Фейри-убийца, стр. 10

Он пытался предупредить меня, не произнося слово «фейри», но подошел очень близко к опасной черте. В любом случае, его оценка моих способностей разозлила меня.

– Да ну?

Роан прищурился, и мне показалось, что он теряет терпение.

– Уходи отсюда и пока возвращайся в дом своего друга. Я не могу допустить, чтобы ты пострадала. Через несколько дней понадобится твоя помощь.

– Моя помощь в чем?

В ответ Роан только округлил глаза, молча предупреждая меня. Он не мог сказать больше при Скарлетт.

Подруга наклонилась ко мне:

– Вы хорошо знакомы? – Ее зеленые глаза уставились на Роана. – И откуда ты взял, что Касс хотят убить?

Роан выгнул бровь, нисколько не смущенный ее вопросом.

– У меня свои источники.

– Да? Не хочешь ими поделиться?

– Нет.

– Ладно… – Я глубоко вздохнула. – Я никуда не уйду, но спасибо за предложение.

– Ты в опасности. И не выживешь без посторонней помощи. – Его глаза потемнели, бокал покрылся инеем, в зале стало неестественно холодно. – Наверное, не стóило давать тебе выбор.

Я поняла, что Скарлетт уже потянулась за пистолетом, и не сомневалась: Роан вот-вот раскроется перед ней. Я подняла руки, изо всех сил пытаясь найти выход из ситуации.

– Ладно, успокойтесь! – Я переглянулась с Роаном. – Роан, поговорим в другой раз. – И скорчила ему гримасу «я не шучу, черт побери».

Воздух становился все холоднее, изо рта пошел пар. На мгновение на голове Роана блеснули рога. Скарлетт вскочила, выхватив пистолет.

– Я знала, что он слишком горяч, чтобы быть человеком. – Она направила пистолет прямо на грудь Роана, но тот даже не шелохнулся. – В этом пистолете дюжина железных пуль, ты, гребаный фейри. – Ее голос давно утратил веселость. – Одно неверное движение, и ты труп.

В баре повисла мертвая тишина, все уставились на Скарлетт. Слово «железо» прозвучало как похоронный звон. Несколько фейри выскользнули из зала как тени; другие подошли ближе, сверкая глазами.

Не обращая внимания на пистолет, Роан повернулся ко мне.

– Есть многое, чего ты не знаешь, но поверь моему слову…

– Она не верит ни одному твоему слову, фейри! – Голос Скарлетт был тихим и сдержанным. – А теперь заткнись на хрен, или я…

Роан двигался быстрее молнии, его рука мелькнула размытым пятном. Скарлетт вскрикнула, пистолет с грохотом упал на пол. Роан вцепился в ее запястье, нависая над ней.

– Я мог бы сломать тебе руку, – процедил он. – Но ты подруга Кассандры…

Скарлетт замахнулась бокалом, разбив стекло о лицо Роана. Взревев, тот выпустил ее. Она перекатилась по полу и отскочила, схватив пистолет.

Я ощущала вокруг какое-то движение: фейри сбрасывали чары. В толпе появились крылья, рога, хвосты – фейри показали свое настоящее обличье.

– Боже, – охнула Скарлетт, размахивая пистолетом влево и вправо, стараясь удержать дистанцию. – Что это?

– Скарлетт! – скомандовала я, сердце бешено колотилось в груди. – Послушай меня. Успокойся и не стреляй!

– Они все фейри!

– Они все безвредны, – крикнула я, совсем не уверенная в этом. Роан явно не такой. – Только ты здесь угрожаешь убийством. Давай уйдем и поговорим на улице.

Я вцепилась в ее кожаную куртку и потащила подругу к выходу. Скарлетт держала фейри на мушке, пятясь задом наперед, пока поднималась по лестнице.

Напоследок я обернулась. Роан облокотился на стойку, его золотистые глаза пылали яростью.

Глава 5

Когда мы оказались на узкой улочке, щеки Скарлетт покраснели в соответствии с ее именем [11]. Она убрала пистолет в кобуру – подальше от чужих глаз. Тени от готических шпилей Гилдхолла наползали на камни цвета слоновой кости. При солнечном свете волосы подруги напоминали языки пламени.

– Ты не случайно привела меня в бар Неблагих.

– Я пыталась…

Она подняла руку, приказывая молчать, достала телефон и прижала к уху:

– Фултон? Привет, это Скарлетт. Слушай, я определила местоположение…

Нет, черт возьми. Я выхватила мобильник, прервала разговор и сунула телефон себе за пазуху.

Ее лицо исказилось от ярости, и на секунду я подумала, что она может наставить пистолет на меня.

– Какого хрена, Кассандра?

Я вздрогнула. Скарлетт никогда не называла меня полным именем.

– Слушай, Скарлетт, не пори горячку. Ты совсем не понимаешь, что происходит.

– Это я не понимаю, что происходит? – Она наставила на меня трясущийся палец. – Ты совсем наивная, если думаешь, что можешь дружить с фейри, Касс. Да окажись на твоем месте кто-нибудь другой, я бы уже арестовала тебя, понимаешь?

Я тяжело вздохнула.

– Понимаю, но я – не кто-нибудь другой. Это я. И ты хорошо меня знаешь, чтобы доверять мне. Я не идиотка.

– Конечно, не идиотка. Но это не значит, что ты всегда мыслишь здраво. Вспомни, как в День святого Патрика ты пыталась целоваться в метро с парнем в костюме лепрекона…

– Ладно! Я не прошу доверять моему мнению о смешивании напитков. Но прошу довериться мне сейчас. По крайней мере, пока сама не разберешься. – Я скрестила руки на груди. – У тебя какое-то предвзятое, ограниченное представление. Просто дай мне немного времени, чтобы объяснить.

Нужно сказать ей. Объяснить, что я наполовину фейри, и надеяться, что подруга знает меня достаточно хорошо и поймет: я не опасна.

Скарлетт сделала шаг навстречу, все еще наставив на меня палец:

– Если фейри вырвутся и начнут бесчинствовать в Лондоне…

– Дай мне двадцать минут.

– Десять!

– Хорошо! – Я вытащила ее телефон из-за пазухи и вернула подруге. – Но сначала отправь сообщение этому чуваку Фултону – напиши, что ошиблась. А то ваши парни, наверное, уже ищут тебя с вертолетами.

Скарлетт с минуту пристально смотрела на меня. Я понимала: она злится из-за необходимости признать свою ошибку. Она невероятная перфекционистка. Тем не менее подруга взяла телефон и, ворча себе под нос, набрала сообщение.

Я тем временем лихорадочно соображала, что ей рассказать, а что скрыть. Может, это инстинкт самосохранения, но я не хотела, чтобы Скарлетт узнала о поцелуях с Роаном. Она уже ненавидела его, и у меня было ощущение, что она готова на все, чтобы защитить меня. Конечно, Роан опасен, но ведь он спас мне жизнь и помог одолеть Рикса.

Просто нужно рассказать Скарлетт свою пикси-историю и потом наблюдать, как она выбирает между лучшей подругой и своими глубокими убеждениями и преданностью человеческой расе. Все элементарно. Она должна мне поверить.

Холодный ветерок пронесся над камнями цвета слоновой кости на Гилдхолл-сквер, играя моими розовыми волосами. Сердце бешено заколотилось.

Я пока не могу рассказать ей о себе. Слишком много всего сразу. Скарлетт снова встретилась со мной взглядом, и я тяжело вздохнула.

– Я слушаю, – произнесла она.

Что ж, может, ничего страшного…

– Есть две вещи. Во-первых, Роан. Он помог с расследованием, которое привело нас к Риксу. Он спас мне жизнь там, в церкви, где мы поймали Рикса. Он на нашей стороне. – Я глубоко вздохнула. – Я так считаю.

Ее глаза напряженно блестели.

– А во-вторых?

– Я была в Триновантуме.

Скарлетт стояла почти неподвижно, только ветерок теребил ее каштановые пряди.

– Что? – выдохнула она.

– Я не могу рассказать, как туда попала, – просто скажу, что была там. И я не думаю, что все Неблагие едины. Там идет борьба за власть, они конфликтуют друг с другом. Нужно это использовать. Заводить союзников и друзей. Ты меня понимаешь?

Скарлетт схватила меня за руку.

– Где портал?

– Не скажу.

Она ослабила хватку.

– Потому что ты думаешь, что я пошлю туда отряд агентов?

– Да. – А еще я не могу рассказать об этом, чтобы не выдать себя: что я фейри. – И, по-моему, чтобы попасть туда, нужен провожатый-фейри. Я уже сказала, что мне помог Роан.

Скарлетт уставилась на меня, изучая мое лицо.