Грифоны Васильевского острова. Попаданец в альтернативное время, стр. 31

Утром, прихватив двух легионеров, ибо население не самое дружественное, отправились на поиски. Под влиянием Рима находились Нижняя и Верхняя Германия на левом берегу реки Рейн. В Германии жили разные племена – готы, саксы, вандалы, алеманы, франки и прочие.

За два дня обошли до десятка деревень. Матвей поразился убожеству жилья и примитивности жизни германцев. Казалось, между уровнем жизни в Римской империи и здесь – целая пропасть. Тем не менее позже Рим был захвачен германцами. В каждой деревне было от десятка до полусотни коров, и всех следовало осмотреть. И только на третий день повезло. На вымени коровы Матвей увидел несколько пузырьков с мутной жидкостью, очень похожих на коровью оспу по описанию. Вживую раньше Матвей их не видел.

Хозяйка сначала уперлась, не хотела продавать скотину. Но Гален дал золотой ауреус. Да за такие деньги можно было купить всю деревню – с домами, скотиной и людьми! Обратно возвращались с коровой. Ее вел за веревку сам Гален с важным видом. Правда, посмеяться над знаменитым лекарем было некому. Испуганные слухами о страшной эпидемии, жители сидели по домам.

Для коровы нашлось отдельное стойло в конюшне.

– А теперь подробно расскажи, – потребовал Гален.

Да, если бы Матвей хоть раз видел вариоляцию, как назывался метод. Впервые его попробовал ар-Рази, известный на Востоке лекарь. Но Матвей о способе читал, поэтому пересказал, добавив уверенности голосу.

Гален слушал и недоверчиво качал головой. За всю его деятельность он ни разу не слышал и не читал о таком методе лечения.

– И сам пробовал?

Матвей показал характерный шрам на левом предплечье.

– В моей стране всем делают, поэтому эпидемий не бывает.

– Как только закончится эпидемия в империи, я немедленно отправлюсь в Московию. Поговорю с лекарями, осмотрю болящих. Ты меня познакомишь с толковыми лекарями?

– Обязательно.

– Ты меня несколько успокоил.

– Гален, для начала тебе необходимо самому сделать процедуру. Чтобы, с одной стороны, самому не заболеть, с другой – подать пример соправителям, что это неопасно.

– Завтра с утра и приступим, я думал об этом. Ты все проделаешь, как надо, я посмотрю. Выходит, и ученик может иной раз учителя чему-нибудь научить.

С утра, после легкого завтрака, отправились на конюшню. Лошадей в замке держали для гонцов, а также на случай срочного выезда императоров, если того потребуют дела в Риме. А вот коровника или свинарника не было, поэтому корову поместили в свободное стойло.

Оба волновались. Матвей обтер корове вымя красным вином, потом вином вымыл руки. Над пламенем масляного светильника обжег ланцет. Потом острием проколол одну из пустул на вымени, а гнойную жидкость, коей была пара капель, собрал на лезвие. И этим же ланцетом сделал легкий короткий надрез кожи на левой руке Галена. Тот не дернулся, не издал вскрика, смотрел внимательно. Через некоторое время, когда кровь на надрезе свернулась, наложил небольшую повязку.

– Предупреждаю, мочить нельзя три дня, как и снимать повязку, – сказал Матвей.

– Исполню. А теперь я должен все записать. Если поможет, метод останется в анналах истории, и им будут руководствоваться другие лекари. А коли суждено умереть от оспы, то все будут знать, что твой способ опасен.

– Разумно.

Теперь оставалось только ждать. Когда на следующий день у Галена поднялась температура, Матвей испугался. А к вечеру заболела голова. Так ли все идет, как должно? Или оспа разыграется всерьез? Если Гален умрет, в истории Матвей останется как убийца лекаря. И уйти в Московию ему не дадут. Либо легионеры схватят и доставят на суд соправителей. Либо не сможет пройти через земли враждебных племен. Одному без оружия, без денег одолеть тысячи верст невозможно.

Однако через два дня температура спала, оставалась только слабость. На месте пореза и прививки появился маленький пузырек. Гален был в панике.

– Все идет, как и должно, – успокаивал его Матвей. – Потом все заживет и останется маленький шрам, как у меня. Как у всех, переболевших оспой.

– Да, я наблюдал таких: лица в шрамах, сильно обезображивающих.

– Ну, у тебя будет один шрам, да еще на руке. Мужчин шрамы лишь украшают.

И в самом деле, через неделю пузырек сам лопнул, на его месте появился небольшой рубчик. А Гален чувствовал себя с каждым днем все лучше. И уселся писать трактат. Он был честен и написал, что метод заимствован из Тартарии.

– Матвей, как считаешь, не пришла ли пора сделать такую же процедуру императорам?

– И членам их семей, и прислуге. Способ сей называется прививка.

– Я запишу.

Разговор с императорами состоялся на следующий день. Матвей при беседе не присутствовал. Гален сказал, что завтра сделают прививки всем слугам в замке и легионерам охраны. В этом случае слуги не принесут болезнь в замок. Решение разумное, это отметил и Матвей, и Гален. Но Матвей держал свое мнение при себе, а Гален поделился. Соправители осторожничали, хотели убедиться, что прививка безопасна.

На следующий день к конюшне выстроилась очередь. Сначала прошли около полусотни легионеров. Матвей брал содержимое пустулы у коровы ланцетом, передавал его Галену. Тот ухитрялся одним ланцетом сделать надрезы кожи сразу трем воинам. Получалось быстро. Однако к полудню все застопорилось, все пустулы на вымени коровы уже были вскрыты. Теперь надо ждать появления новых или искать другое больное животное. Решили подождать. Тем более Матвей знал, что эффект от прививки будет не сразу. Он не помнил точно, но должно пройти около двух-трех недель. Легионерам и слугам на две недели запретили покидать замок. Запасов продовольствия на этот срок в подвале хватит.

Гален, как и Матвей, все это время находились в страшном напряжении. Да, не все, получившие прививку, перенесли ее хорошо. И озноб был у некоторых, и головные боли, и пустулы на теле появились. Но ни один не умер и через три недели все при осмотре выглядели здоровыми. Для Галена это пища для размышлений. Все результаты он скрупулезно записывал.

– Будет о чем поведать лекарям. Думаю, для них это будет новостью номер один на многие месяцы.

И неожиданно засмеялся:

– Полагаю, скупят всех больных коров.

Глава 7

Венеция

Соправители за подданными приглядывали. Ни один всерьез не слег. Вот тогда призвали Галена. За лекарем тенью стоял Матвей.

– Мы убедились, что тебя не зря называют лучшим из лучших. И мы согласны сделать… э-э…

– Прививку, – подсказал Гален.

– Да, ее. Не дело императора помнить всякие заковыристые слова. Когда приступим?

– Завтра, нам надо подготовиться.

Вести императоров в конюшню, к корове – нонсенс! Надо было что-то срочно придумать.

– Матвей, ты все затеял, ты и решай.

– Я лишь ученик! Наверное, лучше будет во дворе замка поставить небольшой шатер. Я возьму гной из пустулы и ланцет немедленно занесу в шатер. А дальше действуешь ты.

– Нечто подобное полагал и я. Пойду скажу управителю двора, пусть подсуетится.

К вечеру приготовили инструменты, перевязочный материал, вино. Матвей осмотрел корову. Вот уж не думал, что превратится в ветеринара! И обнаружил только одну небольшую пустулу, на 4–5 человек содержимого хватит. Корова выздоравливает, и следует подумать, не подыскать ли другую. А эту использовать по прямому назначению – пусть молоко дает. Правда, молоко в империи не пили, все пускали на изготовление творога и масла.

Все прошло как нельзя лучше. Матвей производил забор материала, нес в шатер по соседству, ланцет передавал Галену, а тот уже делал надрез на коже, фактически глубокую царапину. Отсюда частицы гноя с инфекцией проникали в кровь. Прививку сделали оба императора и жена Септимия Севера. Луций Вер Коммод еще не был женат.

Матвей сразу обратил внимание, что после прививок соправителям за Галеном стал хвостом ходить один из легионеров. Наверняка по распоряжению императоров. Хотя – пустое. Выход из замка один, а там охрана. Без разрешения никому не войти и не выйти.