Ружемант 4, стр. 7

Сложнее пришлось с магазином: поганец никак не хотел вставать на место. «А что, если так?» – спросил у себя и мысленно переместил приемный отсек набок. Кажется, что-то такое было у немецких винтовок.

– Гляжу, ты горазд не только портить. У Макмамбетова научился? – Бейка подошла глянуть получившийся результат. Став чуть короче, в руки Фел опустилась новенькая штурмовая винтовка со снайперским прицелом. Почти такая же, как была раньше.

«Рысь» – обозвала ее то ли система, то ли Ириска.

– В самом деле, как новенькая… – Фелиция оглаживала пластиковые бока приклада, касалась прорезиненной поверхности наглазника прицела. – Стой, а это что?

Не сразу понял, что ее смутило. Бейка прищурилась, прочитала за всех:

– «Находящееся под действием эффекта «надзор ружеманта» получает возможность наносить критический урон броне. Каждое попадание при стрельбе очередями с отсечкой с шансом 25 % понижает уровень брони на одну единицу».

Ната, Лена подошли ближе. Любопытству едва ли не проскочивших у них меж ног тройняшек не было предела.

Заголосили.

– И нам! Нам так же с пулеметом сделаешь? – никакой субординации. Гаркнуть на них, что ли?

Они и сами поняли, смутились.

Спасла Бейка.

– Отставить! Лейтенант Потапов, берегите ману и силы для дальнейших действий. Отдохнули, юные леди? Ноги в руки!

Глава 4

Метро.

Снова накатил страх. Маленький мальчик, живущий где-то глубоко внутри, взял за руку теплой липкой ладошкой.

Напомнил, что когда-то мы любили сюда ходить. Вагоны, несущиеся поезда. Воображение рисовало добрых радужных великанов, спешащих отвезти людей кого домой, кого на работу…

Не во Вратограде.

Вспомнилось, как шли здесь с Ерохиным и отрядом. Прогнал подкативший ком грусти прочь, не сейчас.

Словно издеваясь над происходящим, призывно мерцала лампа, метро открыто. Мятый асфальт у входа, разлохмаченные плиты ступеней. Я заскрежетал зубами.

Бейка промолчала, слова излишни. «Драконы», максимум «Вараны» то ли прятались в туннелях, то ли использовали их для безопасного передвижения.

Внутри все говорило о том же: снесенные напрочь ворота, подобие уцелевшего эскалатора. Нетронутый. Как по нему ходила техника? Ответ нашелся почти сразу же: разломанная прореха стены выводила в коридор с пандусом. Ни единого светильника. Машины неплохо ориентировались в темноте. Изнутри доносилось приглушенное рычание десятков двигателей. Вот уж куда точно не стоит соваться.

Бросил взгляд на указатели. Там, где раньше высился красно-синий столб справочной, теперь стояла нерабочая голографическая плита. Ириска сумела к ней подключиться, шепнула на ухо: мы на серой ветке, что бы это ни значило.

Вывела карту метро на сетчатку, я вспомнил брифинг. Особняк Скарлуччи как раз стоял на пересечении между серой и фиолетовой веткой. Меж двумя станциями, Корельской и Шахтеров-Героев.

– Идем тихо, без лишнего шума. Рты на замок!

И это тоже где-то слышал, но был рад подчиниться. Тащиться по туннелям с пулеметом было тяжко, тройняшки шустро разобрали свое орудие, закинули частями за спины. Пистолеты в руках. Скорее, огневая поддержка, чем нечто действенное против обитавших здесь монстров.

Сферы разведчиков парили над землей. «Осы» табунами мчались по коридорам, ни на что не обращая внимания. Вот, значит, как они доставляют технику на поверхность?

Завыл грохот подходящего поезда. Как? Кто пустил?

– Прячьтесь, – приказ Бейки исполнили шустро, было где. Колонны, статуи, тянущиеся линии стен – все к нашим услугам.

Бейка приставила палец к губам, зашептала по инфо-связи:

– Я говорила, что они используют метро. Нам нужен поезд.

Поезд, кажется, об этом не знал, унесся вдаль. Не доверяя Ириске, боясь что ее заметят, выглянул сам. Вместо пассажирских вагонов подобие поездов тянуло за собой платформы. Как и думал: «Гадюки», «Драконы», «Вараны». Ящики с торчащими из них сферами всех мастей.

– Видимо, у Царената дела не очень. Видите последний вагон?

Словно дань прошлому, на нем ютился с десяток старых, знакомых мне по воинской части «Скарабеев». Бейка заговорила вновь:

– Используют старье.

– Мы уничтожили сапожную фабрику, – шепнула Фелиция.

– И резервуары.

– Производственные линии стоят. Они пытаются их запустить резервными перевозными источниками питания. Но там, где раньше производились сотни беспилотников в сутки, теперь умудряются сделать десяток-другой. Отличная работа, – похвалила Бейка.

Ната с Леной смущенно покраснели. Мне же приятно было видеть плоды собственных трудов.

– Так как нам попасть на поезд? – нетерпению Старшенькой не было предела. Вопрос справедлив, прыгать на несущуюся платформу даже я посчитал бы самоубийством. А стоящая на них техника? Если даже у нас получится, поезд зажужжит, словно улей, сотнями оживших машин…

Бейка ухмыльнулась, будто собираясь подтвердить самые жуткие из опасений. Вместо этого выудила из вещмешка пластиковый граненый брикет. Дождалась, когда проскочит поезд, швырнула его на рельсы, словно гранату.

Я и подумал, что это граната…

– Это остановит следующий. Ничего особенного, всего лишь детская игрушка. Но мино-сканеры, что в их поездах, хорошо на нее реагируют. Остановятся, пустят проверять пару-другую сфер, понять, что за сигнал. Беспилотники на платформах в спящем режиме. Уже говорила, что экономят энергию, как могут?

Следующий рейс заурчал в туннеле. Зажужжало бегущее по рельсам электричество, несущийся нам навстречу великан вдруг завизжал тормозами. Искры летели из проема, били вспышкой по глазам. Бейкина уловка сработала!

– Живо! Пошли-пошли-пошли! – в эфире голосил уже сам. Сферы разведчиков высунулись из переднего вагона. – Не кучкуйтесь, в разные вагоны!

Этот поезд отличался от остальных. Вместо платформ – грузовые отсеки, накрытое тряпицей оборудование.

– Карт-бланш! – воскликнула Бейка.

– Что там?

– Погляди сам. Что под простынями, видишь?

Ириска ненадолго высунулась оттуда, куда ее запихнул, считала окружающую информацию. В самом деле, было от чего присвистнуть.

– Это же резервуары!

– Как есть! Те самые, от которых запитывают станки на уцелевших предприятиях. Как хорошо, что с нами взрывчатка, правда?

– А как же особняк Скарлуччи? Мы собирались ей пробивать стены!

– Я не ставлю свое прежде военного, Потапов! – в голосе командующей проскользнуло раздражение. Лучше не спорить.

Поезд дернулся, сдвинувшись с места. Ириска сообщила, что прибудем на следующую станцию в течение десяти минут. Общий путь до нужной нам ветки – двадцать одна минута…

– Закладывай сейчас, – велела Бейка. – Кто знает, что случится?

Как в воду смотрела.

Пистолетные выстрелы прозвучали громом среди ясного неба. Дернулся, ударился головой о торчащий конус резервуара, зашипел от боли. Чуть не выронил на рельсы взрывчатку, спешно сунул обратно в сумку.

– Что там?

Гадать не стоило, спрашивал у тройняшек. Вместо ответа услышал лишь раскатистую автоматную очередь.

Ждать ответа смысла не было…

* * *

Перескочил на следующий отсек, вскидывая «Арес» на ходу. Поезд набирал ход, в ушах свистел ветер. От рельс шел жаркий, душный дух.

Две «Осы» воспарили над головой, еще только проверяя обстановку. Неужели будут стрелять по своим же резервуарам? Кто вообще поставил подобные штуки охранять подобное?

Корпус резервуаров выдержит удар, а вот сам поезд может обидеться.

Прикончил их раньше, чем это случилось. Закружившись в последнем прощальном танце, подбитые «Осы» упали под перемалывающие все колеса. По ушам ударил мерзкий хруст. Я зажмурился на миг. Человеческий крик, мужской, к счастью. Стена следующего отсека взорвалась ворохом деревянных щепок. Солдат, впечатавшийся в стену, сполз вниз, он был обречен. Увидел сквозь прореху волчий оскал, Елена не церемонилась с царенатскими бойцами. Диким зверем рядовая Ипина повалила еще двоих. Отчаянный крик, брызги крови. Размашистый удар когтистой лапы по горлу закончил их жизнь.