Контуженный: ИНТЕГРАЦИЯ (СИ), стр. 59

— Как скажешь, почту за честь, — мысленно выдохнув, ответил Фариал, — я готов послужить империи.

— Ну, вот и славно, в своё время и мой отец сделал так же, и я тебе скажу, это было очень интересно и полезно. Ступай, это всё, что я хотел до тебя донести, а мне нужно подготовиться, я сегодня вылетаю в Скальгиз, там у меня дипломатическая встреча и, к сожалению, отказаться от неё я не могу, хоть и не хочется терять время на эту дыру. Думаю, к моему возвращению вопрос с твоей нейросетью наверняка разрешится.

— Я буду ждать вас, ваше величество, приятной дороги, — поклонился парень.

— Перестань, Фариал, мы ведь всё-таки семья, и император я во вторую очередь.

Конрад повернулся спиной к окну и приблизился к сыну, крепко обнял его и поцеловал по обыкновению в макушку.

— А ты подрос, сынок, совсем большой стал. Ну ладно, ступай, и сестру предупреди о моём убытии.

— Хорошо, отец, — улыбнулся удивленный неожиданным проявлением нежности со стороны отца принц и, выполнив имперский салют, развернулся на месте, направившись на выход.

Император посмотрел вслед уходящему сыну с теплотой и любовью во взгляде, уже очень скоро его старший ребёнок станет совсем взрослым. Конрад очень надеялся — то, что при не самых весёлых обстоятельствах было установлено его сыну в голову, окажется работоспособным, и Фариал сможет в своё время занять его место. Иначе придется переигрывать всю стратегию и делать ставку на его сестру.

Эпилог

Эпилог

Погрузившись в бот, я со своей группой сопровождения направился на станцию, график у меня был достаточно плотный. Первым делом, после того как оказались во внутренних помещениях «Аратуга», мы направились в офис биржи наёмников сдать контракт. В принципе, я мог и дистанционно это сделать, но этот вариант для нас предпочтительнее, при таком способе рейтинг гарантированно повысится сразу, и не надо будет ждать подтверждения от нанимателя. Вся процедура заняла не больше получаса, за это время отчёт о проделанной работе был изучен, завизирован обеими сторонами и подтверждён. Гонорар за выполнение задания был разблокирован и переведён на счёт нашего отряда, сделав нас богаче на сто двадцать тысяч. Правда, рейтинг поднялся несущественно, так как само по себе задание было из разряда несложных, но, тем не менее, счётчик выполненных заданий мы распечатали, и теперь там гордо значилась единица. Однако наниматель отказался брать на себя ответственность за судьбу найденного пацана, сославшись на то, что несовершеннолетнего вообще не должно было быть на корабле, и так как решение о его присутствии на крейсере было принято владельцем судна, то никакого отношения к спасенному он не имеет. Что ж, печально, но в принципе мы и не предполагали ничего другого.

Пока мы ожидали закрытия контракта, у меня было время проверить входящую корреспонденцию. Как я ни старался настроить антиспам и фильтры, кое-что всё-таки через них прорывалось, правда, были и интересные сообщения. Но самое неожиданное из них пришло оттуда, откуда я его совсем не ждал получить, на связь вышел мой давний знакомый, паренёк, которого я спас на не самой дружелюбной планете и назвал Доцентом. Я несколько раз внимательно перечитал его послание, и оно оставило во мне двоякое ощущение. С одной стороны, мне было приятно, что он не забыл про меня, а с другой, я полностью был согласен с тем, что отвечать ему не стоит. Эта глава моей жизни прочитана, страница перевернута, и мне надо жить дальше. Худо ли, бедно ли, но я смог найти то, чем можно заниматься, и, честно говоря, несмотря на возникшие трудности при выполнении контракта, сам процесс мне понравился. Узнавать что-то новое, лететь к неизведанным мирам, может быть, даже изучать их, это ли не то, к чему стремился каждый мальчишка в моём детстве, по крайней мере, я об этом точно мечтал, зачитываясь книгами классических фантастов. Нет, Доцент, у тебя своя жизнь, а у меня своя, не стоит путать тёплое с влажным. Поэтому я свернул сообщение, так и оставив его без ответа.

Впереди было ещё много дел, рассматривать новые контракты в данный момент мы не стали и решили заняться следующим более важным моментом, а именно сбытом полученных трофеев. Можно было, конечно, самостоятельно заняться их продажей, но этот процесс мог затянуться надолго, и я предпочёл найти адекватного перекупщика, поэтому следующим местом, которое мы посетили, стал торговый район станции.

Обойдя несколько контор, занимающихся продажей запчастей для космических кораблей, как новых, так и бывших в употреблении, я нашёл фирму, в которой согласились оптом выкупить все добытые трофеи. Эта сделка принесла в нашу кассу четыреста тридцать три тысячи кредитов, что было почти в четыре раза больше того, что мы заработали за само выполнение контракта. Итого за этот рейд вышло чуть больше пятисот пятидесяти тысяч кредитов, и это если не считать того, что мы смогли немного прокачать «Калигулу», что само по себе неплохо, ведь если бы мы покупали это оборудование, то оно вылилось бы нам в серьёзную копеечку.

Хорошая всё-таки штука нейросеть, встроенная бухгалтерская программа рассчитала расходы на выплаты экипажу, амортизацию, всевозможные материалы, и получилось, что я достаточно неплохо заработал. Настроение сразу же поднялось, а так жить, оказывается, можно.

Группа поддержки следовала за мной по пятам, тут всем руководила Клох. В разговоры со мной она не вступала, напряжённо вышагивая впереди импровизированной коробочки, в центре которой находился я. Девчонка старается отрабатывать свою зарплату на все сто процентов, да и, похоже, пытается реабилитироваться в моих глазах, хотя в том, что произошло, и не было её вины.

Самым сложным оказалось пристроить Ковела, оставлять его у себя было нельзя, а просто так вышвыривать на станцию означало только одно, он в ближайшее время однозначно попадёт в загребущие конечности нечистых на руку дельцов и примерит на себя рабский ошейник. Дело осложнялось ещё тем, что с головой у него явно было нелады, но с этим вопросом я попросил помочь Урса Селима, он подобрал какой-то антидепрессант. И хоть паренёк стал немного похож на Буратино, превратившись в по пояс деревянного болванчика, но чудить прекратил. Я всю голову себе сломал, пытаясь придумать, куда же его пристроить, но так и не смог ничего подобрать. Тут ко мне пришла идея, как можно попытаться совместить приятное с полезным, и я набрал номер Мисси. Спустя непродолжительное время эта очаровательная девушка, с которой я в прошлый раз неплохо провёл ночь, мне ответила, причём, судя по тону, она была явно удивлена моим звонком.

— Привет, Джон.

— Ну, здравствуй, красавица, — поприветствовал я её.

— Чувствую по твоему игривому тону, что ты не просто так со мной связался.

— А ты чертовски проницательна, но разве я не могу просто соскучиться?

— Не смеши меня, Джон, такие, как ты, очень редко скучают по случайным знакомым из недорогого бара.

— Представь себе, что ты первая девушка, с которой я познакомился в подобном месте, — практически не кривя душой, ответил я, — так что можешь меня под общую гребёнку не пристраивать, а то я ведь почти уже обиделся.

Девушка, по всей видимости, оценила мой ответ и звонко рассмеялась.

— Так что ты хотел?

— Ну, вообще-то я хотел с тобой встретиться, если, конечно, ты не против, и да, мне нужен кое-какой совет, — честно признался я.

— Ну, — в свою очередь протянула Мисси, — у меня есть несколько свободных часов, так что можешь навестить меня, надеюсь, ты помнишь дорогу? Или тебе скинуть маршрут?

— Не нужно, пойду на запах очаровательной рыжеволосой девушки.

— Ха-ха-ха, — рассмеялась она в ответ, — ну, иди-иди, только смотри, дверью не ошибись, не я одна тут с таким цветом волос.

— Не переживай, самые красивые пахнут по-особенному, я скоро буду, — ответил я и разорвал связь.

— Клох, мне нужно навестить одну свою знакомую, и вам придётся подождать меня снаружи, пока я буду с ней разговаривать, возможно, я задержусь там на несколько часов, — предупредил я эту валькирию.