Контуженный: ИНТЕГРАЦИЯ (СИ), стр. 37

Корректировка орбиты при нахождении в верхних слоях атмосферы газовых гигантов была делом обычным, и я спокойно дал своё согласие.

— Разрешаю, — ответил я и вернулся к Айре.

— Так вот, я тебя очень хорошо понимаю, я тоже был когда-то на твоём месте. Чтобы жить — надо работать, а чтобы работать, нужна нейросеть, ну, а чтобы её иметь, необходимо за неё заплатить, да и знания денег стоят.

— И зачем мне всё это нужно? Для чего?

— Я не знаю, что ответить тебе на этот вопрос, Айра, мы практически ничего о тебе не знаем, но что-то придумывать надо.

Молчавший до этого времени и аппетитно хрустевший своим ненастоящим жуком Зиц вставил:

— Большой, а давай оставим её у нас, я чувствую в ней что-то, она может нам пригодиться. А если бы у неё ещё были бы хваталки, — пошевелил он двумя свободными щупальцами, — вот это было бы приключение.

Я подозрительно посмотрел на этого мелкого бывшего каторжанина и вкрадчиво поинтересовался:

— Зиц, паскуда, а ты случайно ничего в свою атмосферу не добавлял?

— Ты что, Джон, я же обещал! — спрятал свои глаза в тарелке улгол и с новыми силами принялся за недоеденного ненастоящего жука.

«Как пить дать, всё-таки успел», — подумал я, но решил не обострять, в конце концов, я сам купил ему эти бустеры, а судя по тому, что я успел понять, это является частью его жизни, и менять его уже давно бесполезно.

— Подумай, кем ты хочешь стать? — снова повторил я девушке.

— А может быть, вы просто выкинуть меня в космос?

— Зеленоглазка, прекрати ныть, а то что-то меня уже начинает напрягать твой настрой, всё будет хорошо, — я потянулся и положил свою ладонь на её в попытке успокоить, но не ожидал такой реакции.

Айра медленно перевела взгляд на мою руку, потом посмотрела на меня, и мне показалось, что её лицо начало меняться, превратившись в фарфоровую маску. Казалось, что даже её ярко-зелёные глаза помутнели, но то, что произошло вслед за этим, было гораздо непонятнее. Я вдруг внезапно увидел её такой, какой она на секунду предстала передо мной там, в коридоре «Мальдуса». Я увидел её призрачную копию, которая рассогласовалась со своей физической ипостасью на несколько сантиметров, и в данный момент эта призрачная копия мелко-мелко вибрировала. От неожиданности я отдёрнул руку, и картинка, которую я только что видел, исчезла. Вместо неё я увидел отчаянно пытающуюся сделать вдох серокожую красавицу, она судорожно старалась втянуть в свои легкие воздух. Взгляд метался из стороны в сторону, словно в ужасе, силясь найти выход из смертельной опасности.

— Эй, что с тобой? — вскрикнул я, пытаясь понять, что происходит.

— Я, я, — пробовала что-то сказать она, но у неё не получалось.

— Успокойся, дыши, — слегка взволновался я, чувствуя свою вину за то, что с ней происходит, — всё, я больше тебя не трогаю.

— Почему так⁈ — наконец-то смогла произнести она. — Почему я это видеть⁈

— Я же тебе говорил, так уж получилось, мы прибыли к вам на помощь.

— Идёт беда, сильный враг, сейчас, почему, почему я это видеть…

— Искин, сообщи доктору Селиму, что у нас тут проблемы, — однако, как это ни странно, но мне никто не ответил.

А в следующую секунду освещение в столовой полностью потухло, разом стих весь этот едва слышимый и ставший уже давно привычным микрошум, присутствующий на каждом корабле, шум от множества механизмов и систем, которые были расположены буквально повсюду.

— Хор, доложить обстановку! — потребовал я, но ответа снова не последовало.

Стакс моментально оказался на ногах, и уже в следующее мгновение шлем скафандра плотно обхватил его голову, на нём зажглись прожекторы, а когда у киллера оказалось оружие в руках, я даже и не заметил. В следующую секунду активировалась система аварийного освещения, которая по определению имела очень слабую интенсивность, и хоть освещение частично восстановилось, вездесущего гула, который частенько называли дыханием корабля, я так и не услышал.

— Нам надо идти в рубку, — заявил, направляясь к выходу, сибурианец, — у меня хорошее предчувствие.

— Зиц, присмотри за девушкой, — попросил я улгола, вставая из-за стола, всё происходящее выглядело действительно подозрительным, и я полностью поддержал решение сибурианца.

Сомневаться в его инстинктах было глупо, как только мы вышли в коридор, он профессиональным шагом наёмника двинулся по коридору, держа оружие перед собой, ну, а мне досталось контролировать тыл. А все-таки, что он имел в виду, когда говорил про хорошие предчувствия?

Глава 10

Кругом враги

Глава 10. Кругом враги

СТОЛИЧНАЯ ПЛАНЕТА АРАТА

Продление жизни — весьма недешёвое удовольствие для обычного смертного. Чтобы накопить всего на одну такую процедуру, могло и не хватить отмеренной Вселенной этому разумному его биологической жизни. Даже несмотря на повсеместное распространение технологии медицинских капсул, которые позволяли путём обычных процедур и манипуляций увеличить её продолжительность до ста пятидесяти, а иногда и до ста семидесяти циклов. Разумеется, такие результаты достигались при наличии более совершенных агрегатов и качественных препаратов. Это позволяло оттянуть процесс старения до достаточно преклонного возраста, правда, потом, в конце концов, природа брала своё, и организм стремительно старел.

А вот полноценная пролонгация хоть и действовала по схожему принципу, но всё же несколько по-иному, она полностью откатывала состояние организма до его пиковой формы. И всё бы было хорошо, если бы не одно «но»: человеческий разум устроен совсем по-другому, его невозможно откатить назад, иначе во всём этом не было бы абсолютно никакого смысла. В результате такой пролонгиат становился уже совсем другим человеком, в этом и крылось основное проклятие таких разумных, в какой-то момент их жизненный интерес пресыщался поступающим опытом, что оказывало своё негативное воздействие и на сам разум. Это, конечно, не афишировалось, но достаточно часто те, кто использовал пролонг несколько раз, в конечном итоге отказывались от него и предпочитали поскорее дотянуть остаток своих дней, потому что всё вокруг утрачивало для них интерес, им просто незачем было жить. А иногда они просто улетали в неизвестность космоса или направляли свой корабль на какую-нибудь ближайшую звезду.

Подобным образом поступали только слабые духом и интеллектом идиоты, именно так считал лежавший в специализированном, изготовленном специально для него мультифункциональном ложементе человек. Это устройство не только позволяло коммуницировать с личным кластером биоискинов, установленных глубоко под поверхностью Араты, но ещё оно обеспечивало полное медицинское сопровождение и контроль физических показателей своего владельца, при необходимости могло активировать разгон и увеличивать умственные показатели на порядок. Все, кто создавал и проектировал объект, в котором находился этот ложемент, давно прекратили своё существование, исчезнув в ненасытном жерле бытового утилизатора, причём конкретно данное помещение являло собой, так сказать, только верхушку айсберга этого уникального объекта. Отсюда можно было совершить внезапный побег, существовал специальный тоннель, по которому с помощью скоростной пневматической системы имелась возможность за считанные минуты оказаться настолько далеко, что никто и не подумает искать сбежавшего там, куда выходил этот тоннель. Причём оканчивался он на своеобразной пересадочной станции, откуда было возможно уже вылететь при помощи собственного корабля, настолько технически продвинутого, что это могло позволить пройти ему все рубежи планетарной обороны и ускользнуть практически от любой блокады.

Однако дело, которое начал воплощать в жизнь сидящий в ложементе мужчина более трехсот циклов назад, было налажено настолько хорошо, что вряд ли когда-то этим кораблём придётся воспользоваться. Всё, что происходило в стенах этого помещения и позволяло графу Осло Ар-Орангу чувствовать себя живым, только это будоражило ему кровь. Именно отсюда он управлял своей собственной тайной империей, своей собственной армией, отсюда он шёл к целям, намеченным им самим.