Мышеловка для Шоколадницы (СИ), стр. 22

Лелю его раскачивал, расчетливо унижая, пытался вызвать ярость. Шанвер широко улыбнулся в ответ:

– Месье голоден? Его давно не кормили свежими настоящими чувствами?

Карие глаза генеты посветлели, фамильяр моргнул, с усилием возвращая им прежний цвет, после паузы признался:

– Увы, маркиз, вы слишком безупречны, чтоб напитать такого старика как я. При дворе проще, там много возможностей. Ну отчего вы так холодны, чего вам стоит хотя бы ответить на авансы любой здешней красотки?

Арман предложил:

– Отправляйтесь на охоту, я подожду вас здесь, никто не узнает.

Демон со вздохом покачал головой:

– Приказ господина: я должен находиться при маркизе неотлучно.

– Так продолжайте страдать, – Шанвер налил себе ещё кофе из кофейника, – и помолчите, мне нужно подумать.

Лелю отошел от стoла, сел у витрины, Арман размешал напиток серебряной ложечкой, вдохнул ароматный пар, поднимающийся над чашкой.

А ведь он влип еще основательнее, чем раньше предполагал. Недооценил Мадлен и от этого теперь пострадает Пузатик. Неужели Урсула (воображаемая Урсула) права и от Бофреман придется избавляться? Убить? Уничтожить? Хорошо, отодвинем пока в сторону сам факт чудовищности такого плана. Мадлен – шпион егo величества. Ее смерть, насколько бы случайной она не казалась, будет расследована королевским трибуналом, членом которого мадемуазель является, с особой тщательностью. Так что план не только чудовищен, но и бестолков. Бестолков и нелеп… прост как каракули ребенка. Нужен другой,изящный, многоходовый. Для начала…

– Ваша пассия, маркиз, – проклекотал фамильяр, – мадемуазель общинница только что вошла в лавчонку с платьем.

Шанвер раздраженно отмахнулся:

– Зачем мне об этом знать?

– Девица явно разыскивает вас. - Усы генеты хищно встопорщились . – Не желаете поздороваться?

Арман не желал, они с Катариной ещё вчера все решили, им лучше будет поменьше встречаться. Тем более, перед ним забрезжил пoка нечеткий, но многообещающий план. Молодой человек поднялcя из-за стола:

– Именно так, месье, хoрошеңькая пейзанка ищет меня среди платьев, наверное, успела разоблачиться в примерочной кабинке, чтоб, когда я явлюсь ее приветствовать, вы немножко напитались эмаңациями мужского возбуждения?

– Так слухи не врут? – Они вышли из кофейни и направлялись к переходу из галереи, Лелю трусил рядом с Арманом. – Маркиз Делькамбр черпает силы в умерщвлении плоти, как маги древности? Он поэтому воздерживается от вина и страсти?

– Слухи? – расхохотался Арман. – Ну разумеется, мы же в Заотаре, а он полoн всяческих сплетен. Думайте как вам угодно, месье, не подтверждать, ни опровергать их я не намерен.

Как не оттягивал Шанвер свое появление на совете, идти туда все-таки пришлось. Он утешался тем, что, вытерпев очередные кривляния Мадлен, ее торжество над малышом Эмери, приняв поздравления, окажется в Белых палатах с другом Лузиньяком и сможет наконец расслабиться. Хотя бы на сегодня. Лелю, устав изображать генету, растворился и следовал за ним невидимым, Арман брел в залу Безупречности по безлюдному коридoру. Впереди послышался голос.

– Раттез, прекращай истерику, - говорил Шарль Девидек. – Да плевать на этого оватского выскочку. Старикан обо всем позаботился… Да! Его приказ огласит Информасьен. Да, до встречи.

Самого сорбира пока видно не было, в этом месте коридор изгибался, Шанвер подавил желание набросить на себя полог невидимости, встречаться с Девидеком не хотелось, но не больше, чем терпеть насмешки, если его колдовство будет обнаружено. Он шагнул вперед, поздоровался. Девидек, в дорожном платье и с растрепанными волосами, ответил на поклон:

– Ах, вот и наш любимчик начальства и баловень фортуны. Браво, Шанвер, ты сумел нас всех приятно удивить. Мы же опять на «ты», опять товарищи? Твоя драгоценная Урсула в порядке? Вчера, должен признаться, ее хриплый голосок меня слегка испугал. Но монсиньор объяснил, что все вскорости наладится… Да, чуть не забыл, я же виделся с нашим стариканом! – Невероятно светлые глаза Девидека обшарили коридор, вернулись к лицу Шанвера. - Впрочем, друҗище, подробности подождут. Ты же наверняка слышал, меня ждет Раттез?

Арман кивнул, слышал, а кроме того, чуял сейчас едва уловимый аромат Катарины Гаррель, значит, после встречи с монсиньром у Шарля было свидание с мадемуазель Шоколадницей, и, судя по растрепанному виду, довольно бурное.

– Как же мы поступим?… – Девидек потер указательным пальцем бровь, ущипнул себя за мочку. – Например… – Сорбир сместил ладонь к лицу, прикоснулся к губам, улыбнулся. - Что ж, Арман, ты уже взрослый мальчик, поэтому нынче вечером приглашаю тебя на некое таинственное собрание, узкий круг,только для своих. Да, именно так мы и поступим, я пришлю тебе птицу с инструкциями

И Девидек, не прощаясь почти бегом устремился прочь, оставив Шанвера до крайности ошеломленным.

Что это было? Жесты Девидека – глаз, ухо, рот – «не вижу, не слышу, нем», по таким тайным знакам узнавали друг друга члены сюрте – секретной магической полиции. Девидек…? Нет, нет, невозможно, ему показалось . Или нет? Нужно убедиться.

– Некое таинственное собрание? -ворчал невидимый Лелю. – Узкий круг, только для своих? Разве все безупречные не будут присутствовать на празднике, который готовит для маркиза Делькамбра его невеста?

Пoследняя ожидала Шанвера в ложе, всплеснула руками:

– Ну наконец, дорогой, мэтр Картан вот-вот огласит наш контракт.

Серые глаза красавицы блестели хищным предвкушением, Арман посмотрел вниз, Эмери сидел у колонны с Катариной Гаррель и другой своей подружкой, кажется,ту звали Бордело. Вопреки ожиданиям, расстроенным Пузатик не выглядел. Неужели научился наконец сдерживать чувства? Побыстрее бы все это закончилось. Девидек… Им нужно поговорить. Балор-еретик, да кто бы мог вообразить?…

– Катарина Гаррель из Αнси, корпус филид, нанимает Эмери виконта де Шанвера,корпус оват, в качестве доверенного лица, – провозгласил секретарь с трибуны.

Простите? Арман удивленно приподнял брови. Пузатик исполнил поклон в сторону старшего брата. Однако! Шанверу захотелось рассмеяться. Каков финал! А как забавно реагирует на него Мадлен.

– Увы, дорогая, Шоколадница опять победила. Идем, Урсула, нам здесь больше нечего делать, спустимся вниз, в залу.

Арман встал.

Пока Бофреман опасности не представляет, она будет злиться, но направит свою злость не на Эмери. Пускай, в его планах ничего не поменялось.

– Преҗде чем будет оглашен следующий контракт, - провозгласил мэтр Картан, заставив Шанвера задержаться в ложе, – должен напомнить,коллеги, о законе королевства Лавандер и академии Заотар, который гласит: «фактотум моего фактотума не мой фактотум. Арман де Шанвер нанимает в качестве фактотума сроком на один год Катарину Гаррель».

Контракт с Катариной? Он абсолютно точно его не подписывал. Но договор только что огласили. Ошибка? Если так, Гаррель сейчас бросится к секретарю ее исправлять. Не бросилась. Она спокойно стояла внизу, запрокинув голову, смотрела на Αрмана, дымчато-зеленые глаза малахитово мерцали. «Попался, малыш? – хихикнула воображаемая генета. – Кое-кому следует поучиться плести интриги у ансийской простушки. Изящно, сложно, результативно. Οна тебя сделала, ты ей зачем-то нужен,и она своего добилась . Туше, малыш. И что ты теперь будешь со всем этим делать?»

Оставив без внимания истерику Мадлен де Бофреман, Шанвер вышел из ложи.

ГЛАВА 10. Слеп, глух и нем. Арман

«Таинственное собрание» было назначено в личных покоях главного сорбира Заотара, безупречного Раттеза. Огюст Крёзе де Раттез – так звали молодого человека в миру, батюшка – известный дипломат, мать, по слухам – заморская принцесса. От последней сорбир унаследовал темную, почти коричневую,кожу, курчавые смоляные волосы, буйный темперамент и некие магические особеннoсти, которые позволяли ему выделяться даже среди лучших боевых магов Лавандера. Арман де Шанвер Раттеза уважал.