Ружемант 4, стр. 13

Ухнув, несчастная безвольно рухнула на колени. Второй хлыст мечтал схватить обернувшуюся на окрик Старшенькую за горло.

Не позволил, перехватив рукой на лету.

Пальцы от нестерпимого жара готовы были взорваться. Перчатка зашлась огнем, ткань обугленными клочками повалила наземь. Обернувшись вокруг ладони, чародейский хлыст кончиком ударил по плечу.

Казалось, переломили хребет. Дикая боль поставила на колени, загрохотал по полу «Арес».

Отругал сам себя, дурак! Надо было ружеклятьем! Здравый смысл оправдывался: разве тут успеешь сориентироваться?

Тройняшки шустро развернули треногу, краем глаза видел, как взмокшая Сано с каменным выражением на лице крутит ручку поворотного блока.

Старшенькая ревела на пару с пулеметом. Ствол гулял, словно бешеный, дырявя пустоту. Разве для чародейства это проблемы? Сейчас хлыст ударит вновь, и им конец…

Усилием воли поставил себя на ноги. Винтовку не удержу, призвал «Буян». Правая ладонь пузырилась волдырями ожога, отказывалась подчиняться. Хорошо, что не отвалилась.

Ириска предупредила за миг до того, как маг вынырнул из остатков дверного проема.

Тоненькая фигура, длинные руки. Худощавое, почти паучье тело, не хватало еще четырех лапок. Девушка. Вроде. С ладоней цепями плелись теневые отростки недавних плетей. Маска на лице, взъерошенные, неухоженные волосы.

Взгляд красных глаз из-под защитных линз стрелковых очков.

– Старшенькая, держите фронт! Я разберусь!

– Драки хочешь? – еще собиралась спорить!

– Это приказ! – стиснул спусковой крюк.

Промах, сколько бы не целился, эта тварь проворней. Подсек под ногу, тяжко взмахнув руками, грохнулся об пол. Только что призванный «Буян» растворился, вернулось чутка маны.

Резко развернулся, боясь что поймаю воздух, обхватил противницу за штаны, резко дернул вниз. Крутанувшись в моем хвате, высвободилась, приземлилась на обе ноги. Размашистый удар плетью метил мне в лицо, теневой отросток растаял, коснувшись ружеклятья.

Дите Скарлуччи, кем бы оно ни было, сделало шаг назад. Во взгляде проскочила неуверенность – никак не ждала подобного.

Не стал терять времени, дарованное мгновение позволило вновь оказаться на ногах.

Кровь пульсировала в висках, в мозгу воробьем о стенки черепа била мысль: зачем? Зачем вышла на свет, могла бы бить издалека? Не надеялся получить ответ, следуя примеру павших сестриц, будет молчать.

Ириска будто невзначай напомнила, что мы еще не победили…

Красные глаза прищурились, увидел бурлящую в них ярость. Теперь видит во мне настоящего противника. С ладони вынырнула новая цепь чуть короче прежней. Полный злобы рык вырвался из закрытого маской рта.

Кивнул, вот так, девочка. Злись больше, злись чаще. Мне на руку. Ириска узнавала в каждом ее движении приемы: крав-мага, кунг-фу, карате. Защищался как мог и умел: хватал за ноги, бил прямыми в ответ.

Удача улыбнулась не сразу. Шестой удар не прошел мимо, угодил прямо в нос бедолаге. Треснула маска, прыткая тварь сделала несколько шагов назад. Отскочил в мгновение ока. Шустро сориентировавшись, она ударила теневыми хлыстами-ножницами, срезала клочок волос.

Тело горело, не раз и не два хоть кончиком, но прилетало. Руки, ноги, плечи, спина. Карминовый ожог от щеки до самого глаза.

Зверюга боли, брызжа слюной, обещала вот-вот впиться в нервные окончания, парализовать. Стена адреналина держалась из последних сил.

Пора заканчивать.

Под маской оказалась не девушка, черты лица худощавого, месяц голодавшего мальчишки. На вид двадцать, больше и не дать.

Воспользовался мгновением, когда он восстанавливал равновесие. Пихнул обожженной рукой поганца, толкнул в стену. Заревел от дикой боли, собирая злость в кулак. Врезал левой в мягкое нутро, выбивая из противника дыхание.

К боли он не привык, харкнул, сплевывая кровью. Рывком за лацканы одежки повалил наземь. Метил ногой в лицо, парень закрылся руками. Сапог ударился о защитный экран выставленной им брони. Вот почему они Дети Скарлуччи. Словно змея, но уже не столь ловкая, как прежде, он перекатился. Схватился за стол, пытаясь встать.

Нет уж, недоделанный ниндзя! Дудки! Мысок армейского сапога стальной вставкой врезался в точеный подбородок, переломал несчастному зубы. Опрокинувшись на спину, боец широко раскинул руки. Немедля вогнал в него нож, пригвоздил.

Бедолага вздрогнул и затих.

Тяжко выдохнув, утер пот со лба. Такое себе начало…

Вспомнил про Ипину. Ее же обожгло от копчика до самой шеи. Сам выглядел не лучше.

К моему удивлению, волчица медленно, но встала. Волдырь ожога обратился некрасивым шрамом, но стало понятно, исчезнет и он.

Чем там славились оборотни? Регенерацией? Кажется, получил подтверждение.

– Ты в порядке?

Глянул на миниатюрную фигурку Старшенькой, тянущей меня за рукав. Ухмыльнулся, хотел бы ответить, что да.

С правой ладонью, кажется, придется распрощаться. Позаимствую протез у Бейки…

– Почему пост оставила, рядовая? – рявкнул на малышку. – Держать оборону, обеспечить прикрытие! Идем дальше.

Храбрился, хоть и плохи дела. Старшенькая обиженно фыркнула, но вместе с сестрицами подчинилась. Левой рукой ворошил карман личного мед пакета, был же там укол обезбола. Свалиться сейчас будет жутко обидно.

Надо мной нависла тень волчицы. Еще одна! Как будто ее приказ держать оборону не касался! Наклонившись, коснулась волдыря языком. Тот вспыхнул болью, но унялся через мгновение.

– Н-не дергайтесь, товарищ лейтенант, я сейчас. И н-не подумайте чего!

Покраснела, как помидор.

Так вот, значит, на какой случай берегла ману!

Бейка же говорила мне, что она может подменить медика. Не думал, что в таком ключе…

Глава 7

Рука была как старенькая. Боль сторонилась, голодным псом шла рядом. Пускала в ход клыки в самый неподходящий момент.

Держать оборону больше было не от кого и не от чего.

Импровизированный производственный цех клепал беспилотники: пяток шагоходов, ждущих, когда некромант зачерпнет эманации из общего резервуара, ждали своего часа.

Стиснул зубы, расколотил безвольно стоящие машины из «Ареса».

Связались с Бейкой. Во время схватки пыталась дозвониться трижды, я и не слышал. Смотрел на смущенную Ириску. Вместо обвинений похвалил, наверняка она просто игнорировала сигналы. Знала, мне не до разговоров.

– Два «скарлуччника» на нашем счету, – не знал, просто сообщает или хвастает? – Сейчас будет взрыв. Вы далеко от своего резервуара?

Недалеко. Смотрел прямо на него. Хотел приказать Лене закладывать, но решил, что если вклинится очередной спазм, подведу не только себя. Твердая рука требовалась как никогда.

Бутыль энергетика опустела почти наполовину, все успели сделать по паре глотков. Ментальные силы на пару с выносливостью восстановили пару пунктов – то, что надо! Еще бы шоколада…

Тройняшки снова разобрали пулемет. Пыхтели, что паровоз, но прихватили с собой пару трофеев. Вражеские пистолет-пулеметы были прекрасной и легкой заменой их прежним пукалкам. Будто желая походить на командующую, Старшенькая подобрала дробовик. Выглядела, словно вот-вот отправиться в Ад сокращать тамошнее поголовье.

Оказались запасливыми: из кармашков вещмешков торчали прихваченные из пройденной мастерской инструменты.

– Зачем? – кивнул на гаечный ключ у Уно. Девчонка смутилась, отвела взгляд, будто уличил ее в краже.

– Драки хочешь? Мы не воровки! – Старшенькая налетела, словно коршун.

– Я и не говорил… – вновь они забыли про субординацию…

– А и не надо! Пригодится, вот и взяли! Им уже ни к чему, значит, наше!

Хорошая политика, мне нравится.

Ириска консультировала относительно взрывчатки. Обиделась. Отмахнулся, знал и без ее советов. Потребовал провести разведку. Нас не глушили и не окружали. Уже хорошо.

– Уходим. Взрыв через пару минут…

Грохнуло. Исполнилось обещание Бейки. Через миг взял с ней нейросвязь.