Превосходство Неодаренного. Том 1, стр. 8

Я отхлёбываю из кружки. Мало ли что на моем лице читается, так хоть за кружкой спрячусь. Кстати, хлебцы весьма неплохи для своего внешнего вида. Удивлен.

Недолгая пауза.

– Ладно. Это, конечно, хорошо… Но, может… хочешь поплакать?

Еле удерживаю чай во рту. Что? Серьезно? Поплакать? В Варгоне в этом возрасте я уже убивал и точно пережил одну пытку инквизиторов. И не помню, чтобы плакал хоть раз. Орал, да. Но не плакал.

Заставляю себя улыбнуться:

– Да что-то не хочется.

– Хм… ну ладно… Хочешь может… что-нибудь? Кстати, тебя правда понизили до первого этажа?

Да хватит ты на меня так смотреть, женщина.

– Да.

Женщина бледнее, стареет лет на десять:

– Ну… ничего. Мы это переживем. Лишние два года. Мы справимся. Я договорилась с начальством. Мне разрешили подрабатывать еще по воскресеньям. Главное, что ты цел.

Поразительная семья. Получается, я живу за счет этой леди? Странно, что предыдущий хозяин этого тела не повесился от стыда.

– Я бы отдохнул… мам.

– А, да-да, конечно.

Мама подскакивает, хватает меня под руку, словно я калека.

– Пойдем, мой сладкий.

Первый раз в этом мире тошнота подступила к горлу. Я – сладкий? Серьезно?

Мама чуть ли не за ручку отводит меня в комнату с ковром на стене и плакатами какого-то мужчины с татуировками по всему телу. Он кривляется, высунул язык. Написано «Моргенштерн». И почему эти картины здесь висят? Что приятного в созерцании мужиков? Особенно таких. Ладно бы красивая женщина.

Быстро осматриваюсь. Два шкафа, два стола. Двухъярусная кровать. Все пошарпанное. Куча разбросанной одежды. И даже трусы с носками. За одним из столов сидит мальчишка лет пятнадцати. Курносый, тощий, в грязных обтягивающих штанах и майке, немного ускоглазый. Рядом с ним три тарелки и пять кружек.

– Марк! – возмущается мама, усаживая меня в кровать. – Сколько тебе еще раз сказать убраться в комнате?

– Мам, я в данже, выйди!

Мальчишка с выпученными глазами пялится в коробку с движущей картинкой и лупит пальцами по доске с кнопками. Это что? Как телефон, но только большой? Так, думай… думай… Компьютер!

Мама вздыхает, смотрит на меня:

– Отдыхай, мой сладенький.

– Отфай мофь слафенький… – бубнит мальчишка, передразнивая маму.

– Перестань, Марк! Это не смешно! Твоего брата побили, между прочим!

Не отрываясь от компа, «брат» хмыкает:

– Опять?

– Это твой брат, Марк. Пожалуйста, поддерживайте друг друга. Ваш отец учил вас сплоченности. Вы – семья.

– Да-да, конечно. Отца больше нет. Мам, я же сказал выйти. Отвали, а! – чуть ли не визжит мальчишка.

Мама будто постарела еще лет на десять, вздыхает, хочет выйти, но…

Замахиваюсь.

Бам!

Смачный подзатыльник впечатывает братца в монитор.

– Извинись, сопляк, – спокойно улыбаюсь я.

Достаю из кармана зубочистку, сую в рот.

Глава 4

Переобучение

Брат размазывает слюни о монитор. Вскакивает с места, опрокидывая стул.

– Ма-а-ам, ты видела?! Ах ты придурок!

Он встает в странную позу. Ноги ставит в раскоряку, поднимает кулаки.

Удивительно. Вместо того, чтобы напасть, он показывает мне, что готов драться.

– Перестаньте! – встает мама между нами. – Константин, что на тебя нашло? Ты чего? Боже мой… Он же твой брат!

Из-за спины матери раздается визг:

– Не брат он мне! Получил квоту и думает крутым стал! Говнарь сраный!

Какой же поганый рот у этого сопляка. Смотрю на мать:

– Он живет за твой счет, есть твою еду, – киваю на объедки на столе. – Но разговаривает, как с дворовой собакой.

– Константин!

– Урод, ты на себя посмотри! Ты идиот? Крышей йопнулся?! Башку тебе отбили?! Мало били, гнида! Лучше бы ты сдох!

– Марк! – чуть ли не плачет мать.

Мне становиться жаль эту женщину. Если я был таким же как этот братец, то участь ее незавидная. Особенно, если нет отца, научившего бы непутевых детишек уму-разуму. Но, в любом случае, я не очень хочу ввязывать в мелкие дрязги. Будет глупо тратить много времени на семейные разборки «братиков и сестренок».

Но и терпеть неблагодарных недомерков рядом с собой я не собираюсь. Надо поставить его на место – раз и навсегда.

– Мам, он чокнулся! Его надо сдать в психушку! – истекает желчью братик.

Вытаскиваю зубочистку, улыбаюсь. Итак, избивать его глупо. Магистр говорил, что первыми силу используют лишь слабые. Если есть иные средства – используй их.

Обхожу мать, она заслоняет собой Марка, они вдвоем пятятся в сторону.

– Только не деритесь, умоляю.

– Я и не собираюсь, – смотрю на заляпанный стол. Ого, эту кружку сколько лет не мыли? Такое ощущение, что ее содержимое за мной очень внимательно наблюдает и знает обо мне больше всех.

Брат орет:

– Конечно, не собираешься! Ты всегда был ссыклищем!

Ага, при этом за маменькиным подолом прячется он.

Беру в руки странную дощечку с кнопками.

– Не лапай, сука!

– Хватит, Марк! Константин, положи клавиатуру.

Со словом «клавиатура», в голову вламываются чужие воспоминания.

«Клавиатура»

«Системный блок»

«Наушники»

«Данж»

Оказывается, эти слова мне знакомы лучше всего остального.

Смотрю на монитор. Какие-то существа бьют огромного демона. Пускают в него… что это? Эфир?

«Компьютерная игра»

Читаю в чате: «танк лагает! Сук, где танк?!»

– Это же ВоВ-Два, да? – спрашиваю я.

– Ой, дебил, – не унимается братец.

Нажимаю на ескейп. Смотрю на «персонажа» – зеленого огромного существа.

– Ты че делаешь, слышь?

Поворачиваю голову на братишку:

– Извинись.

– Пошел нахер!

Нажимаю на «Удалить персонажа». Выскакивает окошко «Вы уверены? Да/Нет»

Ор Марка до боли бьет по перепонкам. Он отталкивает маму в сторону, изо рта брызжет слюна:

– Не смей, сука! Не смей!

– Извинись, – пожимаю плечами.

Нечленораздельный мат и угрозы убеждают меня в неисправимости мальчишки.

Нажимаю «Да».

* * *

Что ж. Брат мне достался крайне неуравновешенный. После длительной истерики он получил еще несколько оплеух и ушел из дома. Не первый раз – по словам матери. Отсидится у друга, пока тот не скажет, что кормить его больше нечем, и вернется домой с извинениями. А потом по новой. Задротство до шести утра, прогулы школы – не такой как Новая Эра, а совершенно обычной, где учат арифметике и иностранным языкам. Оказывается, квоту в школе неодаренных получил только я, три года назад. За что брат затаил на меня страшную обиду.

Я уделил матери немного своего драгоценного времени и обсудил дальнейшие взаимоотношения. Если не брать в расчет ее постоянные вопросы о том, что же со мной произошло, из-за чего я так изменился, то все прошло благополучно. Я пообещал ей, что возьмусь за воспитание брата вместо отца. Она посмотрела на меня как-то странно, но кивнула. На этом и закончили.

Разумеется, я совершенно не уверен, что останусь в этой семейке. Но пока здесь удобно. Есть крыша над головой, компьютер для изучения мира. Это все что мне нужно на данный момент.

Я отправился в комнату, засел за компьютер, перебарывая странное внутреннее желание нажать на иконку World of Warcraft II.

14 октября 2022 года,

20:17

Я сижу за компьютером и изучаю мир, пока мама сидит на кухне, заливая горе чаем с какой-то настойкой.

– Константин! – кричит мама из кухни. – Кушать будешь?!

– Нет, благодарю!

Итак, начнем:

Набираю: наш мир.

На удивление, третья ссылка – то, что надо. Целая база знаний о некой планете Земля.

Внимательно изучаю. Информации очень много. История мира очень сложная и долгая. Эпохи, развитие человечества и бла-бла-бла. Ничего нового. Войны, конфликты, страны и… а вот это интересно.

Вторая мировая война. Немецкие оккупанты захватили всю Европу, а в 1941 году напали на СССР. Война длилась три года и, казалось бы, подходила к концу победой СССР, но…