Вальс в чистилище (ЛП), стр. 11

— Почему ты здесь? — мягко спросил Джонни.

— Что? — Мэгги до сих пор пыталась понять, как он так быстро переместился.

— Если у тебя будут неприятности, почему ты здесь? — терпеливо повторил он.

— Я хотела поблагодарить тебя, за то, что спас меня, — сказала Мэгги. — Я могла умереть или стать инвалидом.

— Тут и так на одного призрака больше, чем нужно.

Мэгги уставилась на него.

— Это не очень смешно.

— Да? — Джонни растерянно взглянул на нее и взлохматил волосы руками. — Боюсь, мои способности к разговорам немного покрылись пылью.

Несколько голосов приближались к ним из коридора, откуда пришла Мэгги, перекрывая ей путь к побегу. Она разрывалась между желанием побежать и остаться здесь. Джонни кивнул на дверь.

— Уходи туда. Я закрою двери. Никто не узнает, что ты была тут.

Мэгги пошла туда, куда он указал ей, но развернулась, чтобы убедиться, что он не исчез. Он не шевелился.

— Джонни?

— Да, Маргарет?

— Ты можешь звать меня Мэгги, как все остальные.

— Хорошо… Мэгги.

— Может, я могу помочь тебе с разговорами, — предложила Мэгги с надеждой в голосе.

Джонни не ответил, но легкая улыбка появилась на его лице.

— Ты же не будешь прятаться от меня в следующий раз?

Джонни отрицательно покачал головой.

— До понедельника?

— А какой сегодня день недели?

— Ты не знаешь?

— Я не слежу. Так проще.

Мэгги посмотрела на него, шокированная его ответом. Он смотрел на нее в ответ, не объясняя причин.

— Скоро увидимся, — мягко проговорила Мэгги.

— Буду ждать с нетерпением, Мэгги.

Глава 7

Тряска

Элвис Пресли — 1957

В воскресенье Мэгги пропустила поход в церковь, не прекращая вертелась за ужином, грохотала чашками, тарелками, играла на скрипке, в общем, делала все, чтобы услышать от тети Ирен: «Иди и растрать свою энергию с пользой».

— Гас? — обратилась к нему Мэгги. — Ты не будешь против, если я пойду в школу и потанцую?

Немного подумав, Гас ответил.

— Думаю проблем не будет. Но, возьми с собой Шада.

Мэгги остановилась. Шад мог все испортить. Поджав губы, она повернулась, думая, как бы ей улизнуть, не задев при этом его чувств.

— Я всего лишь собираюсь репетировать танцевальные связки, Шаду будет скучно!

— Я покидаю мяч, как Майкл Джордан, — и Шад подбросил воображаемый мяч, провел его между ног, после чего споткнувшись, приземлился на задницу.

Над его Майклом Джорданом безусловно надо было поработать. Мэгги вздохнула.

— Хорошо, — проворчала она. — Но ты будешь в спортзале. Я не могу заниматься, когда ты что-то демонстрируешь мне через каждые десять минут.

Она может опять увидеть Джонни.

— Возьми машину, дорогая. Уже темно я не хочу, чтобы ты возвращалась домой на велосипеде, — настояла Ирен.

— Будьте осторожны, мисс Маргарет, — Гас все еще был в шоке от ее падения неделю назад. — Ваш ангел хранитель не будет с вами постоянно.

Ирен вопросительно вскинула брови. Они так и не рассказали ей о том фиаско в шахте и Мэгги не стала задерживаться, чтобы услышать ответ Гаса.

Сказав Шаду ждать ее в машине, она вернулась в дом и, взбежав по лестнице, быстро оделась и обула балетки. Проведя расческой по волосам, она слетала вниз, схватила свои ключи и выскочила через заднюю дверь, чтобы не встретиться с парочкой на веранде.

Древний Кадиллак тети Ирен стоял в гараже и Мэгги, приземлившись на переднее сиденье рядом с Шадом, закрыла двери и запустила двигатель. Эта машина осталась у нее еще со школы. Она была производства 50-х годов, что было так давно, что Мэгги не садилась за руль, пока не убедилась, что не будет ездить по труднодоступным местам.

Об этой машине тщательно заботились — она могла бы быть продана за кругленькую сумму, но тетя Ирен упрямо отказывалась позволить Роджеру продать ее. Из-за него она и так потеряла свои деньги, большинство собственности и почти всю семью, кроме Мэгги, а банк Хоневилла и Траста получит дом после ее смерти. Единственная причина, по которой Ирен все еще жила в своем дом — друзья, которые владели банком и отменили ипотеку, давая ей право жить в нем до смерти, но, когда это случится — Мэгги останется без крыши над головой. Однако, у нее будет машина. Об этом тетя Ирен позаботилась.

Мэгги припарковала свое наследство на заднем дворе школы, надеясь, что никто ее не заметит. Все должно быть в порядке. Никто не провел бы вечер воскресенья в школе. Она могла оставаться в танцевальной комнате столько, сколько захочет. Остается надеяться, что Джонни будет знать, что она пришла.

Ее сердце забилось сильнее при мыслях о нем, и она взглянула на себя в зеркало. Голубые глаза светились ожиданием, а щеки и губы будто горели розовым огнем. Она выглядела хорошо, гораздо лучше, чем в очках. Ей понадобится купить новые, без них перед глазами все расплывается. Гас попробовал найти их на дне шахты, но ему этого не удалось. Она, конечно, хотела контактные линзы, но тетя Ирена не могла себе этого позволить и Мэгги никогда не спрашивала, а ее собственные деньги тратились на танцы и одежду для школы. Отсутствие контактных линз никогда ее не беспокоило, однако она подумала, что девушка в огромных очках явно не во вкусе Джонни Кинросса. Мэгги вздохнула. Она собиралась заигрывать с парнем, который был «частично мертв». Явно не порядок с головой.

— Давай, Мэгс! Здесь только я, и я думаю, что ты красива, — Шад уже ждал ее возле машины, нетерпеливо отбивая баскетбольный мяч.

Когда Мэгги вошла внутрь, школа окутала ее теплом, будто бы радуясь ее приходу. Отправив Шада в спортзал, она дождалась, пока его шаги затихнут. Прошло несколько минут, прежде чем она задумалась, стоит ли позвать Джонни. Мэгги несколько смутилась от этих мыслей. Он, должно быть, уже знает, что она здесь. Он сам к ней придет. От это мысли у нее по коже побежали мурашки, и она надеялась, что он не появится перед ней прямо сейчас. Она медленно направилась к танцевальному залу. Как призраки могут открывать двери? Мэгги потрясла головой. Все это было не доступно ее пониманию.

Мэгги хотела включить музыку, но сомневалась. Как она может танцевать, если Джонни в любой момент может войти в комнату или, что хуже, он может вообще ей не показаться. Она хотела репетировать командный танцевальный номер, но он был чересчур ярким и сексуальным, а у нее не было достаточной конфиденциальности в данный момент. Она была в полной растерянности, ведь раньше не знала, что за ней наблюдали, пока она тут танцевала.

Мэгги подошла к станку и приступила к стандартной разминке, но поймала себя на том, что наблюдает за соседней комнатой, ожидая увидеть там Джонни, который боится ее спугнуть. Через пятнадцать минут весьма жалкой разминки, Мэгги вздохнула и опустилась на пол. Так дело не пойдет.

— Ты не танцуешь, — Джонни появился в дверях танцевальной комнаты, скрестив руки на груди.

Мэгги вскрикнула и обхватила себя руками. Черт возьми!

— Может быть хватит появляться ниоткуда и пугать меня! — Мэгги схватилась за станок и опираясь на него поднялась ноги, чтобы не было видно, что она дрожит.

— Извини, я просто не знаю, как к тебе подойти, чтобы не напугать, — сконфужено отозвался Джонни. — Я боялся, что ты не сможешь увидеть меня. Это был бы очень жестокий прикол, — мысль о том, что Джонни стесняется так же, как и она, немного успокаивала.

Они с опаской смотрели друг на друга. Мэгги не могла оторвать от него взгляд. Наверное, от страха, что он растворится в воздухе. Она была уверена, что не смотрит на его золотистую кожу и пронзительно голубые глаза или на то, как рубашка облегает его мускулистое тело.

— Твоя кожа темнее моей. Как так? — выпалила Мэгги и почти застонала вслух оттого, как глупо это прозвучало. По-видимому, Джонни не единственный, кому надо поднатореть в общении с противоположным полом.

— В августе… я изменился в августе. А потом никаких изменений. Волосы не растут, кожа не светлеет, я не взрослею, — ответил Джонни так, как будто это было обычное дело. — Даже моя одежда не изнашивается. — Он сунул руки в карманы и внимательно на нее посмотрел.