Я разобью твоё сердце (СИ), стр. 6

— А ты типа в защитники заделался? — смеряю взглядом друга.

Молчит угрюмо. Желваки ходуном ходят. Поняв, что происходит, я начинаю ржать.

— Недотрога понравилась? Тоже трахнуть захотелось? — меняю улыбку на оскал. — Только после меня. В очередь, понял? Не мешайся.

Тит упрямо стоит, и мы сталкиваемся лбами. Бадаемся, как бараны. Испепеляем друг друга взглядами.

— Правда, что ты на неё поспорил с Гордеевым? — недоверчиво интересуется он.

— Я новую тачку на кон поставил! — выплёвываю. — А ты, козлина, всё испортил своим появлением!

— Она бы тебе всё равно не дала, — усмехается. — Таких деньгами не купишь, и наглостью не возьмёшь.

— Да ты что, всезнайка, — театрально вскидываю брови. Подношу свои ещё влажные пальцы к его носу в качестве доказательств обратного. — Чуешь, чем пахнет? Смазка целочки, а на её груди моя сперма. Что на это ты скажешь, защитник?

Тит морщится, шлепая меня по ладони. На лице появляется налёт разочарования. Я довольно ржу.

— Такая же доступная, как все, — подытоживаю я. — Трахнул бы её без проблем. Если б не ты блядь, герой… Уйди на хуй.

Рыкнув, толкаюсь грудью. Я не на шутку отгрызаюсь, сигналя воспаленными глазами, что следующим шагом будет мордобой, если он не даст пройти. Тит с загруженным видом отступает.

Я спускаюсь вниз за девчонкой. Цепляю взглядом женские лица — нигде нет. Выбегаю в полуголом виде на улицу. С неба снег порошит, но мне не холодно, тело горит, как и нутро — признаюсь, недотрога завела меня не на шутку. Её невинность и супер чувствительность сделали своё дело — я реально хочу её, жажду стать первым, порвать целку.

Огибаю взглядом заснеженную территорию сада и выхожу на парковочную зону. Кроме автомобилей — никого. Неужели, сбежала, зараза?

Краем уха улавливаю звук хрустящего от шагов снега, оборачиваюсь и вижу Тита. Сваливает с вечеринки без лишних слов, идёт к своему блестящему Мерседесу. Ну и правильно, вали, раз всё испоганил. Сталкиваемся глазами, у обоих борзые и упрямые, Тит вину явно не чует. Он садится в чёрную иномарку и заводит двигатель. Я сплевываю в сторону, засунув руки в карманы и слежу за тем, как колеса двигаются с места. Как остынем, переговорим, что за муха бешенная его укусила.

Через лобовое стекло замечаю на заднем сиденье выезжающей иномарки лицо недотроги. Когда она успела спрятаться в машину Тита?

— Стой, — спохватившись, сигналю рукой другу.

Он как специально давит на газ и на моих глазах увозит Лизу с собой.

Ну, пизда тебе, Тит.

Сгребаю мокрый снег рукой и пуляю комок вслед удаляющемуся авто.

— Сучоныш, — сыплю искры из глаз.

Сглотнув вонючий запах с выхлопной трубы, фыркаю и со злости пинаю невидимый камень.

Озираюсь на гогот парней — Гордеевы тут как тут. Стиснув зубы, встречаю их колючим взглядом.

— Где ключик, братик? — лыбится Дрон. — Сегодня явно не твой день.

— Тит всё сорвал. Так бы, я бы сделал что обещал.

— Бы да бы, — подкалывает он. — Гони либо видео-доказательство, либо ключи. Или пиздабол?

Его бровь провокационно выгибается, глаза горят вызовом. В моём горле застревает ядовитый жгучий комок. Как же я не ненавижу проигрывать. Засунув руку в карман, цепляю пальцами брелок. Достаю ключ и бросаю его шакалу с пирсингом.

— Оп, — ловит он и довольно лыбится на пару с братом.

— Аккуратнее там, — ревностно предупреждаю. — Как только недотрога станет моей, вернёшь обратно.

— Ну да, удачи, — ржут они и идут к зелёному Ламборгини, чтобы устроить долгожданный тест драйв.

Я отворачиваюсь, чтобы не мучить глаза. Из-за какой то недотроги потерять крутую тачку… Ну, Лиза, я ж тебя теперь из под земли достану. И ты без вариантов станешь моей.

Глава 8

Лиза

— Ой… — выглядываю я из-за сиденья, когда машина, в которую спряталась, двигается вперед.

За рулем Тит, и он даже не удивлен, что в машине есть кто-то посторонний. Он дергает головой, ловя мой силуэт боковым зрением.

— Выйти хочешь? — спрашивает, выруливая от ворот.

Замечаю через стекло полураздетого Германа, и категорично мотаю головой:

— Нет.

Тит нажимает на газ, и мы оставляем позади рассерженного именинника — птичка таки упорхнула из его дорогой клетки.

— Садись вперёд, — говорит Тит, когда выезжаем на трассу. — Куда тебя отвезти?

Не чувствуя угрозы от парня, я послушно перелезаю на переднее сиденье.

— Домой, пожалуйста, — пристегиваюсь. — Я живу в общежитии на Садовой.

Свожу колени вместе и оттягиваю край платья как можно ниже. Сверху укладываю сумку и неловко перебираю пальцы.

Внимательный водитель замечает каждую мелочь с моей стороны, но даже бровью не ведёт.

— Салфетки нужны? Возьми в бардачке.

Я уже и забыла, что на моей груди красуется выразительно пятно. Лицо покрывается стыдливой краской. Представляю, что он обо мне подумал.

— Черт… — еле слышно ругаюсь и нажимаю кнопку на панели. Забираю из открывшегося отделения пачку влажных салфеток. Вытягиваю пару штучек. — Кхм, спасибо.

Вытираю кожу и ткань платья. Запах Германа словно намертво впитался в меня. Мне необходим как минимум душ. Губы до сих пор покалывает от первого поцелуя. Не понимаю, как могла согласиться, а уж тем более потерять контроль и позволить наглому мажору лапать меня в интимных местах. Мне стыдно за себя.

— Ничего не было, — считаю нужным сказать Титу, хотя он ничего не спрашивал. Не хочу выглядеть в глазах личного спасителя какой-то шлюхой.

Он поворачивает голову на меня и молча кивает. Я не знаю, что это означает. Трудно наверно поверить той, кто измазана в мужской сперме. Поджав губы, устремляю расстроенный взгляд на ночную дорогу.

— Как тебя зовут? — неожиданно решает продолжить разговор парень.

— Лиза, — присматриваюсь к нему. — А тебя Тит?

— Для приятелей — да. А так, Миша Титов, — растягивает губы в обаятельной улыбке. — Приятно познакомится.

— Угу, — скромно улыбаюсь я. — И мне.

Миша действительно производит хорошее впечатление. Приятная наружность, мягкие черты лица, умный взгляд, вежливая манера общения. Кажется, испорченность деньгами обошла его стороной. На вытянутой руке блестят дорогие часы, шмотки брендовые, крутая иномарка под задницей. Но вся эта мишура не позволяет ему уподобляться поведению подонка. Не представляю, как он сдружился с таким, как Герман. Вероятно, мажоры крутятся в одной тусовке и естественно знают друг друга, но не факт, что близки. Хотя я могу ошибаться.

— Кто тебя пригласил на закрытую вечеринку? — интересуется Миша.

— Подруга. Но я не знала, куда на самом деле иду, она подставила меня, — обиженно жую губу.

— Интересные у тебя друзья, — хмыкает он.

— У тебя не лучше, — бросаю косой взгляд, намекая на Германа.

— Всякие есть.

— Спасибо тебе за помощь, — разглядываю правильный мужской профиль.

— Не за что.

Привлекательный брюнет устремляет на меня искренние голубые глаза и очаровательно улыбается. Мои губы сразу растягиваются в ответ. Миша Титов вызывает доверие и симпатию. Но сильно не обольщаюсь, первое впечатление может быть обманчивым, учитывая мою неразборчивость в людях. Сегодняшним вечером я как никогда убедилась в своём изъяне.

— Даже не знаю, как тебя благодарить, — вздыхаю я, склонив голову на стекло. Устало закрываю глаза.

— О-о, ничего особенного. Свидания будет достаточно.

Я оживаю с такого ответа и удивленно выпучиваю глаза на Мишу. Он сейчас серьезно? Его легкая улыбка вводит в сомнения.

— Смешно, — хмыкаю.

— Я не шучу, — серьезно смотрит на меня. — Пойдёшь со мной на свидание?

— Я???

Озадаченно пялюсь на него , потому что его предложение — какая-то нелепость. Где я и где он? Мы с Титовым совершенно из разных миров, хоть и ходим по одной земле. И каким бы совершенным он не казался, это обычный мажор, который привык к богатой жизни, шумным вечеринкам, изобилию окружающих его девушек. А я — простая девчонка, у которой вон денег нет на новые сапоги, приходится заклеивать подошву. Да и внешность у меня весьма посредственная, не скажу что уродина, но до моделей с глянцевых журналов мне далеко. И что, такой избалованный вниманием красивых девушек, парень нашел во мне? Или у мажоров фишка такая есть, цеплять простушек ради развлечения? То Герман, то Тит… Неприятно это всё.