Девушка. Туалет. Злой дракон (СИ), стр. 20

— Чего ты не понимаешь? — во мне уже разрастается самая настоящая истерика. Ну, что Баст за истукан??? — Учиться в академии это словно дышать полной грудью на просторе. А учиться дома это будто создавать иллюзию того, что дышишь свежим воздухом.

— Мы с тобой договаривались, — напоминает Баст об условии. — Я четко тогда огласил свою позицию. И ты была согласна!

Конечно же, я об этом помню. Но всё казалось таким далеким, призрачным… Неужели он не может изменить сейчас своего решения???

— Что мне может угрожать в академии? Скажи! — не унимаюсь. — И ему?.. — указываю пальцем на свой пока еще плоский живот.

Если честно, даже не верится, что я беременна. А вдруг Сантар ошибся? Я так загораюсь этой идеей, что даже озвучиваю её вслух.

— Я вижу, что ты не рада ребенку, — Баст меняется на глазах. Его взгляд становится до боли жестким. — Но Сантар никогда не ошибается. Ты носишь под сердцем моего ребенка! И этого не изменить! Мой наследник никуда не исчезнет. Он родится! Хочешь ты того или нет!

Ах, вот как… Конечно… Наследник!!! А я??? Я просто тело, которое должно выносить ему наследника. Вот и вся любовь. А понапридумывала… И во взгляде его видела любовь, и в прикосновениях ощущала… Дура! Непроходимая дура!!!

— Уна… — глаза мужа на миг светлеют. Он делает шаг по направлению ко мне, протягивает руку.

Отступаю. Во мне всё клокочет. Чувствую себя вдруг использованной! Я не более, чем инкубатор. А как красиво всё преподносилось. Истинная… Метка… Хочется одновременно и смеяться, и плакать.

Баст, естественно, замечает мой шаг назад. Останавливается. Рука безжизненно падает. Его гордость задета. Он не скрывает этого. Словно заледенев, некоторое время стоит на месте, а затем быстрым шагом покидает комнату.

Оставшись одна, забираюсь на кровать. Слезы туманят глаза, и я их не останавливаю. Реву. Вспоминаю Фаю, однокурсников, преподавателей. Ведь только раззнакомилась со всеми, влилась в студенческую жизнь, ощутила её непередаваемый вкус, заразилась этим духом. А теперь… Что теперь???

Смотрю на свой живот, и слёзы всё сильнее катятся из глаз. Мысли смещаются в абсолютно другую сторону. Представляю, что во мне, где-то глубоко-глубоко внутри, живет маленький человечек. Человечек, который однажды станет королевским драконом, наследником своего великого отца. Прикладываю ладонь к животу, силясь ощутить сердцебиение малыша. Ничего не ощущаю, конечно же, но в голове что-то переключается в эту секунду. Мысли текут спокойнее, кровь не шумит в ушах. Это ведь плод нашей любви с Бастом. Бред это всё про инкубатор… Муж любит меня! И я люблю его!

Чем больше я сижу в слезах, раздумывая о будущем, тем отчетливее понимаю, какую глупость сделала только что. Вместо того, чтобы немножко помолчать и просто подождать, пока уляжется паника, я столько всего наговорила мужу… Мне стыдно за себя!!! Безумно стыдно. Я готова сейчас же бежать к Басту и просить прощения.

***

— Папа… — дверь в кабинет Рейджената распахивается, ударяясь о стену. — Почему я должна слушать все эти восторги о новой королеве Аредана? — девушка, высоко задрав голову, переступает порог и с важным видом направляется к отцу. Её лицо искажено от гнева, делая девушку некрасивой.

— Не слушай, — король устало смотрит на дочь. Хоть и любимая, но… порой просто невыносимая.

— Не слушать? Да о ней судачит каждый студент в академии. Новая королева Аредана то… Новая королева Аредана сё… Почему я должна прятаться под другой личиной, а она купаться в благах, которые должны были быть моими?

— Доченька… Разве не ты сама отказалась выходить замуж за дракона? Ради тебя я связался с ведьмой, отдал ей часть наших земель у края леса, — сжав зубы, чтобы не сорваться, напоминает король. Сколько ему всё это стоило, не знает по-настоящему никто. Да и теперь… Если кто-то узнает о случившемся, не сносить головы ни ему, ни его семье.

— Ты должен был наставить меня на путь истинный! — обвиняет принцесса.

Рейдженат краснеет от негодования. Впервые он едва сдерживается, чтобы не запереть дочь в её комнате в качестве наказания.

— Я хочу занять своё законное место!!! — топает ножкой принцесса.

Глава 30

Уна

Я спускаю ноги с кровати, чтобы отправиться к мужу, но в эту же секунду открывается дверь в спальню. Скера. Она несмело заглядывает внутрь, спрашивая разрешения войти. Киваю, приглашая её.

— Я принесла отвар, — ставит передо мной поднос. — Он должен помочь, облегчить тошноту.

— Где Баст? — спрашиваю, отпивая напиток небольшими глотками. Вкусно.

— Он в своем кабинете. Думаю, Вам пока не стоит его трогать. Он слишком зол. Я знаю его с детства. В таком состоянии вижу его впервые.

Готова прибить себя. Ну, почему я сорвалась? Почему не попросила оставить меня, чтобы побыть в одиночестве?

— И вот еще что… — напоминает о своем присутствии Скера. — Вестник прибыл от вашего отца.

— Что? — не верится. За прошедшие месяцы от родителей не было ни слуху, ни духу.

— Вас приглашают погостить в родном замке.

Неожиданно понимаю, что хочу поехать туда. Пусть спадет напряжение, витающее вокруг. Хочется верить, что Баст одумается так же быстро, как я, и, когда я вернусь от родителей, он больше не будет на меня злиться. Он обнимет меня, прижмет к своей груди. Скажет, что понимает, что я просто запаниковала, испугалась.

— Разве муж меня отпустит? — обращаю взгляд на Скеру.

— Он не против.

Сердце сжимается от тоски. Муж обиделся сильнее, чем я думала. Еще утром он ни за что не отпустил бы меня в Саннахен. Я знаю, как он относится к моим родителям. Эти люди ему неприятны. И это еще слабо сказано.

— Ты уверена?

— Да, — жена Сантара прячет взгляд.

— Хорошо, — гордо вскидываю голову. — Значит, в путь. Поможешь мне переодеться?

— Конечно.

Уже через час выдвигаюсь в путь. Вернее, выдвигаемся. Мои свита и охрана настолько многочисленны, что возникает чувство, будто я отправляюсь во вражескую страну, а не к собственным родителям.

Баст даже не выходит, чтобы попрощаться. Становится не по себе. Против воли ощущаю, как во мне зарождается обида. Неужели так и будем обижаться друг на друга?

Я настолько устала от того, что происходит, что всю дорогу до родительского замка сплю. Открываю глаза лишь тогда, когда дверь открывается, и передо мной появляется мама. Выражение её глаз в первый момент пугает неприкрытой ненавистью, но моргаю, и всё плохое исчезает. Королева смотрит на меня с нежностью.

— Доченька, — раскидывает объятия, и мне приходится выбираться из своего уютного гнездышка.

Родные объятия не вызывают отклика. «Разе может быть так?» — задаюсь вопросом, который уже неоднократно всплывал раньше в моей голове. Взять того же Баста… Я знаю его всего лишь несколько месяцев, на каждое его прикосновение рождает внутри ураган чувств. Почему тогда ласки родителей не трогают? Словно они чужие для меня люди. Вот и отец обнимает, говорит, что соскучился. А в душе всё ровно: ни единая эмоция не вспарывает сердце.

— Проходи, дочка, — подталкивает в спину королева.

Поворачиваюсь в её сторону и снова вижу лютую ненависть в глазах. Да что ж такое сегодня со мной? Мерещится всякое. Может, из-за беременности?

— Устала с дороги? — суетится вокруг меня мама, когда проходим в малый зал. — Хочешь чего-нибудь горячего? Или, наоборот, прохладительного?

— Прохладительного лучше, — соглашаюсь.

Осушаю до дна бокал лимонада, когда королева собственноручно подносит его мне.

— Как вы? Рассказывайте, — в родном доме чувствую себя очень неуютно. Прошло только несколько минут, а хочется быстрее вернуться обратно к Басту. Пусть злится на меня, пусть обижается, но я в любом случае буду знать, что он где-то рядом.

Королева начинает что-то говорить. Киваю, будто мне интересно, и в то же время понимаю, что они с королем как-то странно смотрят на меня. Словно ждут чего-то. Вглядываюсь в лица родителей пристальнее, но они вдруг начинают расплываться. Моргаю. Провожу ладонью перед глазами, стараясь смахнуть белесую пелену.