Госпожа "Нет". Измена Альянсу (СИ), стр. 39

— Говорят это способствует положительному имиджу, — он широко улыбнулся, вдруг став похожим на нашкодившего мальчишку.

— Возможно, — Эмбер покрутила галафон, не зная, стоит ли принимать этот подарок.

— Берите. Все равно ваш завтра заблокируют. Как и банковские счета, так что рекомендую перевести деньги на ваш счет, открытый на Альвионе. Реквизиты указаны в договоре.

— Что? — охнула Эмбер.

— Сегодня был подписан приказ на блокировку всех ваших счетов. По всей видимости, в Альянсе надеятся, что вы одумаетесь, вернетесь и покаетесь.

— Это — дурная шутка?

— К сожалению, нет. Поспешите, до полуночи не так уж много времени.

Эмбер покачала головой:

— Откуда я знаю, что это не ловушка?

— Ловушка? — император нахмурился.

— Вы вынудите меня перевести деньги на указанные счета, тем самым поставив меня в полную финансовую зависимость от банков Альвиона, а потом объявите, что я выступаю против Альянса.

— Счет оффшорный. Банк в Свободных мирах.

— А…

— А работая на корону, вы и по любому будете выступать против Альянса. И не надо говорить, что это — другое.

— Не скажу, — Эмбер помолчала, осмысляя сказанное. — Но не проще ли было оставить меня в неведении относительно моих счетов?

— Нет.

— Почему?

— Потому что вы стоите слишком близко ко мне, и вас могут, да что там, наверняка будут пытаться подкупить, чтобы повлиять на мои решения.

— Например, какие?

— Космос!

— Что? — Эмбер не поверила своим ушам. Она же совсем недавно слышала о космосе от дочери. — Это-то тут при чем?

— Ну… — Эдвард помялся, а потом продолжил. — Видите ли, это, пожалуй, сейчас основной камень преткновения для принятия бюджета на следующий год. Кабинет министров категорически против развития этого направления.

— Может, они правы? Насколько я понимаю, это — дорого и опасно.

— Не опаснее, чем межмировые экспрессы и флаеры. Это то, что было создано на Альвионе и в чем мы до сих пор лидируем, но все миры уже начали заниматься исследованием космоса. И если у них получится, то от межмировых экспрессов можно будет отказаться. А тогда Альвион будет зависеть от остальных миров.

— Поэтому вы хотите опередить?

— Да! — голубый глаза ярко заблестели. — Если мы можем исследовать космос, разработать полетную программу… открыть новые миры, не завися от Червоточин. Как все уже понимают, их оказалось конечное количество. И человечество снова ограничено — сорока шести миров уже слишком мало.

— Но зачем при этом менять правительство? Вы ведь именно это хотите сделать?

— Видите ли… министры… Они слишком консервативны и категорически против новых исследований. Их партия блокирует все предложения в Парламенте.

— Может быть, они правы, не желая рисковать?

— Может быть, — кивнул император. — Поэтому мне и нужны вы. Как независимый эксперт.

— Почему тогда вы просто не предложили мне это? Зачем было шантажировать дочерью?

— А вы бы согласились? — он вздернул бровь. — Работать на ненавистную империю?

— Нет!

— Вот видите! — император снова откинулся на спинку кресла.

Он выглядел таким самодовольным, что Эмбер захотелось запустить в него чем-нибудь тяжелым и сказать, что сделка отменяется. Она даже оглянулась в поисках подходящей вазы, когда в гостиной появилась жутко недовольная Алекс.

— Мам, это тебя, — она сунула матери свой галафон и только тогда заметила гостя. — Здрасте.

— Добрый вечер, — кивнул Эдвард.

Эмбер тем временем поднесла галафон к уху:

— Слушаю.

— Эм?

— Да, — узнав Эшли, она покосилась на императора. Тот делал вид, что совершенно не интересуется ее разговором.

— Слушай и не перебивай. Мы тут поразмыслили, и решили дать тебе шанс.

— Что?

— Послушай, это — твой шанс. Ты слишком близко к императору…

— Предлагаешь мне убить его?

— Что за… — Эшли хмыкнул. — Ну у тебя и юмор!

— Какой есть. Так что ты хочешь?

— Информацию.

— Прости?

— Ты прекрасно поняла, Эм. Мы прекрасно понимаем, что сподвигло тебя на этот поступок и готовы закрыть глаза в обмен на информацию…

— Нет.

В трубке воцарилось молчание.

— Эм, ты хорошо подумала? Ты понимаешь, что это значит?

— Что я отказываюсь поступать подло, Эш. Так и передай остальным.

— Эм… Эмбер…

Она нажала отбой. Заблокировала номер и только после этого вернула телефон дочери.

— Плохие новости? — поинтересовался император.

Эмбер устало посмотрела на него.

— Вы были правы.

Она придвинула к себе галабук, открыла сайт банка и ввела необходимый код доступа. Несколько нажатий клавиш, и на вирт-экране вспыхнул зеленый огонек, одобряющий транзакцию. Не обращая на это внимание, Эмбер открыла второй сайт, затем — третий… На пятом экран вдруг полыхнул алым.

— Что за… — она еще раз попыталась ввести пароль, на экране по прежнему светилось: “доступ запрещен”. Все еще не веря в случившееся, Эмбер перевела взгляд на императора. Он демонстративно взглянул на часы:

— Полночь! Кажется именно в это время все превращается в тыкву?

— Он действительно это сделал? — все еще не веря в происходящее, Эмбер смотрела на экран, а потом перевела взгляд на собеседника. — Эш… он заблокировал счета? Но это же прямое нарушение свобод гражданина!

— Хотите подать на него в суд?

— Нет! — это прозвучало очень резко и громко. Так громко, что Алекс снова выглянула из своей комнаты:

— Что-то случилось?

В руках у девеочки все еще поблескивал галафон. Судя по всему, видеосвязь.

Эмбер с трудом взяла себя в руки:

— Нет, дорогая, все в порядке. Ложись спать.

— Ладно, — она снова скрылась в комнате.

— Я не буду подавать иск против Эшли, слышите! — Эмбер снова повернулась к ухмыляющемуся императору. Судя по всему, он успел краем глаза заглянуть в галафон девочки и увиденное его позабавило.

— Простите?

— Я не буду подавать иск, так что не радуйтесь преждевременно.

— Я тоже думаю, что это — бессмысленно. Пока что, — согласился он и встал. — В любом случае, рад, что вы сохранили хотя бы часть сбережений. Надеюсь, что бОльшую. Спокойной ночи.

Он поклонился и вышел. Эмбер долго сидела в кресле, пытаясь понять, что ей делать, а потом вздохнула и снова развернула вирт-экран и начала изучать договор с короной.

Глава 21

Бом.

Бом.

Бом…

Старинные массивные часы пробили десять раз, когда госпожа Дарра переступила порог кабинета императора. Светло-серый костюм, шелковая блузка, тщательная укладка — Эмбер провела перед зеркалом больше часа (небывалая роскошь), чтобы ничего не могло свидетельствовать о её бессонной ночи. Разве что макияж был чуть ярче обычного, и в зеленых глазах то и дело проскакивала тревога. Но вряд ли император станет заглядывать ей в глаза.

— Доброе утро, ваше величество!

Кажется, в империи принято делать реверанс, но Эмбер предпочла ограничиться коротким поклоном.

— Доброе, — при виде ее, Эдвард поднялся и указал на один из стульев. — Присаживайтесь.

— Благодарю. Итак…

— Как вы провели ночь?

— Простите? — Эмбер нахмурилась. — Каким образом это касается вас?

— Самым прямым: радушный хозяин я обязан поинтересоваться, удобно ли было моим гостям.

— Благодарю, со вчерашнего дня существенно ничего не изменилось. Это все?

— Нет, — он уже в открытую ухмылялся. — Мягким ли был матрас? Довольны ли вы завтраком?

— У вас дворец или отель?

— Ну… на самом деле и то и другое! Вы не представляете, кто только не жил во дворце и какие при этом претензии мне приходилось выслушивать. При чем в основном от СМИ.

— Журналисты тоже ночевали здесь?

— Что вы, они просто брали интервью после. Поэтому я теперь предпочитаю держать руку, так сказать, на пульсе.

— А… — Эмбер вдруг поняла, что император легко перехватил преимущество в беседе. — Мне кажется, мы отклонились от основной линии нашего разговора.