Яд в моём сердце (СИ), стр. 19

— Мама, ну какой может быть капустный пирог перед походом в ресторан, и вообще…

— Хотя бы бульон поешь, так и желудок испортить недолго.

— Мама, я давно не маленькая, мне уже тридцать пять!

— Да уж! Взрослая! Эти походы по ресторанам ни к чему хорошему не приведут. Там одни путаны да развратные альфонсы, так и останешься одна.

— Мама, ты опять насмотрелась мыльных опер! — засмеялась Эла. — Ну какие ещё альфонсы, да и что с меня взять? У меня деловая встреча с подругой и ничего более. И дома я буду не позднее десяти, мы даже успеем посмотреть твой любимый сериал.

— Про Шерлока? — вмиг подобрела мама Марта.

Сериал про Шерлока Холмса с участием Камбербэтча буквально захватил мать, и она с нетерпением ждала каждую новую серию.

— Да хоть про Иванушку-дурачка, ну, мама, не волнуйся ты так, умоляю.

Марта сокрушённо вздохнула и поднялась.

— Ловлю тебя на слове. Чтобы вернулась не позднее десяти вечера! И чтобы ни капли спиртного!

— Ох, мама, — мило улыбнулась Эла и, подхватив косметичку, направилась в ванную.

* * *

— Ничего не знаю и знать не хочу. Главное, что у нас всё получилось. — Сидя за столиком дорогого фешенебельного ресторана, Лариса подняла фужер с игристым вином и краем глаза оглядела посетителей. В этот вечер ресторан был забит до отказа, и Лариса, не скрывая удовольствия, ловила на себе заинтересованные взгляды мужчин. — Это что-то невероятное! — светилась она от счастья, — мы уделали эту стерву всего за две недели.

Похорошевшая и скинувшая с пяток килограмм Лариса беспрестанно смаковала подробности полного краха уже отставной любовницы Валерика Георгиевича.

— Ну что за безмозглая молодёжь пошла? — злорадствовала она. — И месяца не прошло, а уже такие запросы. Мерседес ей подавай и курорт на Ибицу!

— А девка не дура! — усмехнулась Эла, изящно прикуривая тонкую сигарету. — Он ещё долго продержался, месяц почти, и на курорт всё же свозил. Но ты, Ларочка, молодец, сделала всё как надо. Ведь что может быть лучше понимающей и всепрощающей женщины?

— И не говори, душу мне изливал чуть ли не каждый вечер. Но если бы ты знала, Эла, каких усилий мне это стоило. Теперь мой Валерка как нашкодивший щенок, глаз не сводит, не надышится. И зарплату мне поднял, как и обещал! — с придыханием пропела подруга.

— Игра того стоила! — скептически улыбнулась Эла, поднося к губам фужер с вином.

— Но согласись, я была хороша, сама от себя в шоке, — захихикала Норкина и тут же, наклонившись к Эле, громко зашептала: — Вон тот, что справа за третьим столиком, глаз с тебя не спускает. Может, закадришь его, м-м?

— О нет, у меня сериал про Шерлока в 22.30, — совершенно серьёзно ответила Эла.

— Что за шутки? — Лариса удивлённо вскинула брови.

— Никаких шуток, обещала маме вернуться домой не позднее десяти.

— Но у меня для тебя сюрприз! — Норкина нетерпеливо заёрзала на месте.

— Терпеть не могу сюрпризы, — категорично заявила Эла, постукивая пальцами по столу. — Или ты всё рассказываешь, или я немедленно ухожу.

— Ну успокойся, дорогая! Это всего лишь Генка. Наш Гена. Тот самый, редактор с первого канала! — воскликнула подружка. — Сейчас позвоню ему, что-то он задерживается.

Не успела Лариска набрать номер Остапчука, как тот появился в дверях ресторана. Норкина широко улыбнулась и помахала ему рукой.

Генка Остапчук сильно изменился за эти годы. Он стал заметно выше, избавился от вечно спутанных рыжих кудрей и уродливых очков, болтавшихся на носу все школьные годы. И теперь, дорого, но слегка небрежно одетый, выглядел вполне респектабельным и холёным мужчиной. Остановившись возле столика, он удивлённо оглядывал одноклассниц, и казалось, пребывал в лёгком ступоре. Непривычно большие глаза хитро поблёскивали.

— Сюрпрайз! — радостно взвизгнула Норкина. — Я обещала неожиданную встречу?! Ну вот! — Она потянула Остапчука за рукав пиджака. — Ну, давай уже, Гена, очнись!

Генка нервно выдохнул и уселся за столик рядом с Элой.

— Признавайтесь, я попал в клуб тайных красоток? — взволнованно произнёс он, поочередно разглядывая подруг.

— Ну почему же тайных? — повела плечами Норкина, явно упиваясь его реакцией. — Я теперь всегда такая. Всё благодаря Элочке, она у нас стилист.

— Эла, это и правда ты? — Остапчук медленно повернулся и, будто не веря своим глазам, коснулся её руки. — Ну, здравствуй, здравствуй, моя любовь!

— Ген, не забывайся, — подмигнула ему Лариска. — Элеонора не понимает наших приколов.

— Да ладно, — по-доброму усмехнулась Эла, — я тоже рада тебя видеть. Признаться честно, в жизни бы тебя не узнала, ты очень изменился!

— Эла, ты просто кудесница, — продолжил Генка в том же духе. — Признавайся, что ты с ней сделала? Вы обе просто сногсшибательные красавицы.

— А это наш секрет! — Эла манерно покручивала в руках фужер с игристым вином и загадочно улыбалась. — Слышала, на телевидении работаешь? — поинтересовалась она, замечая, как раскраснелись щёки бывшего одноклассника.

— Да, держу первый канал! — Генка вальяжно откинулся на спинку кресла, явно при этом переигрывая. — А ты какими судьбами к нам?

— Я вернулась в Москву и хочу обосноваться тут.

— Так… за это нужно выпить! Официант! — неестественно громко выкрикнул бывший одноклассник, прищёлкнув пальцами. — Несите нам самого дорогого вина и закусок.

— Н-да, — чувствуя неловкость, Эла выразительно взглянула на Генку, — как в старых добрых романах Дюма.

— А, это, — довольно ухмыльнулся тот, всем своим видом изображая ресторанного завсегдатая. — Нормально.

— А-ха-ха! — визгливо засмеялась Лариса. — Вот такой он теперь, наш Гена, очень крутой.

— Что ж, всё вполне объяснимо, — сдержанно улыбнулась Эла, аккуратно заправляя выбившуюся прядь волос. — Творческая работа, интересные друзья и, вероятно, поклонницы, ну и интеллект, само собой, ты ведь всегда был отличником.

— Тут, как говорится, шерше ля фам, — загадочно прошептал Генка, подавшись вперёд. — У нас директор канала женщина. Обаял её красотой и харизмой, тогда и появилась возможность блеснуть умом.

— М-м, да ты ещё и шутник? — Эла пригубила вино, скрывая за фужером скептическую улыбку.

— Скромность — сестра таланта, — подхватила Лариса, и распалённый Генка принялся вещать историю своего профессионального роста, отвлекаясь лишь на длинные тосты «за встречу» и «прекрасных дам» и поглощая вино в больших количествах.

Поначалу речь его была вполне вменяемой, но по ходу рассказа Генка всё больше хмелел. Движения его становились размашистыми, а голос до неприличия громким. В адрес сотрудников летели похабные шуточки, Генка без зазрения совести выбалтывал подробности их «закулисной жизни». Лариса громко смеялась, игнорируя косые взгляды с соседних столиков и замечания пожилого господина напротив. Эла же раздражённо постукивала пальцами — терпение её было на исходе. Она уже было собралась осадить распоясавшегося одноклассника, однако тот внезапно замолк, неуклюже поднялся из-за стола и, извинившись, вышел из зала.

— А мальчик-то наш не прочь выпить, — процедила Эла, подхватывая сумочку и собираясь покинуть ресторан.

— Да Эла, постой, — взмолилась Норкина, — это он так для храбрости набрался, точно говорю. Пасует он перед тобой, вот и лезет из кожи вон, за красноречием не следит. Детские комплексы, видишь ли, — попыталась оправдать закадычного друга Лариса.

— Комплексы? О чём это ты? Какие могут быть комплексы у взрослого состоявшегося мужчины?! — раздражённо выдохнула Эла.

— Скажу по секрету, на самом деле он всего лишь временно исполняющий обязанности редактора программ, на период заграничной командировки начальницы, — поведала Лариска, то и дело поглядывая на вход. — Но он ждёт повышения и…

— Ах, вот оно что, — протянула Эла. — Думаю, с такими талантами он многого добьётся в жизни.

В этот момент Остапчук появился в проёме двери, глупо заулыбался и, спотыкаясь, направился к столику.