Третий глаз дракона, стр. 2

Наверное, если бы визиты к учащимся были разрешены не только в период каникул, академию уже не раз пришлось бы реставрировать.

Конечно, «нерадивых» учеников наказывали, но хватало этого ненадолго. Максимум на пару дней. Каверилл был абсолютно уверен, что попытку создать дракона они повторят еще до конца недели.

Будь на месте Грея кто-то другой, он уже давно с треском вылетел бы из академии. Но отчислять сына лорда Арриера было как-то… неудобно. К тому же Грея в перспективе пророчили на место Главы Белой Лиги, а маги, выброшенные из академии, зачастую начинали мстить своим обидчикам. Адепта такой силы было неразумно настраивать против Ордена.

Размышления Каверилла прервало появление ректора собственной персоной. Щеки ректора нервно подергивались. Мантия его, долженствовавшая иметь белый цвет, почему-то была украшена некоторым количеством крестиков и кружочков – словно кто-то из учеников использовал ее вместо бумаги.

– Что это такое?! – Ректор застыл напротив троицы детей и гневно ткнул пальцем себе в грудь, показывая на ряд из трех крестиков, перечеркнутых сплошной линией.

– Кто-то выиграл? – невинно поинтересовался Винс.

– Я запрещу тебе вход на территорию школы! – прошипел ректор, проглатывая ненормативные выражения, которыми ему очень хотелось дополнить свою фразу.

Каверилл тактично кашлянул, привлекая к себе внимание.

– Ну что еще? – Ректор резко повернулся в сторону преподавателя.

– Вы уже запрещали ему приходить.

– Тогда почему он здесь?! Кто его пустил?!

Винс почесал чуть шелушащийся от солнца нос.

– Никто не пускал. Я залез через стену. Заодно и потренировался. Ну нас как раз недавно учили, как проходить через такие препятствия.

Чтобы отвлечь Винса от постоянных сожалений на тему отсутствия у него магических способностей, мальчика отдали обучаться военным искусствам. Помогло это не сильно, а новоприобретенные знания Винс использовал на что угодно, только не на общественное благо.

Каверилл опять слишком отвлекся на размышления и не сразу заметил, как редеющая шевелюра ректора вспыхнула мелкими огоньками пламени и начала тлеть. Наставник поспешно щелкнул пальцами, и на голову главы академии перевернулось небольшое ведерце воды. Ректор замер на середине обличительной речи, со свистом втягивая воздух.

Золотоволосый эльфенок хихикнул. Неелерк тоже был той еще головной болью. Способности у него были средние, а вот наглость запредельная. Дружба с Греем открывала для него огромное поле для реализации собственных пакостей.

Формально Неелерк считался единственным сыном советника правителя Абадосса по финансам. Фактически профиль эльфенка до мелочей напоминал изображения, гравируемые на монетах. С учетом того, что законного наследника у Ксорта до сих пор не было, применять более-менее серьезные воспитательные меры к Неелерку опасались.

Ректор устало вытер остатки воды с опаленных волос. И почему все проблемы имеют свойство наваливаться сразу? В кабинете у ректора, до которого он не успел дойти, рассмотрев нововведения в окраску своей одежды, дожидалась вторая проблема: бесталаннейший из учеников выпускного курса, черный «маг» Галлик.

Способности Галлика едва-едва позволили положительно пройти тест при поступлении, трижды его оставляли на повторное прохождение очередного курса. Шансов успешно закончить академию у него, по мнению ректора, не было. Откровенно говоря, у него вообще не было шансов ее закончить. С курса на курс Галлика двигало только его собственное ослиное упрямство и нежелание понимать, что никем, кроме преподавателя начальных классов либо колдуна в отдаленной деревушке, ему быть ну никак не светит. Так нет, мальчишка мечтал о великой славе некроманта!

Ректор устало потер мокрый лоб. Хотя бы с Галликом пора все-таки заканчивать. Либо он доказывает свои способности, либо надо его отчислять.

За спиной Каверилла раздался легкий хлопок, и в воздухе снова распространился крайне неприятный запах. Еще не оборачиваясь, он логично предположил, что шпиль черного сектора повторил судьбу белого. Каникулы начинались традиционно.

– Грей!!!

ГЛАВА 2

Винс надеялся проскользнуть незамеченным, но уже во дворе дома наткнулся на явно поджидавшего его Ралернана.

– Мы же вроде договаривались, что ты никуда не исчезаешь? – полюбопытствовал эльф.

– Ну… я ходил проведать Грея, – слегка смущенно ответил Винс. Предполагалось, что визит в академию он нанесет вместе с родителями. Но разве вместе с ними получится поколдовать! Взрослые иногда такие зануды…

– Со мной уже связался его наставник и рассказал о твоем посещении. – Ралернан едва заметно вздохнул. Конечно, оставлять Грея в академии на каникулы тоже было не самой хорошей идеей, но преподаватели явно лучше справлялись с устранением последствий внештатного колдовства, чем он сам. Ралернан пытался терпеть выходки Грея около пяти лет, но когда тот в очередной раз «случайно» превратил первый этаж замка Арриера в огромный аквариум, Ралернан решил, что его сыну безопаснее оставаться в академии до окончания срока обучения.

Сам Ралернан так и не стал хорошим магом. Сила, которой наделила его богиня Света, отнюдь не сопровождалась знаниями по ее применению. Ралернану пришлось потратить несколько лет, обучаясь управлению своими возможностями, но до конца он их еще до сих пор не освоил. Формально Ралернан даже не числился в составе Белой Лиги.

– Ну пап… Мы же совсем чуть-чуть поколдовали. – Винс усиленно изучал пыль под ногами. Впрочем, он чувствовал, что на него не сердятся. Вероятно, Грею достанется больше. Хорошо еще, сам Грей абсолютно спокойно относился к тому, что большая часть упреков выливается на его голову.

– Каверилл был весьма огорчен. – Рука Ралернана взъерошила черные волосы Винса. – Знаешь, мне бы хотелось увидеть академию на том же месте, когда мы будем уезжать.

Винс сверкнул белозубой улыбкой:

– Там хорошие стены! Я абсолютно уверен, что здание выдержит.

– Винс!

Керри задумчиво наблюдала за ними из окна. Винс оживленно жестикулировал, рассказывая о деталях своего посещения академии. Ралернан делал притворно-суровое лицо, но глаза у эльфа были теплые.

Двенадцать лет назад она бы ни за что не поверила в это…

Разговор об аборте Ралернан завел почти сразу после своего возвращения. Керри это показалось странным – с учетом той лояльности, что эльф проявлял всего несколькими днями раньше. И с учетом того кошмара, что приснился ей в день сражения за Белую Башню. А еще спустя всего пару часов Ралернан проговорился, что убил Л'эрта.

Она не поверила. Не хотела верить. Не могла. Но тот сон… был слишком живым.

И потом, если вампир действительно мертв, его магия должна перестать работать! Она должна воспринимать его исключительно как монстра. Но… не воспринимала же!

Ей нужна была отсрочка. Для вида она согласилась с Ралернаном, но попросила «на всякий случай» проконсультироваться с хорошими лекарями – чтобы не было проблем со следующими детьми. Ралернан согласился. Они поехали в столицу. Керри всю дорогу изображала, как ей плохо. С учетом того, что раньше она стремилась изображать прямо противоположное, эльф крайне обеспокоился. Разумеется, он не стал возражать, когда она сказала, что хочет отдохнуть после тяжелого пути и немного побыть одна.

Портал построился неожиданно легко. Никогда раньше у нее не получалось с первого раза создать именно то, что надо. Но в этот раз магия слушалась ее практически идеально.

Сама Керри не знала никого из магов, но память вампира хранила довольно много имен – куда больше, чем ей было нужно. На свое счастье, она начала с не очень сильных представителей Ордена – и ей без труда удавалось устанавливать ментальный контроль над их разумом. Третий по счету невольный собеседник дал ей детальное описание битвы в Башне. Этот маг был уверен, что Л'эрт мертв. Керри по-прежнему в это не верила.