Брак по дружбе, стр. 7

– Сумасшедшая! – вторая спряталась в кабинке.

– Я ухожу… – пропищала третья.

В общем, начали кудахтать.

– Тебя выкинуть или сама? – вежливо уточнила у Ежовой, сжимала сильнее.

Вера стала хвататься за горло, а я наблюдала, пока резко не отбросила.

– Я… поняла, – прохрипела она и вылетела пулей, а следом за ней ее курятник, оставив нас с Юлей в полной тишине.

Власова подошла к зеркалу и двумя руками вцепилась в умывальник, тяжело дыша.

– Я бы сама справилась, – бросила она.

– Мне нужно было ждать за дверью, пока ты там справишься?

– Тоже верно… – ответила она и скривилась.

Прошла к ней и без всяких прелюдий стянула джинсовку, осматривая руку. Участок кожи вокруг локтя покраснел, отек, горячий на ощупь. Осторожно дернула ее руку и, слыша громкое рычание Власовой, отступила.

– У тебя подвывих локтевого сустава.

– Врач, что ли?

– Много вопросов, мало действий. Пошли в травмпункт.

– У меня сегодня… мероприятие.

– У тебя сегодня… мозгов нет, раз такой бред несешь. Ты чего пошла со мной в спарринг, когда получила травму?

– С таким настроем, навряд ли ты кому понравишься.

– А я не подарок, чтобы всем нравится.

– Тоже верно, – пробубнила она и уже с раздражением выдала: – Да за котом полезла и неудачно приземлилась. Но думаю…

– А ты не думай, а действуй.

– Всегда нужно быть такой резкой?

– Зато действенно. Вперед. Дверь там.

– Да уж… До подарка тебе далеко, Бесстрахова – сказала она и потянулась к сумке, которую я быстро перехватила и взглядом показала на дверь.

Сумка у нее была тяжелой в отличие от моей, поэтому закинула на правое плечо. Обычно у меня тоже с собой много всякого ненужного хлама, но сегодня я налегке.

Вышли и без слов направились к травмпункту. Думала, так чудесно пройдем, куда услышала ее вопрос:

– Ты поедешь с группой отмечать окончание учебного года?

– Еще бы сессию сдать.

– Сдашь.

– И куда собрались?

– В Чернолучье, в санаторий «Сказка» на два дня.

– Решили полюбоваться деревьями?

– Там чудесное место. У нас будет коттедж, где все и разместимся. Так что?

– Не знаю…Там видно будет.

– Присоединяйся. Тот раз было здорово.

Задумалась над тем, почему я не поехала. Скривилась, вспоминая, что сессию сдавала раньше времени по приказу деда, а потом работала три месяца в тюрьме надзирателем. Так сказать, отрабатывала свою поездку за границу, куда ездила на соревнования. Никогда бы не подумала, что попаду туда, но это удивительным образом случилось. Притом, все проходило нелегально, по документам нигде не числилась. Знали только определенные лица. Думаю, дед решил, что этой работой отобьет мне желание учиться и ездить на соревнования, но я справилась.

Уже подошли к травмпункту, как вдруг Власова обернулась, вставая на пути.

– Дальше я сама.

– Уверена?

– Тут у меня работает тетя Шура. Не хотелось бы вас знакомить, тебе не понравится.

– Почему же?

– У нее тысячу слов в минуту, вопросы задает со скоростью ветра.

– Нда уж… Пожалуй, я пас.

– Спасибо, что… помогла, – проговорила она, всматриваясь мне в глаза. – Если я буду нужна…

Кивнула и, быстро развернувшись, направилась в сторону остановки.

Глава 4

Стас

Ключом воспользоваться так и не пришлось. Дверь оказалась открыта. Или кто-то пробрался?

Осторожно вошел, тут же понимая, что хозяин находится в квартире.

Везде срач, словно неделю не прибирали, и вонь от испортившихся продуктов питания. Сам хозяин находился в квартире. Он сидел за компьютером и усиленно дергался, нажимая на мышку. Насколько понимал, на бирже. По внешнему виду братца можно было понять, что из комнаты Бесстрахов не выходил несколько дней. Сальные волосы, грязная одежда, щетина – выглядел убого, как и его захламленная квартирка. Жратва на заказ, пивные банки – ничего так «работает».

Приблизился и моментально перехватил локтем за горло, проверяя реакцию. Павел дернулся, но ничего не смог сделать. От него шел запах спиртного.

И это убожество через месяц станет младшим лейтенантом?

Как все печально.

Выходит, он и вчера тут был…

Стащил его со стула и откинул в сторону, отмечая ошалевшие больные глаза. Бухает и колется?

– Ты чего? Сдурел, совсем? – рявкнул Павел, не понимая, что происходит.

– Это ты так работаешь, правильно? Ты ведь так сестре сказал вчера ночью? Или как это называется?

– Да я… – промямлил он и начал подниматься, но встретив мой яростный взгляд, остался на полу.

– Вижу, на бирже играешь…

– Не твое дело!

– Конечно, не мое. С чего бы было моим, когда дело касается такой мрази? Я, пожалуй, сейчас позвоню твоему деду, и посмотрим, что он скажет на идеального внучка, подающего большие надежды.

– Ты чего пристал? Тебя не касается! – рявкнул это щенок.

– Ты вчера сестру оставил одну на улице в полночь.

– А что я мог сделать? Если бы дед узнал…

– Своей головы нет? Ты девчонку оставил в поле.

– Да что я могу?!

Развернулся и сфотографировал экран ноута. Появилось желание опрокинуть технику, но сдержался.

– Ты чего делаешь?!

– Да ничего особенного: покажу твоей сестре, чем занимаешься, а то ведь думает про тебя хорошо, а ты гнида и лжец. Интересно, а кто тебя прикрывает с работой?

– Я хожу на работу! Вот сегодня заболел.

– Чем же? Не люблю, когда мне врут… – сказал и полез в телефон, что-то там нажимая, чтобы этот трус испугался.

– Да что ты пристал?! Хватит! Не отправляй никому!

Я же продолжал дальше, не реагируя на скрипы Бесстрахова.

– Хорошо. Я договорился с врачом. Она открыла мне больничный. И что?!

– И ты играешь? – спросил и вновь глянул на экран. – Смотрю, только проигрываешь.

– Не твое дело!

– Тебе еще заехать? Может, мозги вернутся в положенное место.

– Да мне просто деньги нужны! Вот я немного тут играю.

– Деньги?

– Да! – раздраженно выдал Павел. – Мне посоветовали, но ничего не получается.

– Зачем тебе деньги?

– Я кое-кому должен, ну и хотел сестре помочь.

– Сестре? Ты? Чего ты мне тут несешь?

– Ну а что? Я ей иногда кидаю. Она же моя сестра.

– А вчера ты об этом забыл, когда наплевал на нее? И даже мне не хватило мозгов позвонить, да?

– Да я был занят.

– Чем? Жрал у компа и пялился в экран?

– Я понимаю, что это неправильно, но ты не говори ничего. Ладно?

Прошел к нему и, отмечая страх в его глазах, ухватил за горловину кофты и подтащил к себе.

– Если начнешь дергать сестру со своими проблемами, я тебя закопаю где-нибудь в ближайшем леске. Понятно объяснил?

– Да как я буду ее трясти? У нее денег нет, она не работает. Теперь на твоей шее. Только тебе это зачем?

– Не твое дело.

– Не мое… – тут Бесстрахов усмехнулся и поднялся, отступая к окну. – А ведь моя сестренка еще не знает, что ты в ней видишь совсем не подругу. Может, мне ей подсказать? Или договоримся?

– Я с такими мразями, как ты, не договариваюсь. Понял?

– Она ведь считает тебя добрым волшебником, отважным мушкетером и…

– Кто я для нее, тебя не должно волновать. Рот свой закрой и внимательно меня слушай. Пока меня не будет, ты должен приглядывать за ней.

– Да она лучше меня дерется! Что я могу?

– Ты оглох? Я тебе что сказал?

– Да присмотрю я за ней! Присмотрю!

– И если ее нужно будет забрать, ты задницу свою поднимешь и поедешь за ней.

– Но если…

– Да мне плевать на твои проблемы. Такси никто не отменял.

– Да что ты с ней возишься? Она ведь не девочка-паинька, а настоящая фурия. Да она…

– Это она с тобой такая, потому что понимает, что на такого идиота положиться нельзя, вот сама все тянет, скрепя зубами. У вас же не семья, а свора.

– Да ты… – Бесстрахов резко сорвался и пошел на меня, на что мгновенно отреагировал. Перехватил и вдолбил в стену.