Имперец. Том 5 (СИ), стр. 40

— Звучит интригующе, — принц покосился на собеседника.

— То, что в Лондон едет русская делегация во главе военной армады, ни при каких условиях нельзя выставить политической победой. А значит, Карл уже проиграл, — объявил очевидное Виталий Романов. — Цесаревич Иван пока еще юн и неопытен, но князь Голицын, который состоит в делегации, на таких делах собаку съел, он выкрутит вам руки и заставит подписать то, что хочется Российской Империи. Это будет кошмарный позор для королевского рода. Всего рода, Ваше Высочество. Ужасная, унизительная пощечина от исторического противника.

Генри недовольно дернул щекой, но прерывать монолог беглеца не стал, съедаемый любопытством.

Учитывая, что слова, озвученные Виталием Романовым, полностью совпадали с выводами консервативной партии, выслушать мнение члена русской императорской семьи было разумно. Каким бы беглым мятежником его ни считали окружающие, брат императора оставался братом императора.

И все еще мог сказать свое последнее слово.

— Так что на самом деле у вас всего два варианта — насильственное свержение Карла, что, увы, может повлечь за собой борьбу за трон в более широком смысле. Ведь ваша ветвь не единственная, которая может претендовать на корону. Либо… — Виталий пригубил виски, намеренно растягивая паузу. — Либо Его Величество Карл скоропостижно скончается при весьма драматических обстоятельствах.

— Вы предлагаете убийство? — прищурился принц. — Но какая вам с этого выгода?

— Обстоятельства, Ваше Высочество. Обстоятельства всегда важны, — тонко улыбнулся Романов. — Если при этих драматических обстоятельствах погибнет не только Карл, но и, допустим, Иван… То мы с вами получим желаемое. Вы — корону, а я — покаянное возвращение на Родину и небольшую передышку до следующего акта.

— Император Российский вас убьет сразу же, как только вы пересечете границу, — с сомнением возразил принц. — И объявит нам войну. И тогда никто не будет в выигрыше.

— Вы мыслите слишком буквально. Но если представить такую ситуацию… — Романов сделал вид, что задумался, словно выдумывал на ходу. — Карл в порыве эмоций убивает цесаревича. Я в порыве эмоций убиваю Карла. Поверьте, на это сил у меня хватит с лихвой. Мгновенная месть. Я же все-таки любящий дядюшка. Как я смогу спустить смерть племянника какому-то британцу? — жестко усмехнулся Виталий.

— Чушь, — презрительно фыркнул принц. — Карл никогда так не поступит. Это самоубийство — в наших водах русский флот.

Виталий Романов внимательно посмотрел на гостя. Тени делали мужчину старше, а языки пламени, отражавшиеся в темных глазах, придавали его образу инфернальности. Дьявол пришел к британскому принцу и предлагает корону за небольшую кровавую плату.

— Карл никогда так не сделает… — растерянно проговорил принц, до которого медленно дошло сказанное. — Я должен буду это сделать.

— Вы или ваши люди, — пожал плечами Романов, отвернувшись от собеседника. — Без разницы. Но так, чтобы у свидетелей не осталось сомнений в том, что же произошло. Его Величество Карл развязал конфликт, а Его Величество Генри этот конфликт уладил. Цесаревич отомщен, а я еще на шаг ближе к трону. Как у вас говорят, ситуация вин-вин.

— Разве император простит вам мятеж и смерть сына?

— Не сразу, но… — Виталий повернулся к гостю с самой хищной усмешкой. — Казнить меня у него уже не будет аргументов. И сейчас этого достаточно.

Принц Генри помолчал, обдумывая предложение. Мужчина потягивал алкоголь из бокала, смотрел на огонь и принимал самое судьбоносное решение в своей жизни. В конце концов, искушение оказалось слишком велико. А цена? Корона на своей голове ее стерпит.

— Я согласен.

Флагманский корабль армады Российской Империи, Александр Мирный

Все-таки были у моего титула некоторые неоспоримые преимущества. Вот каюта, например. Нельзя же поселить князя в кубрик! Так что я довольствовался хоть и крошечной, но собственной площадью. Любви к корабельным путешествиям мне это не прибавило, но, по крайней мере, время до Лондона прошло относительно спокойно.

Я валялся на узкой койке и листал суперсекретные документы, выданные мне князем Голицыным под расписку и прямую угрозу оторвать башку в случае утери или ненадлежащего обращения.

— Может, лучше не надо? — с сомнением спросил я, не спеша принимать запечатанный бумажный конверт.

— Абсолютно точно не надо, — раздраженно ответил Его Сиятельство. — Но Его Высочество настаивает на вашем просвещении.

Тут мы с Андреем Прохоровичем синхронно вздохнули. Я — потому что у меня не было никакого желания изучать британский бомонд, поскольку я был свято уверен, что мне это в жизни не пригодится. А Голицын — потому что явно считал, что цесаревич слишком мне доверяет.

Сами документы на самом деле, на мой взгляд, ничего интересного из себя не представляли. Видал я и посекретнее, так сказать. Но в них был довольно подробно описан весь двор Карла Виндзора, короля Великобритании, с фотографиями и их характеристиками. Ну там, например, министр финансов из консерваторов, любит по выходным играть в картишки и частенько закладывает свою жену и любовниц. Ну и прочие милые пометочки.

Не на всех, конечно, был такого рода компромат, но и имевшегося было вполне достаточно. Хватит, чтобы поставить Букингемский дворец в неприличную позу и заставить кукарекать.

В дверь дробно и уверенно постучали. Я лениво ткнул пальцем, и замок крутанулся, впуская гостя.

— Ваше Сиятельство, — сухо и буднично поздоровался Голицын.

— Ваше Сиятельство, — ответил я, не утруждая себя подняться с койки.

— Я пришел за документами, — мужчина многозначительно протянул руку.

Я захлопнул папку, резко сел и протянул ему просимое, предварительно подмахнув акт приемки-передачи секретного секрета.

— Успели ознакомиться? — осведомился Голицын, пока я подписывал бумаги.

— Успел, — кивнул я в ответ.

— Как зовут брата короля? — вдруг спросил мужчина.

— Август, — ответил я.

— А любовницу короля?

— Которую? — уточнил я.

— Сколько денег должен министр финансов?

— Он заложил свой дом в столице вашему шулеру.

Голицын цокнул языком, и я не понял, то ли довольно, то ли разочарованно.

Да мне и было все равно.

— Князь, — проговорил мужчина, убирая папку в бумажный пакет, — надеюсь на ваше благоразумие.

— Ноги на стол не закидывать, в зубах ножом не ковыряться и за филей фрейлин королевы не щипать, — кивнул я с самым серьезным видом.

У Голицына дернулся глаз, но продолжать диалог он не стал. Лишь кивнул мне и стремительно вышел, весь из себя такой деловой. Я же вздохнул и рухнул обратно на койку. Мужика, конечно, понимаю — сейчас происходит, наверное, ключевое событие во всей его карьере. Но то неприкрытое высокомерие, с которым он ко мне относился, немного раздражало.

Впрочем, мое «из грязи — в князи» многим стояло поперек глотки, чего уж там. Слишком высоко и быстро я взлетел от выпускника приюта до лучшего друга наследника престола.

За несколько часов до прибытия всех ключевых участников мероприятия собрали в кают-компании на последнее совещание. Князь Голицын еще раз повторял основные пункты мероприятий, проверяя, все ли готовы к выполнению своих задач.

План был нехитрый, но, как водится, действенный. Ведь что главное в любых переговорах? Правильно — выразительно стоящая за твоим плечом сила. В нашем случае — выразительно стоящие у Лондона военные корабли.

Сегодня мы должны были прибыть в столицу Великобритании, где нас со всем почтением и фанфарами встречали бы представители Его Величества Карла. Заселиться и жить делегация должна была не в посольстве, что, на мой взгляд, было бы гораздо безопаснее, а в отдельном дворце недалеко от королевской резиденции.

Вроде как англичане совершали такой широкий жест — это больше пафоса, ведь приезжает наследник престола, но с моей точки зрения так себе условия. Вряд ли наши безопасники за сегодня успеют прочесать весь дворец, хорошо если хотя бы из одной комнаты вытрясут подслушивающе-подсматривающие устройства.