Имперец. Том 5 (СИ), стр. 42

Виталий Романов накинул на плечи пиджак как раз в тот момент, когда дверь без стука распахнулась. Явился конвой.

— Вы крайне вовремя, — усмехнулся мужчина, поворачиваясь к вошедшим и удивленно вскинул бровь. — О, вы?

— Я, — кивнул принц Генри. — Я, Ваше Высочество, избран Министерством Двора для почетного сопровождения и обязан доставить вас в Тауэр, где вы будете находиться под стражей до тех пор, пока высокие стороны не договорятся. Прошу следовать за мной.

Романов хмыкнул:

— Что ж, ведите.

Конвой состоял сплошь из людей Виндзоров. Вот только все они принадлежали к той ветви рода, которую возглавлял племянник Его Величества Карла.

Без каких-либо препятствий и лишних зевак беглого мятежника провели по дворцовым коридорам и усадили в один из одинаковых черных автомобилей. Компанию Виталию Романова составил принц Генри, остальные сопровождающие же быстро расселись по машинам сопровождения, и эскорт тронулся.

— Какое удивительное совпадение, что сопровождать меня выбрали именно вас, — тонко улыбнулся Романов.

— Да, действительно, — покивал Генри. — Каковы шансы, что мой дядя Его Величество Карл отдал бы приказ Министерству Двора о вашей транспортировке?

В этой тонкой шутке было прекрасно все. И приказ Карла Министерству Двора — потому что ну кому он еще мог приказывать? И сам факт Министерства двора, который возглавлял один из самых жестких консерваторов Британии — Его Сиятельство Алекс Уэзер. И, собственно, Его Сиятельство Алекс Уэзер — законный супруг Аннабель Уэзер. Которая, в свою очередь, грела постель Его Величества.

Кто бы мог подумать, что самый толстый гвоздь в крышку гроба Карла вобьет не ярый политический оппонент и не романтично настроенный революционер, а банальный рогоносец.

Аннабель Уэзер, конечно, вне всякого сомнения, хороша, но так нагло выставлять напоказ отношения с фавориткой — моветон. Даже если она богиня разврата.

— Итак, каков план? — спросил Романов, переходя на деловой тон.

— Ну… — Генри тряхнул рукой, смотря на часы, — по плану и с учетом пробок максимум через час мы должны доставить вас в Тауэр. Там подготовлены довольно недурственные покои, принимавшие не один десяток благородных заключенных. Однако проникнуться атмосферой исторического места вам не удастся — завтра, когда начнутся официальные переговоры, ваше место займет двойник. Надеюсь, вы не слишком хотите спать, подготовка иллюзии потребует немало времени.

Иллюзии относились к стихии Огня, но требовали такого тонкого обращения, что овладеть ими в достоверном совершенстве было практически невозможно. Конечно, существовали артефакты, но, как правило, они принадлежали правящим семьям. У Романовых такой был, и совсем неудивительно, что аналогичным обладали и Виндзоры.

— К сожалению, у нас нет соответствующего мага, и артефакт будет настраивать дилетант, — заранее извинился Генри, — так что достоверность иллюзии близкого контакта не выдержит.

— Это не проблема, — отмахнулся Виталий. — Охрана меня никогда в глаза не видела.

— Все так, — кивнул принц. — После настройки иллюзии вас выведут мои люди. До начала трагического сумасшествия Его Величества Карла вы пробудете моим личным гостем. Доступ в мои комнаты есть лишь у самых доверенных лиц, так что ваше присутствие сохранится в тайне. По крайней мере, до момента известных событий.

Виталий Романов кивнул — Генри вел себя приятно предсказуемо, работать с таким — сплошное удовольствие.

— Я подготовил соответствующие бумаги с просьбой о мире между нашими странами и выражением самого искреннего соболезнования о гибели наследника престола Российской Империи, — продолжил тем временем принц Генри. — Пакет с документами будет передан вашему князю Голицыну. Уверен, их содержимое удовлетворит все запросы русской делегации.

О том, что князю Голицыну разумнее будет утопиться или застрелиться по пути в Россию, оба мужчины тактично промолчали.

— Генри, вы попросили своих друзей во флоте не нервировать российские корабли? — на всякий случай уточнил Виталий.

Было бы крайне глупо прокрутить интригу века, чтобы погибнуть под завалами от обстрела корабельной артиллерии.

— Все командиры получили соответствующее распоряжение, — подтвердил принц. — Нам ни к чему лишние жертвы.

Машина, наконец, добралась до места, и древняя крепость приняла еще одного благородного посетителя с сомнительными принципами.

Чтобы уже утром отпустить его на свободу, оставив вместо себя хорошо оплаченного смертника, что повелся на высокий гонорар и влез в большую политику.

Впрочем, как и большинство гостей Тауэра, такие мелочи не волновали ни принца Генри, ни великого князя Виталия.

На пути к короне все средства были хороши.

Букингемский дворец, Александр Мирный

Официальные мероприятия по случаю визита наследника престола Российской Империи начались на следующий день ближе к вечеру. На машинах с флажками и сопровождением с мигалками мы приехали в Букингемский дворец, под щелканье фотоаппаратов папарацци прошли в здание и познакомились с хваленым английским гостеприимством.

Его Величество Карл в реальности оказался довольно невыразительным мужчиной чуть за пятьдесят, с некрасивыми залысинами, осунувшимся лицом и тонкими, будто бы вечно поджатыми губами. В целом он выглядел очень недовольным, но этикет заставлял короля натягивать улыбку на кислую мину, отчего весь образ был немного неестественным.

— Ваше Величество, — первым принялся расшаркиваться Иван.

По этикету вроде был положен поклон, ведь король — он выше в пищевой цепочке, но цесаревич обозначил лишь легкий кивок, чтобы все поняли, кто тут хозяин положения.

— Ваше Высочество, — кисло улыбнулся Карл.

Представители правящих домов принялись наперебой заверять друг друга в том, что они рады встретиться, что надеются на плодотворное сотрудничество и что оба ужасно огорчены возникшим нелепым недопониманием.

Как себя ощущает под стражей нелепое недопонимание, уточнять не стали. Впрочем, как и касаться щекотливой темы вооруженного сопровождения Ивана Дмитриевича, что сейчас покачивалось на волнах у берегов местами великой Британии.

Спустя четверть часа длинных, витиеватых оборотов, приветствие, наконец, закончилось, и наша делегация расползлась по залу. Голицын с помощниками пошел к своим визави, разминаться перед завтрашними переговорами, Иван же нацепил немного придурковатую улыбку и поволок меня в соседний зал, где уже начинал тренькать оркестр.

— Алекс, нам представился уникальный случай познакомиться с местными аристократами поближе! — воодушевленно заявил цесаревич, подхватывая бокал с подноса проходящего мимо слуги.

— Я предпочту понаблюдать со стороны, — пробормотал я, шаря глазами по залу в поисках подходящего места, куда бы приткнуться.

— Зачем? — не понял Иван. — Тут можно наладить какие-нибудь интересные полезные связи. Не всегда же мы будем на ножах!

Я хмыкнул.

Мой опыт двух жизней подсказывал, что всегда, парнишка, всегда англичане будут совать свои сопливые от неотапливаемых помещений носы в наши дела. Но вряд ли это можно было использовать аргументом.

— Мне, знаешь, как-то наши южные соседи ближе, — уклончиво ответил я, выбрав себе столб, который буду подпирать.

— Ладно, сгоняем как-нибудь на юга. Говорят, девицы, выросшие при гаремах — шик… — мечтательно вздохнул Иван.

— Я женат, — напомнил я, после чего без зазрения совести добил бедолагу: — И ты скоро будешь.

— Значит, надо успеть до свадьбы! — оскалился цесаревич и, взяв курс на небольшую группу молодых людей, отчалил изучать англичан в естественной среде обитания.

Я не стал отставать от Ивана и, вооружившись бокалом с какой-то дорогущей местной самогонкой, подпер столб и стал наблюдать за залом, время от времени прикладываясь, чтобы смочить губы.

По залу начали кружиться парочки, в уголках шушукался народ, в смежных комнатах, куда были распахнуты настежь двери, дорогие гости играли с хозяевами в карты. Русские постепенно смешивались с британцами.