Имперец. Том 5 (СИ), стр. 31

— А вы что, вчера уж все выпили? — со вселенской тоской в глазах спросил Иван.

— Что ты, как можно! — возмутилась Василиса.

— Полстакана теплой водки осталось, — перебил супругу я. — Пойдет?

— Алекс!!! — ахнул Иван. — Это же то, о чем я мечтал прям со вчерашнего дня!

Ну да, царевичу пить водяру было неуместно, так что вчера он с постной миной цедил один бокал шампанского весь вечер. Но зато теперь оторвется.

Думаю, где-то в особняке сейчас один бывший силовик открыл шампанское и перекрестился.

Москва, ресторан «Владивосток», Виктор Сергеевич Нарышкин

Когда ты дорастаешь до определенного уровня социальной значимости, не привлекать внимание к своим перемещениям и встречам становится сложно. Но, как говорится, для руководителя внутренней безопасности империи нет ничего невозможного.

— Ну, здравствуй, зятек, — чуть усмехнувшись, произнес князь Нарышкин, протягивая ладонь. — Давно не виделись.

— Рад встрече, Виктор Сергеевич, — ответил юный князь Меншиков, пожимая руку собеседника.

— Надеюсь, ты с хорошими новостями, — одарив собеседника внимательным взглядом, сказал Нарышкин. — Садись за стол, перекусим чем Бог послал.

Бог не скупился и послал главе внутренней безопасности заставленный блюдами стол. Здесь было все меню пафосного ресторана морепродуктов и даже плошки с различной икрой, в которых небрежно воткнуты ложки. Не хватало только запотевшего графина с водочкой, чтобы встреча в отдельном кабинете окончательно перестала напоминать рабочую.

— Слышал я, что твой папенька продолжает отсиживаться в Европе? — задал наводящий вопрос Нарышкин, ловко разделывая запеченного осетра.

Меншиков кивнул, лениво ковыряя салат с крабом.

— Последний раз мы слышали о том, что он скупил наемников в Германском рейхе, — ответил Максимилиан. — С тех пор никаких вестей. Может быть, ваши люди что-то нашли?

Нарышкин покивал, не поднимая глаз от тарелки, словно был очень увлечен процессом.

Виктор Сергеевич действительно кое-что знал, но… Делиться сейчас своими соображениями с Максимом не спешил. Конечно, жених у дочери — парень умный, как глава рода на удивление сильный, да и в целом Нарышкин ему симпатизировал — укротить его дочурку, это надо иметь особый талант, но…

Но все-таки он слишком юн и находится практически в эпицентре оппозиции. Ляпнет что-нибудь, не подумав, и вся сложная схема, которую Нарышкин конструировал, посыплется, как карточный домик. Зачем рисковать?

— Ищем, — мрачно ответил Виктор Сергеевич, убеждая собеседника, что вопрос болезненный и неуправляемый.

На самом деле Нарышкину уже доложили, что судно «Мари Констанс», курсирующее между берегом Французским и берегом Британским, было зафрахтовано Павлом Андреевичем через подставное лицо и до отказа набито наемниками. Детали маршрута пока что оставались неизвестными, но методом несложных рассуждений можно было прийти к логическому выводу: бывший князь Меншиков собирал группу поддержки для одного не слишком удачливого мятежника.

Нарышкин точно знал, где бывший глава Свободной фракции и чем занимается. И он бы с большим удовольствием тихонечко добил гадину и сказал, что это пьяные наемники попутали, но Его Высочество отмашки не давал.

«Нельзя убивать людей только лишь потому, что они рожей не вышли, Витя, — сказал государь на очередном совещании. — Пусть они влезут в это дерьмо по самое горло. Чтобы ни у кого не возникло сомнений в правомерности наших действий. Мы не убийцы, Витя. Мы — палачи».

Британская империя, Лондон, Букингемский дворец, Виталий Алексеевич Романов

Виталий Романов сидел на очередном из многих совещаний военного министерства Великобритании и наблюдал за тем, как творится знаменитая британская военная поддержка.

Его Величество Карл хмурился, получая донесения, многозначительно кивал, выслушивая разные экспертные мнения, и делал глубокомысленное лицо, выдерживая приличествующую монарху паузу, когда к нему обращались. А меж тем Германский рейх, который должен был еще больше измотать потрепанную бунтом Российскую Империю, оказался не настолько хорош, как изначально декларировал.

Немцы торопились откусить первыми от большого русского пирога, не дожидаясь союзников, и поплатились за жадность. В настоящий момент русская армия не только отбросила их от своих рубежей, но и, по слухам, прикончила одного из двух наследников Германского рейха.

Будучи членом императорской семьи, Виталий Романов был прекрасно осведомлен, что внуков у кайзера полно, но большая часть сидит тихонько по замкам. Их не то что не представляют подданным как членов королевской семьи, их вообще не выпускают на улицу из комнат с мягкими стенами. А еще держат на седативных препаратах, чтобы не могли воспользоваться магией.

Из всего довольно многочисленного приплода только двое оказались психически здоровыми, остальные… Уроды, рожденные в противоестественных условиях, в погоне за сильным даром для удержания власти родом кайзера. А теперь один из двух дееспособных внуков убит. И что в такой ситуации сделает правитель Германского рейха, оставалось только гадать. Ведь новые богатые земли для рейха имеют второстепенное значение, когда выживаемость королевского рода под угрозой.

Но узнать позицию кайзера по этому животрепещущему вопросу было невозможно, потому что связь с Берлином глушилась русскими. Немецкая столица находилась в полной блокаде. Российская Империя заперла кайзера и его окружение в городе, а сама тем временем продолжала отбирать северо-восточные земли.

Как несложно догадаться — чтобы открыть себе прямой путь на Британию.

— Мы выскажем свою обеспокоенность, — произнес король, подводя итог совещания. — Надавим на Москву обещанием перекрыть торговлю в северных морях. Выдвинем флот, демонстрируя силу.

Присутствующие армейские военачальники важно закивали, соглашаясь, как будто это решение могло что-то изменить.

Виталий Романов слушал это шоу напыщенных, самоуверенных лордов без особых иллюзий. Он-то прекрасно понимал: никакие обеспокоенности и уж тем более демонстрации флотов военную машину Российской Империи не остановят. Наоборот, стоит только Лондону начать шевелиться на тему своих иллюзорных преимуществ, как Дмитрий Романов получит моральное право выбить Британии все зубы при поддержке патриотически настроенных добровольцев. Ну, или это может сделать одна удачно всплывшая у берегов Лондона подлодка, тогда, конечно, результаты для британцев будут в разы плачевнее.

А Германский рейх вообще превратится в Немецкую губернию.

— Ваше величество!

В кабинет ворвался секретарь короля с выпученными глазами, бледным лицом и сжатой в руках полоской бумаги — получили срочную телеграмму.

— Что случилось, Грегори? — недовольно поджал губы монарх. — Почему ты врываешься на совещание?

— Ваше величество! Только что прислали из Берлина! — дрожащим голосом доложил секретарь, подходя ближе и кладя донесение перед королем.

Его Величество Карл медленно расправил пальцами скатывающуюся в рулон бумажку, мучительно долго читал послание и только после этого поднял глаза на членов совещания.

— Господа, только что кайзер Германского рейха подписал полную капитуляцию. Российская Империя получила беспрепятственный коридор для прямого вторжения в наши воды.

Глава 16

Калуга, Александр Мирный

Из окон моего кабинета открывался прекрасный вид на внутренний двор, где, среди прочего, имелась тренировочная площадка. Ею не пользовались, наверное, со смерти последнего владельца, так что если не знать, что где-то там под наполовину сошедшим снегом имеется пространство полигона, никогда не догадаешься — так оно было органично припорошено ровным белым покровом.

Сегодня утром Лютый с явным удовольствием вручил молодняку, недавно решившему, что служить в дружине князя — это работа мечты, лопаты и наблюдал, как выполняется древнейший армейский завет — солдат должен быть всегда чем-то занят.