Контуженный: ИНТЕГРАЦИЯ (СИ), стр. 33

— По-моему, всё работает нормально, — обратился я к посреднику.

— А со скафандром и не было никаких проблем, этот пси-удар повлиял только на тебя.

Я встал и протестировал работу скафа, подвигав руками и ногами, всё работало просто прекрасно, и у меня отлегло от сердца. А с оружием мы что-нибудь решим, в конце концов, я неплохо стреляю и из обыкновенного ручного оружия практически любых конструкции и способов воздействия. Тем более, этот «универсум», как оказалось, далеко не панацея, он, конечно, мне помог, но только когда я в отчаянии пошёл на рискованный шаг и зарубился врукопашную.

Выйдя из каюты, я связался с искином корабля, получил детальную информацию о том, кто где сейчас находится, и был приятно удивлён тем, что большая часть экипажа занимается демонтажем потенциально ценных систем «Мальтуса» и складированием их у нас на борту. Судя по общему докладу Хора, за сутки уже кое-что даже успели заменить, теперь «Калигула» обзавёлся более совершенным радарным оборудованием. Также были заменены кое-какие системы жизнеобеспечения, что позволило увеличить нашу автономность. Все остальное оборудование, которое можно было достаточно просто демонтировать, размещалось в трюмах нашего корабля. К сожалению, таких трофеев было немного, у любого космического корабля очень развитая и сложная архитектура, и чтобы полностью демонтировать какую-нибудь из систем, необходимо не только время, но и наличие специального оборудования. К тому же львиную долю самых дорогостоящих элементов мы просто не сможем никуда складировать из-за их большого размера. Даже артиллерийские системы крейсера мы своими силами не сможем отсюда вывезти, вот если бы удалось утащить корабль целиком, тогда можно было бы неплохо подзаработать. Установить искин, заново прошить его, подружить со всем оборудованием, и такой корабль стоил бы как минимум пятьдесят миллионов кредитов. Увы, это несбыточные мечты.

Мой приказ касался не только самого корабля и его частей, но и кают бывшего экипажа, я думаю, они больше всего и интересуют наших трофейщиков. Добравшись до рубки, я вошёл в неё, и буквально в следующую секунду на меня с радостным криком набросился Зиц, который дисциплинированно сидел за пультом управления щитами.

— Большой, ты вернулся! — радостно заверещал он, обхватив мою голову своими хваталками и пытаясь прижаться ко мне своей щекой.

Пришлось терпеть, обижать малыша почему-то не хотелось, мне его порыв показался настолько искренним и душевным, что я сам слегка приобнял его и потрепал по голове.

— Ну всё, ну всё, Зиц, я тоже рад тебя видеть.

— Командир, я знал, что ты выкарабкаешься, никакая зверюга тебя не свалит!

— Будем надеяться, что больше я с такой тварью и не повстречаюсь, очень уж неприятное у нас с ней вышло знакомство. И вообще, марш на свой боевой пост.

Зиц нехотя отлепился от меня и спрыгнул на палубу, поковыляв в сторону своего рабочего места, а я уселся в свой командирский ложемент и откинулся на спинку. На обзорном экране я мог наблюдать тушу «Мальдуса», внутри которого на данный момент находилось четырнадцать членов экипажа «Калигулы». Искин предоставил мне список складированного у нас на борту оборудования. Да уж, молодцы, не стали тащить всякий хлам, я ещё не слишком хорошо разбираюсь в специфике торговли запчастями для космических кораблей, но на собственном опыте знаю, что реакторы, подобные тем, которые были демонтированы с крейсера, очень даже неплохо стоят. Было ещё несколько позиций, за которые можно было выручить неплохие деньги, да и со складов кое-что интересное перепало.

Я связался с Даржей и получил от неё исчерпывающий доклад о том, что сейчас происходит на обследуемом корабле, а происходил там тотальный шмон всего и вся.

За сутки всё, что было можно демонтировать, уже было демонтировано, и сейчас производился обыск жилого отсека. Она специально оставила эту часть напоследок, чтобы её ребята как следует поработали на благо отряда перед тем, как набивать собственные карманы. Я похвалил её за этот взвешенный и мудрый подход, сделав себе пометку поощрить её дополнительной премией по результатам рейда, и разорвал связь.

Похоже, мы всё-таки завершили свой первый найм, основная задача выполнена, информация собрана, нам удалось спасти двух разумных, теперь осталось только вернуться и передать полученные данные, ну, и распродать трофеи, куда уж без этого. Уже сейчас я понимал, что наш вояж оказался прибыльным, несмотря на невысокую стоимость самого найма, основную прибыль мы получим именно от трофеев, и что-то подсказывает мне, что мы не останемся внакладе.

Я всё-таки посетил доктора в его вотчине и он, проверив несколько раз мои показатели жизнедеятельности, вынес вердикт, что я полностью здоров и не нуждаюсь в дополнительном мониторинге.

Мы провисели рядом с «Мальдусом» в этой неизвестной системе ещё около суток. Всё, что было возможно, загружено, и слегка потяжелевший рейдер набрал необходимую для прыжка скорость. Мы ушли в гипер, оставляя за собой километровый корпус некогда грозного корабля, в данный момент представлявший из себя просто мёртвый кусок железа с трупами бывших членов его экипажа на борту. Их всех, кстати, удалось найти, непонятно, с какой целью он это делал, но глир стаскивал их всех в одно помещение, там эту мешанину из тел и нашли.

Как только мы прорвали метрику обычного пространства и выждали положенное по регламенту время, я дал команду отойти от мест и позвал Стакса.

— Шир, я думаю, настало время разбудить наших гостей, не будем же мы их постоянно держать в коме. Препараты тоже денег стоят. Составишь мне компанию?

Лакин как-то странно посмотрел на меня и произнес:

— Что-то прежде я не замечал за тобой такого рвения к экономии. Я думаю, что тебя заинтересовала эта девушка, — заметил сибурианец.

— Ты, как всегда, прямолинеен, дружище, — усмехнулся я, — режешь правду-матку.

— Разве я не прав?

— Ну разве что самую малость, — улыбнулся я, — пойдём, разбудим потеряшек.

Глава 9

Авария

Глава 9. Авария

БОРТ РЕЙДЕРА «КАЛИГУЛА»

— Ну, и кто тут у нас? — задумчиво спросил я, рассматривая сквозь прозрачную крышку медицинской капсулы тело худощавого мальчика. — Откуда здесь мог взяться этот ребёнок? Или это тоже какой-то экзотический вид с непонятной планеты?

— Ему четырнадцать циклов, и это стопроцентный хомо, молодой человек по вашим меркам, — пояснил Урс, — для стандартного хомо.

— А что, бывают нестандартные?

— Мы ведь с тобой разговаривали о бессмертии, если у тебя достаточно кредитов и упорства, то продлить себе жизнь не составит особого труда, — вставил Лакин.

— Ты знаешь, Шир, я ведь на самом деле не так давно попал в космос, и некоторые вещи мне до сих пор кажутся удивительными. Ты знаешь, что больше всего меня удивляет?

Лакин не ответил, предоставляя собеседнику право продолжить свою мысль.

— Меня удивляет то, сколько вокруг дерьма.

— Это всё, конечно, интересно, но какое отношение имеет к найденному хомо? — поинтересовался Стакс, как всегда, невозмутимо глядя на меня.

— Как знать, Шир, как знать, — философски ответил я.

— Ну что, док, давай, поднимай пацана, поговорим и определим куда-нибудь его на постой, места вроде хватает. Кто его нашёл?

— Каур, — ответил Стакс.

— Насколько я помню, он живёт в двухместной каюте, вот пусть и присмотрит за ним.

— Я думаю, что это будет полезно, — согласился сибурианец.

Доктор нажал несколько клавиш на панели управления медицинской капсулы, и с поверхности тела начали отлепляться автоматические инжекторы, а ещё через несколько секунд крышка продвинутого прибора с лёгким щелчком отъехала вверх. Мальчик попытался открыть глаза, но, видимо, с непривычки, снова зажмурился от ослепившего его света. Через некоторое время он вновь попытался их открыть и посмотрел на нас с Лакином сквозь узкие щёлочки век.

— Где я? Кто вы? — раздался его подрагивающий голос. — Что со мной?