Я есть Жрец! (СИ), стр. 2

Деревня Мохов показалась, словно взятая с боями. Работали шесть групп, в центре деревни еще расположилась еще и группа реагирования. Наш катер не сразу прибился к берегу. Вначале мы сделали круг по озеру, присматриваясь к зарослям в поисках лодок. Они были, штук пятнадцать по всему озеру, длинной в километров пять. Были разные, но мы искали… Необычную. Как будто тут, если и есть браконьеры, или какие другие злодеи, так на яхте Абрамовича приплыли. В деревне были дачники, да и имелись несколько местных, которые в состоянии иметь добротные плавательные средства и моторы. Так что лодок хватало, как и обозначений, знаков, где выставлены рыбные сети, но ничего необычного не было. Пусть бы рыбнадзор проехался тут. Хотя, как по мне, так чего местных рыбки лишать, если у некоторых это реальный доход.

По рации передали, чтобы мы поднялись и осмотрели три дома, которые располагались ближе всего к озеру. Эти дома чуть выбивались из параллельной застройки остальной деревни, стояли кучно и чуть в стороне.

— Шишков, остаешься, остальные за мной! — скомандовал лейтенант.

— Козак, пожрать чего принеси! — попросил младший сержант Алексей Шишков, наш извозчик.

Сердце начало щемить. Интуиция? Говорят, что интуиция — это ответ мозга на то, что он получил информацию, но не смог ее до конца обработать, не находя ответов. Вот тут трава примята, тут, на вершине надпойменной террасы, где начинается деревня Мохов, свежий песок, сверху места, от куда его брали местные на строительные нужды. Песок почти сухой, значит недавно обрушился. Что это может значить? Не понятно, вот мозг и нагоняет панику. Ведь местные могли пройтись, да и все. И скорее всего, так и было.

Вдох! Выдох! Все! Нормально. К этому времени уже должны были большую часть деревни прошерстить и без нас. Если кто и был, а, судя по всему, мы, действительно, ищем каких-то бандосов, может и диверсантов, то должны сбежать. Не были подняты все силы гарнизона, чтобы оцепить деревню. Вообще, как-то нелепо все. Как будто командование приказало, а местные офицеры решили не особо напрягаться, а отработать сигнал для видимости. Настолько, чтобы рапорт выглядел героически и логично и без весомых результатов. Обследовано столько-то домов, столько-то квадратных километров, задействованы силы в составе… Отлично же, молодцы!

— Казакевич! Тут остаешься, смотри за выходом к озеру! Занять позицию! — скомандовал лейтенант.

— Есть, занять позицию! — сказал я и выбрал позицию возле большого и полного наливными яблоками дерева.

Если в какой хате и не покормят, так хоть яблок наемся. Сложно будет потом, с туалетом… все равно наемся, а после угля выпью и чего от поноса, на всякий случай.

Я огляделся. Неплохой такой сад, огород. Я находился рядом с картофельными сотками, но было видно, что дальше краснеют помидорки, тепличка стоит. Аккуратненько так, да по-хозяйски. Я в этом немного разбираюсь. Есть, так сказать, «домик в деревне». Оттуда и отрубание куриных голов, да и свиноубийство. Бабушка… и ведь все купить можно, свежее, хоть бы и фермерское, но нет, нужно самой работать, да и меня раньше чуть ли не каждые выходные жалобила, что помощь нужна. Ага! Помощь, чтобы замочить пять кролей, да двух индюков! Мясник-палачь в пути, милая, добрая, бабуля, точи топор!

— Тыщ! Ты-тыщ, — выстрелы прозвучали неожиданно, от чего я поперхнулся яблоком и не еще секунд двадцать не мог откашляться.

— Кхе, кхе! Стой, стрелять буду! — выкрикнул я, наблюдая, как из дома, тем же огородом, вдоль окученных рядков картошки, бежали два мужика.

Оба были в камуфляже и явно спортивного телосложения. Такие в деревне жить не могут. Подобная физическая форма нарабатывается либо в хорошем зале, а, скорее всего, в ходе военной подготовки. Блин, как-то ссыкотно.

Один из мужиков остановился и посмотрел в мою сторону. Быстро у него появился в руках автомат, который до этого был закинут на правое плечо. Со стороны дома все еще раздавались выстрелы и быстро пришло осознание, что меня сейчас могут убить. Странно, но именно с этим пониманием отступил страх.

Я упал в траву лицом в землю и сразу же, приподняв автомат над головой, сделал очередь примерно в ту сторону, где должны были быть мужики. АК-74 затрясся в моих руках и я чуть удержал оружие, понимая, что пули, наверняка, прошлись сильно выше мужиков. А что теперь? Лежать вот так вот, вгрызаясь в мокрую землю и приминая траву? Тогда что стоит бандитам подойти ближе и отправить меня на тот свет? Хотя они же спешили, вероятнее всего, не станут тратить время и побегут дальше… Шишков, твою мать! Они бегут к озеру, а там, наверняка, придремал Шишков. Он спит везде, хоть стоя, хоть сидя, не преминет и сейчас покемарить.

Я резко перекрутился чуть в сторону, к стволу яблони, от плодов которой чуть не подавился. Приподнял голову. Злые мужики уходили, в их руках, кроме автомата, было еще что-то. Это мотор к лодке. Видимо, тут, в саду, который располагался почти на гребне надпойменной террасы у них схрон. Сейчас быстро спустятся, там метров пятьдесят, после уже озеро, подцепят мотор на лодку и ищи сыщи. Выход из Моховского озера не перекрыт, спокойно уходят, оттуда и на территорию Украины могут прорваться, причем вполне себе, если возьмут ближе к впадению реки Сож в Днепр. Таким образом, эти… кто они там ни были, но точно преступники, почти гарантированно уходят. Наши, если и будет на выходе еще один катер, не станут стрелять, чтобы не получить крупнокалиберным пулеметом с той стороны. Не потому, что побоятся за себя, а потому, что как раз в этом месте, напротив сопредельного государства, раскинулся маленький город Лоев. Еще заденут гражданских, так это еще большая проблема, чем упустить бандитов.

Шишков! Там Шишков! Услышал ли он выстрелы? Должен, но… и чего я лезу? Но, ведь, лезу же, не могу иначе!

Я встал и, чуть пригибаясь, стараясь петлять и двигаться рваными движениями, направился в след за бандитами, которые уже начали спускаться с горы. Двадцать метров над уровнем озера, еще пятьдесят метров и там мой сослуживец.

— Ты-ты-тыщ! — раздалась продолжительная автоматная очередь, в ответ прозвучали четыре очереди по два-три патрона.

Тишина. Зловещая тишина, ни звука. Нет, звуки есть! С центра деревни пустили ракету и вот она зашипела. Запоздало группа реагирования среагировала, видимо, никто не ожидал, что уже приевшиеся рейды по деревням и весям, наконец, принесут результат.

Уже не петляя, я рванул к обрыву. Со стороны нашего катера не раздавалось больше выстрелов. Значит Шишков… а как там лейтенант и сержант Овчаров? Они вслед за мной, отчего-то не побежали. Я был уверен, что они спугнули бандитов, потому как те драпали. Внутри дома выстрелы звучали глухо, вряд ли какая иная группа услышала. Потому лейтенант должен жить. Наверное, он просто не увидел, что двое сбежали и сейчас вяжет тех, кого взяли в доме, скорее всего, хозяев, приютивших бандитов. Лейтенант, конечно, мой ровесник, но опытный, или, скорее, выученный, соображает быстро и подготовка у него неплохая.

У самого обрыва я упал на землю и подполз, чтобы высмотреть, что там, на крутом склоне. Один бандос лежал наглухо. Второй… ранен, сильно припадает на ногу, правая рука болтается, словно не родная. Но он упорно двигается к озеру. Шишков задел двоих своей отчаянной очередью.

— Стоять! Руки! — выкрикнул я и дал короткую очередь в воздух.

Такого нужно брать. За взятого живого и награду дадут серьезную. Вот батя порадуется! Сын, да с наградой, уже не дерьмовый ублюдок, позорящий отца! Вероятно, свои связи подключит, чтобы дали чего существеннее. Может и Героя!

— Тыщ! — я не успел среагировать на то, насколько быстро бандит достал пистолет и выстрел в меня.

Одновременно я нажал на спусковой крючок, накрывая бандита очередью. Удар в грудь вышибает из меня дух. Падаю.

*………….*……………*

— Кхе! — кашлянул я.

Резкая боль справа заставила поморщится. Ребро. Надеюсь, хотя бы не сломано. Но все равно хорошего мало. Это может быть надолго. Теперь, как говорила моя вторая бабушка, не та, что заставляла резать курицам головы, а по материнской линии: состояние «не бздонуть, ни перднуть», все болью отдаваться будет.