Контуженный: ИНТЕГРАЦИЯ (СИ), стр. 10

Дорога до «Пламени Дагора» заняла не меньше получаса, по истечении которых я вернулся на рейдер. Опустил Зица на палубу, на мой взгляд, он достаточно на мне проехался, да и двигался он, как мне кажется, уже вполне нормально. Он жалобно посмотрел на меня и поплелся в сторону рубки.

Ещё на подходе к кораблю я осмотрел творящуюся на его обшивке суету, да уж, своими силами мы бы никогда подобного провернуть не смогли. Док-ангар был оборудован мощными полуавтоматическими манипуляторами, которые позволяли поднимать значительный вес и работать с ним на корпусе корабля, да и набор ремонтных дроидов оказался весьма неплохим. Где-то наверху виднелись вспышки плазмореза, что свидетельствовало, по всей видимости, о том, что работа была в самом разгаре.

Прогулявшись до реакторного отсека, я с интересом осмотрел ход работ по восстановлению внутренних конструкций, и надо признать, что прогресс был налицо. Я просто не увидел пробоины, то место, через которое мы в прошлый раз наблюдали всю пробоину, уже было заделано, а дальше послойно шло восстановление внутренних конструкций согласно чертежам, предоставленным искином. Переборка оказалась даже свежеокрашенной какой-то быстротвердеющей краской, причём она была подобрана в тон к той, которая здесь была до этого. Убедившись в том, что не зря плачу деньги, я дошёл до столовой и встретил в ней троих наших парней, вернувшихся со станции. Судя по квёлым лицам, её посещение прошло для них не менее плодотворно, чем для меня. Они сидели за столиком и вяло ковырялись в тарелках, наверняка мечтая в данный момент о том, как бы поскорее похмелиться. Заказав себе завтрак, я уселся за свободным столиком и начал есть. Не успела пластиковая ложко-вилка поднести ко рту первый кусочек космического варианта сосисок, которые, на мой взгляд, были весьма недурны, как мне на почту пришло паническое сообщение от Серёги.

— Братан, ни во что не встревай, жди меня, я скоро буду!

Пришлось тут же писать ему ответ, заверяя его в том, что со мной всё в порядке, и вопрос решён, а также сообщить, где я сейчас нахожусь. В ответ пришел малоцензурный набор выражений, в вольном переводе означавший то, как нелестно обо мне думает мой боевой товарищ, вкупе с тем, что его физическое самочувствие оставляет желать лучшего. На всякий случай я сразу же написал Стаксу, а то мало ли, тоже попрётся меня спасать.

Через час мне сообщили о том, что посыльный доставил к борту рейдера контейнер со скафандром, мужик, кем бы он ни был, не обманул. По всей видимости, с исполнением контрактов тут было строго. Вскоре заявился Серега, и мне пришлось рассказать ему о том, что произошло. Он похвалил меня за правильное решение, оказывается, подобные локальные законы можно было встретить практически на любой станции, капитализм космического масштаба, что с него взять. Мой товарищ про особенности улголов, кстати, ничего не знал, они ему просто не встречались, слишком мало он времени провел в пиратской среде, хотя и видел их издалека.

Стакс так и не проявился, я снова отослал ему сообщение, обеспокоившись его пропажей, но ответа так и не получил. Сидеть бесцельно на корабле было скучно, и я, написав письмо Мисси, предложил ей встретиться сегодня где-нибудь на её выбор и провести время вместе. Ответ пришел достаточно быстро, она дала свое согласие и назначила место и время встречи. До него оставалось еще три часа, девушка сказала, что она сейчас на работе. Решив, что еще слишком мало видел, я направился на самостоятельную прогулку по станции. Давненько я ничего не изучал, надо поискать себе какую-нибудь базу знаний по тактике боя в космическом пространстве, а то я в этом плане ни в зуб ногой.

Глава 3

Посланец смерти

Глава 3. Посланец смерти

Территория фронтира. Вольная станция Аратуг.

Лакин открыл глаза, над ним медленно открывалась крышка медицинской капсулы. Как только она полностью отошла в сторону, сибурианец одним плавным движением выскочил из нее, мягко приземлившись на ноги. Сразу же, по старой привычке всё перепроверять, он открыл список установленного оборудования и убедился в том, что работник медицинского центра выполнил свою задачу в точности. Набор имплантов, который заказывал Стакс, теперь установлен в полном объёме. Всё, что было удалено перед тем, как его определили на каторгу, он смог вернуть себе. Хорошо хоть, не все импланты тогда смогли извлечь, если бы у него не было защиты от пси-воздействия, то вряд ли он смог бы справиться с великим проповедником. Особенно удручала потеря «Мимикрии», специализированного импланта, которого просто не могло быть в свободной продаже. Его использовали исключительно сотрудники разведки, он позволял изменять в определенных границах внешность носителя, а также производил передачу измененных данных об установленной нейросети. Лакин привык к конспирации, он прекрасно осознавал, что фронтир — не панацея от судебной системы. Рано или поздно сведения о том, что из «Возмездия-14» сбежала группа заключенных, станут известны тем, кому этого было лучше бы не знать.

Достать подобный эксклюзив оказалось весьма непросто, но сибурианец имел некоторый опыт в таких делах. Как только у него появилась возможность сойти на станцию, он прихватил с собой Каура, которому еще на Дагоре смогли подобрать скафандр из тех, что изымались у пиратов, и отправился на прогулку. Правда, выбирал он свой маршрут очень своеобразно. Молодой дагорианин смотрел во все глаза на то, что происходит вокруг него, этим он напоминал Лакину самого себя, когда тот впервые попал за пределы родного Сибура. А Стакс вел парня в такие дебри, про которые наверняка не знали даже местные жители. Дагорианин сначала не понял, зачем нужно лезть в эти космические катакомбы, но дисциплинированно шел за своим учителем.

Во время полета Стакс старался по максимуму уделить внимание парню, он сам отобрал из доступных баз те, которые, по его мнению, были необходимы, и заставил Каура их выучить. Каждый день он лично загонял дагорианина на летную палубу, там было больше свободного пространства, и тренировал юношу, повышая его физическую выносливость и гибкость.

Сибурианец шел, безошибочно находя практически незаметные метки, расположенные в местах, где они не могли броситься в глаза первому встречному. А уж распознать при помощи нейросети указания, зашифрованные в них, было делом техники.

Профессия, которую выбрал для себя Стакс, на самом деле была достаточно востребована, и разумных, подобных ему и вставших на путь охотника за головами, имелось весьма немало. Неудивительно, что со временем сложился своеобразный профсоюз из тех ликвидаторов, которые уже отошли от дел. Они перестали лично отрабатывать заказы, но вот помогать молодому поколению в их работе и зарабатывать на этом им никто запретить не мог. Конечно же, они были не везде, но именно на этой станции Стаксу повезло, он нашел первую метку уже через полчаса после того, как сошел с борта «Пламени Дагора». В конечной точке маршрута ему пришлось пройти проверку на принадлежность к профессии, но это было проще всего. Как только он доказал, что он тот, кем представляется, ему была предоставлена возможность запросить необходимую помощь. Само собой, лично с ним никто не разговаривал, весь диалог велся через анонимный терминал, который оказался в конечной точке маршрута.

Первым делом ликвидатор озаботился денежными средствами, за циклы своей профессиональной деятельности он оставил не один анонимный счет в различных банковских учреждениях и теперь, воспользовавшись помощью «профсоюза», опустошил несколько из них. Следом он занялся необходимыми покупками, теми позициями, которые нельзя было так просто найти даже на черном рынке. Специализированные импланты для себя и ученика. Исходя из своего опыта, он заранее рассчитал конфигурацию, которую установит Кауру. Специфические базы знаний для ученика тоже отправились в корзину. Пожалуй, это было самое сложное, и все, что хотелось Лакину, сразу найти не удалось, но первичный комплект был приобретен.