

— Ну, что еще, Томас? Чем сейчас занимается Артур?

— Он пасется в георгинах, сэр. Я хотел спросить насчет ленча, сэр. Что прикажете приготовить?

— Что угодно! — ответил Пит. — То есть все, что угодно! Впрочем, нет. Пожалуй, чтобы разобраться в делах дяди Роберта, нужны мозги. Приготовь мне что-нибудь богатое фосфором и витаминами; это мне понадобится.

— Будет сделано, сэр, — сказал Томас. — Вот только бакалейщик, cap…

— Как, опять? — в отчаянии застонал Пит.

— Да, сэр, — ответил Томас, входя в лабораторию. — Я надеялся, сэр, что положение несколько улучшилось.

Пит покачал головой, подавленно уставившись на свои расчеты.

— Все по-прежнему. Наличные для оплаты счета от бакалейщика остаются далекой и туманной мечтой. Это ужасно, Томас! Я всегда считал, что дядя по самую завязку набит деньгами, и полагал, что четвертое измерение имеет отношение к математике и никак не связано с пьянством и развратом. Но дядя Роберт, должно быть, проводил время в настоящих оргиях с квантами и космическими континуумами! Мне даже не удастся рассчитаться с его долгами, где уж там выкроить что-то для себя!

Томас хмыкнул, что должно было означать сочувствие.

— Если бы я был один, я бы это выдержал, — мрачно продолжал Пит. — Даже Артур с его простым кенгуриным сердцем держится стойко. Но Дейзи! В этом-то вся загвоздка! Дейзи!

— Дейзи, сэр?

— Моя невеста, — пояснил Пит. — Она из кабаре "Зеленый рай". Формально Артур принадлежит ей. Я сказал Дейзи, что получил наследство. И она будет очень разочарована.

— Очень жаль, сэр, — сказал Томас.

— Это заявление, Томас, является смехотворной недооценкой положения. Дейзи не тот человек, который легко мирится с разочарованиями. Когда я начну объяснять, что состояние дяди исчезло в четвертом измерении, у Дейзи на лице появится отсутствующее выражение и она перестанет слушать. Вам когда-нибудь приходилось целовать девушку, думающую о чем-то другом, а?

— Нет, сэр, — ответил Томас. — Ну а как же ленч, сэр…

— Нам придется заплатить за него, — с отчаянием произнес Пит. — У меня в кармане всего сорок нентов, Томас, и по крайней мере Артур не должен голодать. Дейзи это не понравится. Ну, давай посмотрим!

Он отошел от стола и хищным взглядом окинул лабораторию. Ее никак нельзя было назвать уютной. В углу стояло странное сооружение из железных прутьев высотой примерно фута четыре, похожее на скелет. Томас сказал, что это тессеракт — модель куба, существующая в четырех измерениях вместо обычных трех.

Питу она больше напоминала средневековое орудие пыток — весомое доказательство в теологическом диспуте с еретиками. Пит не мог себе представить, чтобы этот теесеракт понравился кому-либо, кроме его дяди. Кругом валялись детали приборов самых разных размеров, по большей части разобранных. Они выглядели как результат усилий человека, потратившего огромное количество денег и терпения на сооружение чего-то, что после завершения будет никому не нужно.

— Здесь нечего и в ломбард заложить, — подавленно заметил Пит. — Ничего, даже отдаленно похожего на шарманку, если Артур согласится исполнять роль мартышки.

— У нас есть демонстратор, сэр, — с надеждой в голосе напомнил Томас. — Ваш дядя закончил его, сэр, он действовал, и вашего дядю хватил удар, сэр.

— Очень весело! — сказал Пит. — Что же это за демонстратор? Что он демонстрирует?

— Видите ли, сэр, он демонстрирует четвертое измерение, — сообщил Томас. — Ваш дядя посвятил ему всю свою жизнь, сэр.

— Тогда давай посмотрим на него, — сказал Пит. — Может быть, мы заработаем на жизнь, демонстрируя с рекламными целями четвертое измерение в витринах магазинов. Впрочем, я не думаю, что Дейзи понравится подобная карьера.

Томас торжественно подошел к занавеси позади письменного стола. Пит думал, что за ней спрятан буфет. Томас отодвинул занавес — там оказался огромный аппарат, единственным достоинством которого была завершенность. Перед глазами Пита предстала чудовищная бронзовая подкова в целых семь футов высотой. По-видимому, она была полон и наполненной множеством таинственных колесиков и шестеренок. В ее нижней части находилась стеклянная пластина в дюйм толщиной, судя по всему, вращающаяся. Еще ниже было расположено массивное основание, к которому тянулись медные трубки от рефрижераторнвго устройства.