Я есть Жрец! (СИ), стр. 18

И? Мне вот так, подойти и перерезать горло человеку? Я уже убивал, а сейчас понимаю, что убить, как курицу, человека не готов. Нужно, это ясно, не такой и дурак, чтобы понять, что этот собирается бежать и кому-то на меня стучать.

— Попробуй сделать что-нибудь! — попросил я мужика, чтобы он дал повод, спровоцировал меня на убийство.

— Драва? — спросила Севия.

— Это на трупы? Не-е, леса много, а мне поколотые дрова самому нужны, — забывшись о ситуации «моя твоя не понимай», отвечал я девушке. — И вообще, что-то ты раскомандовалась! Иди корову за вымя дергай!

— Ка вяко [что говоришь?]?

— Сама ты вякаешь, а я говорю, — сказал я и пошел в дом.

А «вяко» — это и правду «говоришь», ну или какой синоним типа «трендишь». Понял это я после. Но сам факт, что слово «вякаешь» из жаргона моего времени, может быть древним, позабавил.

Какое-то безразличие накатило, стало все равно, что будет дальше. Решил попробовать перестать боятся всех и каждого. Девку уже отпустил, только на ночь ее привяжу. Хотелось бы к своей кровати, но… я же выше инстинктов. А остальных завтра отвяжу. Мужика этого, что глазами сверкает, убью, а остальным дам вольную.

Не был я рабовладельцем в прошлой жизни, нечего и начинать. А там будь, что будет. Только вечером в катер снесу собранный мной «тревожный чемоданчик», в виде двух мешков всякого и, собственно, два чемодана на колесиках. Пущу всех в дом, там же животных опять оставлю, сам на чердак, но подставлю лестницу со двора к окну. Начнут ломиться, чтобы убить, я в окно и ходу, дальше искать себе место. В Крым отправлюсь, или… к грекам. В Египет не хочу, еще в прошлой жизни не взлюбил. Но так же нельзя шарахаться каждого шага!

— Сах дра! Сах дра! — в дом ворвалась Севия, показывая рукой куда-то в сторону. — Сах дра [он сбежал]!

Я не понял слов, но выбежал из дома и первым делом посмотрел на место, где я оставил сидеть мужика. Его не было. Наручники были, а его, нет.

— Там! — сказала Севия и указала в сторону реки.

Я даже не осознал, что девушка сказала по-русски, а побежал к катеру. Там столько собрано всего-всякого, что никак нельзя отдавать. А еще, я уверен, что от мужика будут проблемы. Он же бежит к кому-то, чтобы рассказать обо мне. Тот факт, что я здесь, по-любому станет известен и я к этому готов, чтобы в бега. Но все равно надеюсь, то получится выжить и в этих местах. Я все еще жду туман, чтобы уйти в него, домой.

— Дебил! — сказал я, вглядываясь в то, как беглец сует какую-то проволоку во все дырки у руля катера.

Нашел же где-то проволоку. Но это мой косяк. Нужно пройтись по всем местам из будущего и найти все металлическое, да собрать в кучу.

— Тыщ! — я выстрелил из пистолета, подойдя ближе.

— А дебилы жить не должны, а то так в каменном веке и останетесь! — я говорил, хорохорился, на само же деле, психика уже не выдерживает такого мяса.

Сколько я убил человек за несколько дней? Много.

Все спать! День сегодня физически был сильно легче предыдущих, но во психологически… Разложив всех на кровати, я решил все-таки животных оставить в сарае. Может он и хлипкий, но стоящие рядом три капкана с кусками мяса — отличная сигнализация. А сетка-рябица, какая-никакая, но дополнительная защита.

— Ти зая? [ты спать?] — спросила Севия, когда я, ничего не говоря, и не пристегивая девушку, уколов антибиотик раненному воину, пошел спать.

— Я зая? Еще какая! — сказал я и пошел на чердак.

Поставив малый капкан у двери, закрыв ее на ключ и даже заложив всяким хламом, проверив лестницу, которую затащил через окно, я улегся на кровать и был уверен, что сразу же усну. Но, нет. Сон не шел. А вот мысли бежали. Мне уже не казалась идея переселения на остров умной. Огороды там — да, умно. Склад там? То же отлично, но после того, как уйдет вода и будет уверенность в сложности причаливания к острову, дабы каждый мимо проплывающий не захотел высадится и собрать мой урожай.

Думал и о том, что пора начать посевную. С одной стороны, собирать урожай, с другой, высаживать. Сюрреализм! Но тут все просто невозможное. Потом долго размышлял, как избавиться от колорадского жука так, чтобы эта тварь не появился более никогда. Это же я, получается, принес реального вредителя. Нужно озаботиться и этим. Ну а на мыслях о том, как Севия эротично может собирать колорада, уснул. И снилась мне Севия в костюме колорадского жука.

Глава 7

Глава 7

Интерлюдия

— Никей, Никей! Ты же не спишь? — вопрошал Норей.

— Хочешь, наследник, поговорить о том, что делать дальше? — спросил воин.

— Никей, нам же нужно возвращаться домой! Рассказать все отцу! — Норей сел на свою кровать. — Это же все… Я никогда не слышал о том, что боги могут такое… А металлическая лодка, которая сама плывет, а… лопата и та из металла. Наше племя станет самым сильным на всей реке.

— Нашего племени уже не существует! — устало произнес наставник воинов.

— Не говори так! — встряла в разговор Севия. — Рыси все равно сильны. У нас хорошо учили охотников и воинов, ты, Никей и учил. Наши воины лучше, чем у огневиков. Ты же говоришь, что этот ненавистный червь Динокл уже покорил наше племя, так не бывать этому!

— Девочка, не все так просто. Я уже видел, что в племени Рысей непорядок. Сильно много воли лекс дал старшим воинам, особенно из своего рода. Звезды воинов подчиняются скорее своему командиру, чем кому бы то ни было. У нас только хорошая молодежь, может потому, что я воспитывал. Но вот, меня и выслали из племени. Я знаю, что по возвращению, буду убит, иначе могу встать за спиной Норея и прижать их всех именем наследника, — сокрушался старый, если тридцать шесть лет — это старость, воин.

— Но отец! Он жив! — возразил Норей.

— Мальчик мой, ты не горячись, а подумай! Если в племени все так плохо, а я уверен, что еще хуже, то лучше тебе чуть пожить в другом месте, не рядом с отцом. Если Хлудвага убьют, ты — надежда на возрождение племени Рысей, — Никей попытался повернуться и чуть простонал от боли в плече.

— А Вар? Изверг? Говорят он выжил, как и те люди, что ушли за ним. Он, получается, может вернуться и потребовать провести обряд, чтобы стать лексом, — уточнял Норей.

— Вару это не нужно. И я буду с тобой. А Вар… — Никей задумался. — Было бы хорошо, чтобы он тут поселился и не стал вмешиваться в дела племени. Думаю, что можно будет использовать чужака, чтобы приютить извергов. После всех потрясений, рысям полезна любая помощь.

Парню понравилась идея стать лексом племени Рысей, при этом, он не желал смерти своему отцу. Но, если уже сложится, так почему бы и нет.

— Никей? Ты что общаешься с Варом? Не боишься гнева отца? — это уже удивилась Севия.

— Нет, не общаюсь, — соврал наставник воинов.

Наступила пауза. Каждый размышлял о своем. Если Севия понимала собственное положение, и оно было незавидное, то Норей впервые задумался, что он так же объект для интриг и от него избавились.

— Но я сам хотел ехать с Севией в племя Огня и провести обряд за отца, — Норей не хотел верить в то, что и его подставили. — Меня не упрашивали, я вызвался.

— Шарир в сговоре с Диноклом, возможно декс Морваг. Это же Говорящий с богами и старейшина надоумили тебя ехать? Это Шарир, или Морваг? — имя жреца Никей произносил с особой злостью.

— Да, они говорили, — Норей растерялся. — Так и меня хотели убить?

— Скорее всего, тебя хотели оставить у огневиков, в качестве раба, как и Севию, — наставник воинов объяснял суть интриги наследнику.

— Что посоветуешь, мудрый воин? — спросила официальным тоном Севия.

— Если бы был мужчина, с которым ты уже пустила кровь, то посоветовал тебе лечь с этим чужаком, — во мраке темной комнаты Никей не увидел, а, скорее, почувствовал, что девушка хочет возмутиться. — Ты женщина! Он мужчина, который может прокормить твоих детей и дать им металлический топор. Чужак может дать не только топор, но много чего еще.