Госпожа "Нет". Измена Альянсу (СИ), стр. 35

— Ясно.

Девочка первая зашла во флаер, села на широкое сиденье с восхищенным взглядом рассматривая все вокруг. Эмбер заняла место рядом, пристегнула ремень и, помявшись, окликнула дочь:

— А как ты узнала?

— О чем?

— О нашем соседе.

— А… так это несложно, — отмахнулась дочь. — Видно же, как он на тебя смотрит…

— Как?

— Ну так… — девочка ехидно улыбнулась. — Плотоядно.

— Алекс!

— Да ладно, ма, нам обо всем еще в четвертом классе рассказали!

Алекс прильнула к окну, а Эмбер откинулась на спинку, размышляя, что еще она упустила в воспитании дочери.

Полет не занял много времени, и вскоре флаер опустился во дворе императорского дворца. Эмбер вышла вслед за дочерью и замерла, внимательно рассматривая возвышающиеся вокруг серые стены.

— Правда, похоже не то на склеп, не то на мавзолей? — хмыкнула дочь.

— Алекс! — с укором воскликнула Эмбер, в глубине души признавая правоту дочери. — Веди себя прилично.

— И делай реверансы проходящим мимо?

— А ты умеешь?

— Ну-у-у, — протянула дочь. — Немного.

Эмбер насмешливо взглянула на дочь, и хотела что-то сказать, но ей помешали.

— Госпожа Дарра? — у крыльца возник высокий мужчина в черном костюме.

— Да.

— Я — старший лакей Джулиан. Следуйте за мной.

— Куда? — поинтересовалась Алекс.

— Мне приказано проводить вас в ваши комнаты. — лакей коротко поклонился. — Позволите ваш багаж?

— У нас его нет.

— Как вам будет угодно.

Эмбер хотела ответить, что ей-то как раз угодно, чтобы багаж у нее был, но лакей уже направился во дворец.

Бесконечные галереи и коридоры вызвали у Эмбер опасение, что ни она, ни Алекс не найдут сами выход, так и будут блуждать в мрачном великолепии, а потом их кости будут показывать туристам.

— Прошу, — лакей распахнул дверь и отступил.

Эмбер переступила порог с интересом рассматривая небольшую комнату. Стены, окрашенные желтой краской, камин, два травянисто-зеленых, на первый взгляд очень мягких и уютных дивана, и помпезные золотисто-оранжевые подушки в тон шторам на окнах.

— Гм… а где позолота и все эти завитушки? — Алекс настороженно озиралась.

— Парадные покои предназначены для высокопоставленных гостей: членов королевских фамилий, либо глав государств, — невозмутимо пояснил лакей. — Эти апартаменты — для личных гостей его величества.

— Ясно.

— Как правило, у секретаря его величества есть отдельная квартира, которую оплачивает казна, но ее занимают сэр Норрак с супругой.

— Я понимаю, — Эмбер не знала, как отделаться от лакея. Впрочем, он не стал надоедать своим присутствием. Коротко осведомившись, нужно ли гостям что-то и получив отрицательный ответ, мужчина вышел, оставив мать и дочь наедине.

— Ну что, надо обустраиваться, — Эмбер распахнула одну из дверей напротив входа.

Там оказалась спальня. Тоже в бледно-желтых тонах, но с зелено-голубыми шторами и росписью на стенах. Еще одна дверь вела в персональную ванную с мраморной раковиной и начищенными до блеска латунными кранами.

— Надеюсь, это не бутафория, и все работает…

— Мам, смотри, здесь балдахин!

Голос Алекс был полон восторга. Эмбер поспешила к дочери.

Та уже разлеглась на кровати из темного дерева, которую действительно украшал балдахин из бирюзового атласа, в тон ему были и шторы, а у изножья стоял прикроватный столик.

— Мамочка, можно это будет моя комната? — Алекс с мольбой сложила руки у груди. — Пожалуйста…

— Как хочешь.

Самой Эмбер комната напоминала аквариум. Полутемная и холодная. Но, видимо, дочь это не смущало.

— Круто! Спасибо! — Алекс перевернулась на спину и широко раскинула руки.

Эмбер вернулась в спальню, которая отныне стала ее. Следовать примеру дочери не стала. Села в кресло у окна, задумчиво смотря зеленый газон.

— Ну, что будем делать? — вдоволь повалявшись на своей кровати, Алекс появилась в дверях. Эмбер обернулась.

— Тебе никто не говорил, что ты — бесцеремонна?

— Ну ма-ам. Так что?

Эмбер вздохнула и поднялась, привычно одернула пиджак:

— Пойдем по магазинам.

Межмировая сеть — вещь прекрасная. И тем, что она едина для всех сорока семи обитаемых миров, и тем, что в ней можно добыть любую информацию. Разумеется, не ту, что засекречена, да и не всегда правдивую. Но уж достоверные сведения о покупке одежды раздобыть удалось. Даже и не сведения, Эмбер прекрасно знала, что ее любимый дизайнер живет именно на Альвионе, а конкретно адрес его бутика.

— Вход только по приглашению, — прочла Алекс с экрана.

— Думаю, мы его получим. — Госпожа адвокат легко заполнила форму. — Пойдем, надо найти выход из этого лабиринта и заодно заказать таксофлаер.

Найти выход оказалось легче, чем Эмбер представляла, стоило только обратиться к проходящему мимо очередному человеку в черном. С таксофлаером тоже все решилось достаточно легко: оказалось, император предоставил в пользование госпожи Дарра один из своих личный флаеров и водителя.

— Я могу и сама, — запротестовала она, но сразу же вспомнила, что на Альвионе правостороннее движение, так что водитель оказался кстати. К тому же он гораздо быстрее ориентировался в узких улочках городского центра, и вскоре они вышли у небольшого двухэтажного здания из красного кирпича с медной вывеской над дверью.

— Мам, ты уверена, что это — модный бутик, а не антикварная лавка? — Алекс с недоверием рассматривала начищенные до блеска буквы.

— Милая, это — обитель одного из лучших портных Альвиона, — с этими словами Эмбер подхватила дочь под руку и вошла внутрь. — Добрый день.

Последние слова пришлось почти кричать, чтобы перекрыть звон колокольчика над дверью. Одна из продавщиц, раскладывавших шелковые платки, встрепенулась и поспешила навстречу клиентам.

— Добрый день! Чем могу помочь?

Она окинула мать и дочь взглядом, который с точностью до кредита оценил их одежду — от кончиков туфель до краешка юбки.

— Мне нужен костюм.

— Мы шьем только на заказ…

— Мои мерки есть у вас в базе. Эмбер Дарра.

Имя произвело впечатление. Девушка вздрогнула и испуганно посмотрела на прославленного адвоката.

— Госпожа Дарра… — под выжидающим взглядом она спохватилась и взяла со стойки администратора планшет, заводила пальцем по экрану. — Да, действительно… Чем могу помочь?

— Мне нужны костюмы. Лучше серого или темно-синего цвета. Брюки — прямые, юбка по колено, не длиннее и не короче. И еще десять рубашек из белого шелка.

Алекс подпрыгнула:

— Мама! Это же ужасно! Есть же другие цвета, кроме серого и темно-синего!

— Белый, — невозмутимо ответила Эмбер. — И этого цвета у меня блузки.

— А зачем тебе столько рубашек? — скривилась в полном отвращении дочь.

— На каждый день и запасные. Что у вас есть готового?

— Почти ничего, — девушка хлопнула ресницами, — мы занимаемся пошивом на заказ… правда, костюмы есть, но других цветов.

— Нет, другие не подойдут…

— Мамаааа! — протянула Алекс. И непонятно, чего больше было в ее голосе — раздражения или восхищения. — Может быть, костюмы не только серые?

— Можно черные. Но я их не люблю. К тому же это может быть расценено, как траур…

— Траур? — фыркнула Алекс. — По кому?

— По прежней жизни. Ладно, что у вас сейчас вообще имеется? Последние слова предназначались продавцу. Девушка засуетилась и вытащила из подсобки штангу с висящими на плечиках костюмами: яркими, разноцветными.

— Вот… правда, здесь почти нет серого и черного… Может быть, темно-зеленый?

— Он убьет внешность госпожи Дарры, Луиза! Он противопоказан блондинкам со столь бледной кожей.

Эмбер резко развернулась, чтобы посмотреть на человека, который так легко возражает продавцу. И плюс, знает, как зовут клиентку.

— Счастлив вас видеть в своем царстве, госпожа Дарра!

Пожилой мужчина, хрупкий, похожий на танцора и фигурой и изящными, отточенными движениями, поклонился ей.